Петербург
Москва
Петербург

На Европу смотрю, как зверь

"ФМД-театр" показывает премьеру - спектакль "На Европу смотрю, как зверь", в котором Достоевский разговаривает с Герценом под прицелом кинокамеры.
Замдиректора Музея Достоевского Вера Бирон – женщина, мыслящая по-европейски. Для нее музей – не застекленные витрины и экскурсоводы с указками, а интригующие культурные проекты, связывающие прошлое и настоящее. «ФМД-театр» (ФМД, понятно, расшифровывается как Федор Михайлович Достоевский), который Бирон придумала и возглавляет, – уникальный театр при музее, а его новый спектакль заслуживает самого пристального внимания. В основе – исторические факты, три встречи Достоевского и Герцена: первая – Достоевский в гостях у Герцена в Лондоне, вторая и третья – случайные, сначала в Италии, потом в Женеве. Бирон написала пьесу сама, опираясь на документы, что-то досочинила, что-то позаимствовала из художественных произведений обоих классиков.

Текст подобран с блеском, но спектакль Бирон нимало не похож на просветительскую лекцию, пусть даже и прочитанную по ролям. Сначала он вообще выглядит остроумной и изобретательной комедией. На наших глазах якобы снимается кино. Суетится с мегафоном молоденький режиссер (Александр Кудренко). Два актера (Виталий Салтыков и Валерий Кухарешин) примеряют костюмы Достоевского и Герцена, наспех пробегают глазами сценарий, становятся на фоне синего задника, а камера в режиме реального времени проецирует их фигуры на экран, но уже в историческом интерьере (видеохудожник Александр Малышев). Актеры пробуют вжиться в образы, спотыкаются о непонятные слова и реалии, несут какую-то смешную отсебятину. Кухарешин в паузах между дублями отвлекается на посторонние темы и спешит поделиться впечатлениями от гастролей в Версале. Вместе актеры ищут номер телефона какой-то Лаврецовой, из-за которой срываются съемки, и пытаются ей дозвониться.

Из этого непринужденного трепа рождается интонация спектакля – очищенная от всякого пафоса, узнаваемо-повседневная, очень простая. Отступлений от сценария будет все меньше и меньше, дубли станут все длинней и длинней, режиссер с мегафоном вообще уйдет в тень, перед нами появятся именно Достоевский и Герцен – и больше никаких гастролей и мобильных телефонов. А звук голосов останется прежним: знакомым, современным, нефальшивым.

Федор Михайлович окажется неуклюжим, стеснительным, внешне безобидным и кротким, но способным вдруг раскипятиться и разразиться неприятными откровениями. Александр Иванович будет холеным и слегка самовлюбленным, но, как тот кролик, очень хорошо воспитанным, выдержанным, иногда язвительным. А на экране – Средиземное море, вокруг желанная и запретная заграница с ее спокойной равнодушной свободой. Герцен же с Достоевским все продолжают вечный спор западника и славянофила. «Нет, но вы не признаете Бога!» – «А вы не верите в русский народ!» – «Нет, это вы не верите и втянете его в кровопролитие». – «Нет, вы не понимаете…» И оба уже не понимают, что еще сказать. Оба – как потерявшиеся большие дети, заплутавшие в бесконечных спорах о России, заснеженной стране, которая из прекрасного европейского далека кажется фантазией, сказкой. Два донкихота-идеалиста, мечтающих о потерянном рае и всемирной справедливости, такие одинокие и так нуждаю- щиеся друг в друге. Вот ведь фокус – высокая тоска давно усопших классиков в спектакле «ФМД-театра» становится столь близкой и понятной, что диву даешься. То ли музейщики с артистами так ловко перенесли тебя на полтора часа в XIX век, то ли так немногое за эти два столетия изменилось. Текст: Андрей Пронин

«На Европу смотрю, как зверь»
25 мая, Музей Достоевского
15 апреля 2011

Ближайшие события

ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация