Петербург
Москва
Петербург

Анни Лейбовиц. Жизнь фотографа

В Эрмитаже открывается ретроспектива самого известного селебрити-фотографа в мире Энни Лейбовиц.
Лейбовиц признавалась, что фотографом ее сделало автомобильное окно, в «рамке» которого она с детства привыкла видеть мир: отец был военным летчиком, и семья часто переезжала с места на место. Вероятно, оттуда же одна из главных черт ее натуры – исключительная мобильность. В начале семидесятых она отправляется в длительное турне с The Rolling Stones. Получившиеся в результате снимки стали классикой рокфотографии: до нее никто и подумать не мог, что можно снимать, как легенды нервничают за кулисами или оттягиваются после концерта. Оттяг, в духе того времени, был настолько безудержным, что после тура отчаянному фоторепортеру пришлось долгое время лечиться от наркозависимости. Так случилось, что золотую эпоху рок-н-ролла тоже закрыл кадр Лейбовиц: снимок с обнаженным Ленноном в позе эмбриона, обнимающим одетую в черное Йоко Оно, стал для музыканта едва ли не последним – его застрелили спустя всего несколько часов после этой фотосессии. В начале восьмидесятых Лейбовиц переходит в гламурный Vanity Fair, а через несколько лет открывает собственную студию в Нью-Йорке. Рок-культура тогда уже уступала место попсе и глянцу – это было время сериала «Династия», тяжелого макияжа, ярких ногтей, культа знаменитостей. Лейбовиц все чаще прибегает к стилизованной постановочной фотосъемке, наряжает свои модели, снимает многобюджетные рекламные кампании. Излюбленный жанр фотопортрета, однако, не забывает: в США, кажется, не осталось ни одной звезды, не попавшей к Лейбовиц в объектив. По собственному признанию, она не успела запечатлеть лишь двоих: великого балетного новатора Марту Грэм, у которой в молодости брала уроки танца модерн, и Элвиса Пресли. Лейбовиц обладает редкой способностью очеловечивать свои модели, находить в них совершенно неожиданные сущностные черты, превращать простую фотографию в увлекательную историю. Она без труда заставила раздеться Роберта Пенна Уоррена, сажала шоколадную Вупи Голдберг в ванну с молоком, превращала голливудских знаменитостей в персонажей диснеевских мультфильмов. Однажды она даже убедила Елизавету II снять перед съемкой корону — королева беспрекословно подчинилась, хотя потом, говорят, в ярости отыгралась на своем секретаре.

Среди почти двухсот работ, отобранных Лейбовиц для эрмитажной экспозиции, много известных, с историей. Тут и беременная Деми Мур — обложку Vanity Fair с актрисой на последнем месяце назвали безнравственной, что не помешало ей стать одним из самых известных ее снимков. И искусствовед Сьюзан Зонтаг — с ней у фотографа был роман, а после смерти Зонтаг Лейбовиц родила от ее единственного сына. Тут и «оранжевый» Брэд Питт, в изнеможении лежащий на постели, и Михаил Барышников, застывший в женской балетной позиции на руках партнера. Хотя еще недавно сама выставочная деятельность Лейбовиц была под сомнением – она могла лишиться прав на все эти работы, а также крыши над головой, неосторожно взяв ссуду на 24 миллиона долларов. Но, по-видимому, к ней благосклонны все звезды – и земные, и небесные. Текст: Александра Поляновская

«Энни Лейбовиц. Жизнь фотографа. 1990–2005»
С 22 июня по 4 сентября
Государственный Эрмитаж
2 июня 2011
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация