Петербург
Москва
Петербург

Pole (Германия), Anreioid (Германия), Microbe (Белоруссия), Pavel Ambiont (Белоруссия), Samwell (dub techno, IDM)

В "Эфир" приезжает ключевая фигура цифрового даба Штефан Бетке, более известный под псевдонимом Pole.

В 2000 году знаменитый электронщик, джазовый композитор и концептуалист Мэтью Херберт опубликовал «Персональный контракт о сочинении музыки», где, в частности, говорилось о том, что в композиции «случайные сбои и помехи в работе оборудования имеют такую же силу, как и осознанные и заранее обдуманные решения».

Двумя годами ранее кельнскому звукоинженеру Штефану Бетке подарили звуковой фильтр Waldorf. По легенде, фильтр упал на пол, сломался и впоследствии при каждом включении издавал причудливый треск и шорохи. Так, благодаря магической случайности, появился проект Pole, чей насыщенный потусторонним треском саунд дал мощный толчок для таких стилей, как глитч, clicks’n’cuts и микрохаус.

Но при ближайшем рассмотрении оказалось, что музыка Pole ближе к джазу, чем к электронике. Это особенно заметно на первом альбоме проекта, лаконично названном Pole 1, где булькающие аккорды и минималистичные басовые партии лишь дополняли бесконечную импровизацию шумового фильтра.

Несмотря на то что один из синглов Pole назывался Tanzen, неторопливая музыка Бетке предполагала скорее внимательное прослушивание. К ней не клеились стилистические ярлыки, и самым верным было определение самого Штефана «урбанистический даб». Только вместо свойственной ямайскому стилю медитативной расслабленности его даб дышал цифровым аналитическим холодком. Габаритного немца вообще отличала вдумчивость и обстоятельность: отсюда и односложные чеканные названия композиций вроде Berlin, Stadt или Modul, и «пронумерованные» альбомы, чьи обложки отличались только базовыми цветами спектра — синий, красный, желтый.

Отсюда, наконец, и успех его звукозаписывающего лейбла ~scape. Штефан с самого начала четко представлял, что он хочет выпускать: «Музыка должна быть, первое, выдающейся, второе, минималистичной и, третье, ищущей новые пути». К слову, открывать новые имена Бертке удавалось не хуже, чем записывать музыку: именно после релизов на ~scape имена мастера семплерного коллажа Яна Елинека, американского компьютерного фрика Кита Клэйтона, и даб-альянса Burnt Friedman & The Nu-Dub Players попали на афиши крупных фестивалей.

C выходом очередной названной именем проекта пластинки на мейджор-лейбле Mute Records саунд Pole резко изменился. Бетке без остатка вымел из своей музыки звуковой сор, пригласил рэпера по прозвищу Толстяк Джон, контрабасиста и саксофониста и заиграл математически бесстрастный хип-хоп. От джаза в его музыке осталось немногое — танцевальный грув, хотя это и были очень медленные танцы. Иногда его наполненную статическим электричеством музыку сравнивают с архитектурой. Да и сам Бетке по воззрениям и методам работы напоминает этакого зодчего: он методично отсекает все лишнее и проводит долгие часы, работая над формой. Как известно, у архитектуры и музыки есть общая точка соприкосновения — и та, и другая помогает ограничить, освоить и облагородить пространство. У Бетке это получается превосходно, и знаменитый афоризм Фрэнка Заппы про разговоры о музыке и танцы об архитектуре в его случае не срабатывает — на концертах Pole такие танцы происходят постоянно.

Ближайшие события

ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация