Kids
Москва
Петербург
Смотреть фотогалерею

Театр "Кракатук" представляет: "Аврора. Спящая красавица"

Театральный сезон начинается с сильной доли: авторы легендарного "Кракатука" представляют премьеру нового шоу - "Аврора. Спящая красавица" Василия Бархатова и Максима Исаева.
Главного ньюсмейкера петербургской театральной осени зовут Василий Бархатов. На днях ему исполнилось двадцать восемь, еще пару лет назад его принято было аттестовывать «самым молодым режиссером России» – закатывая к потолку глаза и с обязательным придыханием сообщая, что за два года он умудрился поставить в Мариинском театре пять оперных спектаклей. К настоящему дню их уже все шесть, а за последние год-два выпускник столичного РАТИ-ГИТИСа сделал, пожалуй, все, чтобы оспорить навязчивый имидж вундеркинда. В какие только тяжкие он не пускался: плясал в пилотном клипе группы «Рубль» и режиссировал последнее видео старого «Ленинграда», ставил массовые праздники на Красной площади и заседал в Общественной палате при президенте РФ. И при этом умудрялся один за другим ставить спектакли: музыкальные, драматические, цирковые.

После удачного мариинского старт-апа Бархатов надолго уехал в родную Москву – и вот теперь возвращается: до конца августа в шатре у СКК «Петербургский» играют премьеру – «Аврора. Спящая красавица». Первую половину лета на том же месте показывали «Кракатук» Андрея Могучего: обе постановки спродюсировал Олег Чесноков, обе были зачаты на Лазурном Берегу близ Ниццы. Блокбастер по мотивам Гофмана выпустили в 2004 году, а в 2009-м Чеснокову захотелось повторить удачный опыт с режиссером нового поколения. «Аврора» сочинялась по идентичному рецепту: переосмыслив оригинальные сюжет и музыку, команда постановщиков превращает балетный хит (в данном случае – «Спящую красавицу» Чайковского) в эпическое цирковое шоу: хрестоматийная история про уколовшуюся веретеном принцессу и принца-спасителя пересказана языком прыжков, полетов и тройных сальто.
Команда – это еще и соавтор «Авроры» Максим Исаев: художник, драматург, сооснователь Русского инженерного театра «Ахе», заметная фигура новейшего российского театра. На пару с Бархатовым Исаеву удалось с блеском повторить рискованный трюк «Кракатука» – взорвав детонатором фантазии хрестоматийный первоисточник, на выходе получить ориентированное на массовую публику представление, сделанное по всем канонам авторского режиссерского театра. Для отечественной сцены подобное сочетание уникально: и «Кракатук», и «Аврора» созданы в распространенном в Европе и дефицитном в России жанре «нового цирка», поднимающем важнейшее из искусств до вершин театра высшей пробы. Не менее уникален и зрительский опыт, который можно получить на «Авроре»: энергичное, ни на секунду не провисающее действие разворачивается без слов, но при этом происходящее на сцене понятно едва ли не лучше, чем в традиционном театре: от акробатов и фокусников Бархатову удалось добиться такой отдачи, какую нечасто встретишь и у лучших драматических актеров.



Фабула «Авроры» довольно радикально отличается и от сказки Перро, и от либретто балета Чайковского: Бархатову понадобился лишь сюжетный костяк «Спящей красавицы», на который он нарастил принципиально новое содержание. На цирковой арене расположился импровизированный театрик, занавес вместо мхатовской чайки украшают бананы Энди Уорхола, имеется и миниатюрная оркестровая яма – с трудом помещающиеся в нее музыканты обладают явными клоунскими способностями. Всем заправляет дирижер, палочка у него, ясное дело, волшебная – а все представление подарено принцессе Авроре к совершеннолетию. Феи слетаются на праздник из-под колосников, не получившая приглашения Карабос мстит имениннице отнюдь не волшебным сном, а вполне осязаемыми пытками: ее топят в гигантском стакане с водой и вообще истязают как могут, пока на сцене не появляется одетый в костюм цвета российского триколора спаситель-принц. Без малого два часа действия под завязку напичканы спецэффектами, остроумные пародии на голливудскую киберфантастику сменяются прочей постмодернистской всячиной – но обаяние «Авроры» кроется отнюдь не в этом. Своим спектаклем Бархатов доказывает, что балет и цирк – искусство одной и той же природы: просто в одном трюком называют фуэте, а в другом – сальто. Именно поэтому, напоминают авторы новой «Спящей красавицы», в советской империи цирк любили так же беззаветно, как почитали балет в империи российской: культурными кодами Бархатов и Исаев жонглируют так же ловко, как протагонисты их спектакля – реквизитом.

5 ФАКТОВ О СПЕКТАКЛЕ «АВРОРА. СПЯЩАЯ КРАСАВИЦА»

1 Премьера спектакля стала одним из самых громких событий XI Фестиваля русского искусства на Лазурном Берегу в Ницце в январе 2011 года.
2 В Петербурге впервые представят манежную версию спектакля. Раньше шоу показывали только в театрах.
 

3 В спектакле задействовано 50 актеров, для него сшито более 200 костюмов и сконструировано свыше 100 тонн декораций.
 

4 Для постановки в Европе было заказано подъемное сценическое оборудование, аналогов которого не существует в России.
5 «Аврора» – пожалуй, первая постановка, где цирковые артисты вынуждены перевоплощаться в драматических актеров, несмотря на то что слов в спектакле нет – весь сюжет передается мимикой, жестами и трюками.


«Аврора. Спящая красавица»
Рядом с СКК «Петербургский»
18 августа 2011,

Ближайшие события

ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация