Владимир Дукельский

О событии

Дягилев называл Владимира Дукельского своим "третьим музыкальным сыном" (первыми двумя были, на минуточку, Стравинский и Прокофьев), псевдоним Вернон Дюк ему придумал не кто-нибудь, а сам Джордж Гершвин - еще один выходец из Восточной Европы, сделавший карьеру в легком жанре и реализовавший американскую мечту
Композитор, мировой премьерой «Орфической трилогии» которого открывается второй по счету фестиваль «Дягилев P. S.», эмигрировал в США вскоре после Октябрьской революции. Дягилев называл Владимира Дукельского своим «третьим музыкальным сыном» (первыми двумя были, на минуточку, Стравинский и Прокофьев), псевдоним Вернон Дюк ему придумал не кто-нибудь, а сам Джордж Гершвин – еще один выходец из Восточной Европы, сделавший карьеру в легком жанре и реализовавший американскую мечту. Правда, в отличие от Гершвина, служившего джазовому культу что на академической, что на эстрадной сцене, его ближайший друг страдал нешуточным раздвоением творческой личности. Дюк исправно поставлял на бродвейскую сцену мюзиклы и ревю, параллельно штампуя саундтреки для Голливуда (в одном из озвученных им фильмов снялся, кстати, молодой Рональд Рейган). В то же самое время Дукельский писал – в стол, конечно – ораторию «Конец Санкт-Петербурга», оперу «Барышня-крестьянка» и балет «Общественный сад» по мотивам Андре Жида. Как два этих полярных полюса сосуществовали в сознании одного из парадоксальнейших героев первой волны эмиграции – бог весть. Для первого знакомства с Владимиром Дукельским выбран его opus magnum: право первого исполнения вокально-инструментального триптиха на тексты русских классиков от Ломоносова и Державина до Блока и Ахматовой доверено американскому дирижеру Скотту Данну.