Фольклорный ансамбль Дмитрия Покровского
Time Out

О событии

Изъездившие всю страну в научных экспедициях и успевшие перенять тайны мастерства у немногих оставшихся в живых носителей древнейших традиций, подопечные Покровского совершили революцию, первыми в наших широтах заведя моду на world music – непричесанно дерзкий и грубый, как дерюга, разящий наповал высоковольтной энергетикой
Любимое детище руководителя секстета балалаек «Лель» при Московской областной филармонии появилось на свет в те годы, когда от народной музыкальной традиции на сцене представительствовали главным образом бесчисленные «ансамбли народной песни и пляски» – к подлинному фольклору имевшие отношение не большее, чем хохлома и палех к аутентичному народному творчеству. Изъездившие всю страну в научных экспедициях и успевшие перенять тайны мастерства у немногих оставшихся в живых носителей древнейших традиций, подопечные Покровского совершили революцию, первыми в наших широтах заведя моду на world music – непричесанно дерзкий и грубый, как дерюга, разящий наповал высоковольтной энергетикой. Неслучайно именно они повлияли на целую эпоху в новейшей русской музыке, от Альфреда Шнитке и Владимира Мартынова до Алексея Айги, а еще раньше вошли в историю как инициаторы первого опыта коллаборации между музыкантами США и СССР – «Пульса Земли», номинированного на «Грэмми» совместного проекта с пионером нью-эйджа Полом Уинтером. «Если кому-то из другой страны нужно объяснить по существу, что такое Россия, можно просто дать послушать диск ансамбля Дмитрия Покровского, и говорить больше ничего не нужно», – прибавить что-то конструктивное к произнесенным много лет назад словам композитора Антона Батагова трудно до сих пор.