Ben l'Oncle Soul

О событии

Душевный дядька из Франции
На волне глобальной ретромании в поп-культуре, когда уже все равно, к какой эпохе обращаться за вдохновением, адепты шестидесятнического соула выхватывают пальму первенства у ревивалистов синтипопа. В Штатах по «задушевному» ведомству проходят Джон Ледженд и Джаннель Моне, в Британии до прошлого лета за всех отдувалась Эми Уйанхаус, на постсоветском пространстве ей вторит Джамала. Францию в заплыве по волнам коллективной памяти представляет смуглый очкарик с улыбкой хоть завязочки пришей Бен Лонкль. Правильные «черные» интонации в голосе он развивал с отрочества, когда под влиянием Рэя Чарльза выдавал скэты в госпел-хоре еще под своим реальным именем Бенджамин Дутерде. Странный для двадцати-с-чем-то-летнего парня псевдоним. Дядюшка Бен, в придачу к подтяжкам и галстуку-бабочке, он перенял у деда из рекламы известного поставщика риса и круп. А репертуар для первых записей подобрал и у классиков, и у современников: его версия стандарта My Girl Смоки Робинсона идет наравне с совершенно не узнаваемой в соул-ипостаси Seven Nation Army дуэта The White Stripes. Неравнодушная к теплым вибрациям родина изданный сразу на Motown дебют оценила по достоинстоинтсву, и теперь посмотреть на ужимки и прыжки Бена собираются вместительные залы. Что будущее симпатяги безоблачно, можно судить и по солидным европейским наградам, и исходя из простого факта: соул-музыка будет вечной, и если у Бена не сядут батарейки, стоять ему в ряду лучших ее интерпретаторов. Пока смена не подрастет.


Спецпроекты