Музыка Стравинского и Шостаковича

О событии

Одиннадцатый Московский Пасхальный фестиваль закроется в столице в День Победы Седьмой «Ленинградской» симфонией Дмитрия Шостаковича, а пятью сутками ранее Валерий Гергиев проведет в Петербурге открытую генеральную репетицию этого концерта.
Но главным событием вечера станет не постоянно звучащая в родном городе симфония-эпопея, а извлеченная из запасников «Месса» Игоря Стравинского – произведение, которое в последний раз играли в России бог знает сколько лет назад. Между тем для понимания эволюции творчества композитора партитура эта принципиальна, и интерес сделавшего для пропаганды наследия Стравинского едва ли не больше всех российских музыкантов Гергиева вполне объясним. На рубеже 1950-х, аккурат после окончания Второй мировой войны и вскоре после эмиграции в Америку, Стравинский обращается к духовной тематике, которая будет занимать его до конца дней: Canticum sacrum, «Потоп», «Вавилон», Requiem canticles – названия ключевых поздних сочинений, что называется, говорят сами за себя. Поворотным пунктом в этом направлении стала написанная между 1944-м и 1948 годами «Месса» для смешанного хора и двойного квинтета духовых: интересно будет послушать, как справятся с этой аскетично-суровой и требующей от исполнителей известного самоотречения и самоконтроля партитурой мариинские музыканты, которые, напротив, славятся своей экстравертностью.