Вишневый сад

О событии

Эта пьеса Чехова какими-то мистическими нитями связана с новейшей историей русской театральной антрепризы.
Именно с «Вишневого сада» Леонида Трушкина еще на закате СССР стартовали разъезды сборных команд популярных актеров: нынешняя королева русских антреприз Татьяна Васильева там играла Раневскую (и неплохо, кстати, играла), Фирсом был сам Евстигнеев. Тогда с новой формой театрального дела связывались радужные надежды – казалось, свободные от ханжества гостеатров антрепризы двинут сценическое искусство в даль светлую. И вот итог: 20 лет новорусской антрепризы – это в основном подборка скверных анекдотов, всевозможные «Здравствуйте, я ваша теща», «Шашни старого козла» и прочие опусы с участием Никиты Джигурды и стриптизера Тарзана. Своеобразной лакуной в этом потоке смотрелся десять лет назад «Вишневый сад» Някрошюса: публика мучилась, выбирая меж удовольствием лицезреть «живьем» Миронова и Петренко и странностями авторской режиссуры. Нынешний «Сад» Вадима Дубровицкого подобных мучений не сулит: тут все тихо-мирно, классично-академично, разве что собачка Шарлотты Ивановны превратилась в меховую игрушку на колесиках. К такому же роду приколов следует отнести и участие Юрия Стоянова в роли Гаева. У Станислава Любшина (Фирс) и Алексея Серебрякова (Лопахин) наблюдается редкое сочетание медийных лиц и настоящих, больших актерских дарований – ради них, пожалуй, не стыдно сделать Дубровицкому кассу.