Петербург
Москва
Петербург

Король Лир

Поэзии здесь не место

Пьеса про отца-властителя, устроившего между дочерьми "тендер" по разделу земель и в результате разрушившего не только семью, но и государство, превращена режиссером в апокалиптическую историю. Поэзии в ней нет места. Лев Додин впервые в истории МДТ сам поставил Шекспира — одну из самых мрачных трагедий, «Короля Лира». Пьеса про отца-властителя, устроившего между дочерьми «тендер» по разделу земель и в результате разрушившего не только семью, но и государство, превращена режиссером в апокалиптическую историю. Поэзии в ней нет места. Поэтому привычные переводы Пастернака или Щепкиной-Куперник заменены подстрочником Дины Додиной. Новый вариант «Короля Лира» с ненормативной лексикой и предложениями отца дочери «выскоблить утробу» звучит жестче, чем тексты «новой драмы». Язык режиссера также лаконичен и лишен поэтичности. Два основных цвета: черный и белый, никакой дворцовой пышности. Актеры в ветровках и чуть ли не джинсах, актрисы в простых белых платьях. Сцена почти пуста. Расширив ее с помощью помоста, положенного на первые ряды, художник Давид Боровский оставил только загоны по краям сцены и набитые на стены деревянные крестовины, ассоциирующиеся с блокадными окнами. Король Лир в исполнении Петра Семака — не дряхлый старик, которому пора на покой. Актер младше своего персонажа вдвое и играет его как своего ровесника. Это сильный, абсолютно уверенный в себе человек, решивший затеять раздел земли, чтобы потешить самолюбие. Первая сцена похожа на кинокастинг: Лир сидит перед дочерьми на стуле, напоминающем режиссерский. Выслушивая лесть Гонерильи (Елизавета Боярская) и Реганы (Еленa Калинина), он пренебрежительно хмыкает. А дочки и не стараются особо, произнося заученный текст, правила игры, в которой искренность не требуется, им хорошо известны. Комментирует происходящее циничный шут-тапер (Алексей Девотченко может смело номинироваться за «лучшую роль второго плана» на все театральные премии), причем не только язвительными репликами, но и музыкальными этюдами. Только Корделия в исполнении дебютантки Дарьи Румянцевой — женщина нового поколения, подчиняться чужой воле в ее планы не входит. Из упорства она готова отказаться от всего, чтобы в финале появиться не непослушной девчонкой, а надменной королевой, разворачивающей войну против своих сестер. Режиссер показывает историю падения двух отцов: Лира и его соратника Глостера (Сергей Курышев). Их вседозволенность оборачивается тем, что их же дети без колебаний идут по головам папаш. Интригу в спектакле двигает ублюдок Глостера Эдмон (Владимир Селезнев). Ему необходимо доказать свое право на существование ценой жизни отца и брата. Данила Козловский, обладающий шармом молодого Алена Делона, в начале играет законного сына Глостера, Эдгара, мальчиком-мажором. Развязно развалясь на стуле, он надувает презерватив. Но стоит ему узнать, что отец и брат охотятся за ним, как он превращается в затравленного зверя. Полностью скинув с себя одежду минут на 40 сценического времени, притворяясь полоумным Томом, он становится самым гуманным героем. Да и Лир-Семак, устраивающийся голым на ночлег в загоне, становится настоящим трагическим героем, осознавшим и обличившим человеческое несовершенство. По Додину оказывается, что человек от рождения до смерти — скотина. Но, пытаясь преодолеть свою скотскую сущность, словно за шкурами, всю жизнь прячется за социальными ролями, как Лир — за ролями отца, правителя, властелина мира. Сложно поспорить с таким суровым режиссерским взглядом.

18 мая 2015,

Афиша

Места

ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация