Петербург
Москва
Петербург

Легенда: Juan Atkins (Model500/Infinity/Cybotron/Metroplex, Детройт, США), DJs David Bad, Roma Lite, Muhomorov, Egorov

Настоящие герои - люди выдающихся способностей, поставленные в исключительные условия. Хуан Аткинс как раз из таких: крестный отец детройтского техно и создатель влиятельного лейбла Metroplex, человек своего времени, по чьей биографии можно отслеживать историю танцевальной электроники.
Настоящие герои — люди выдающихся способностей, поставленные в исключительные условия. Хуан Аткинс как раз из таких: крестный отец детройтского техно и создатель влиятельного лейбла Metroplex, человек своего времени, по чьей биографии можно отслеживать историю танцевальной электроники.

Будучи сыном концертного промоутера, Хуан с юных лет тянулся к музыке, часами переслушивая пластинки группы Parliament и выучиваясь игре на бас-гитаре и пианино. Увлекшись работами великих роботов Kraftwerk, он решил и сам сделать нечто подобное — в результате Аткинсу удалось переложить дух футуризма научно-фантастической книги Альвина Тоффлера «Третья волна и будущий шок„ на музыку. Именно на почве любви к творческим экспериментам школьник американского города Белвилль сошелся с Дерриком Мэем и Кевином Сондерсоном, будущими корифеями Детройта: вместе эта бельвилльская троица и произвела на свет жанр техно, каким мы знаем его сегодня. Так, в 1982-ом году в качестве половины группы Cybotron Аткинс записал трек “Clear„ — прототип того, что сейчас называют минималом. Вместо того, чтобы скрещивать музыку Kraftwerk с битами хип-хопа, как делали многие, он предложил электронике прямую бочку; каждый услышавший “Clear„ поймет, что трек почти ничем не отличается от того, что выпускается в наши дни, за одним исключением — он лучше, чище и в нем есть первозданный грув.

Вскоре Аткинс покинул этот проект ради нового — Model 500, где на пару с Мэем мастерил музыку, буквально дышащую машинерией города моторов. Рожденный электроникой, фанк эпохи цифровых технологий тем не менее держался на джазовых основах и был по-человечески понятен (примечательно, что в восьмидесятые провозвестник будущего боялся нашествия компьютеров техники и принципиально работал на “железных„ секвенсорах и аналоговых синтезаторах). На фоне грандиозного успеха Аткинс сотоварищи открыли звукозаписывающую контору Deep Space Records, на базе которой позже заработал клуб Music Institute — заводское помещение, открывшее миру второе поколение детройтских музыкантов, таких как Карл Крейг и Ричи Хотин. Впоследствии Хуан построит собстенную студию Metroplex в подвале дома и примет участие в британском Лете любви, где в число его поклонников запишутся A Guy Called Gerald и 808 State. Европа сойдет с ума по Чикаго и Детройту, и начнутся бесчиленные поездки Аткинса в Берлин: он сдружится с Морицом фон Освальдом и Томасом Фельманом, выпустит первый альбом со времен Cybotron и сборник классических треков Model 500. Тогда-то, в середине девяностых и обнаружится, что именно Аткинс первым показал дорогу, протоптанную до нынешних размеров автострады.

Когда Хуана спросили, почему его так часто называют крестным отцом техно, тот ответил: “Может потому что я и есть. В самом начале я был всего лишь ребенком, балующимся с аппаратурой — мне хотелось делать что-то новое, совсем другое. Просто смотрел вперед».

30 ноября 2010

Ближайшие события

ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация