Marilyn Manson (США)

О событии

Мэрилин Мэнсон вернулся в форму с новым альбомом The High End of Low, программу которого представит в Петербурге

Последнее время возникало ощущение, что персона Мэнсона совсем растеряла монструозные качества и неуклюже съезжает в канаву светских сплетен. Всех как-то перестало волновать, что он думает по поводу убийств, совершенных якобы в его имя, и пьет ли кровь младенцев натощак перед сном. Интересней было наблюдать за тем, как Мэнсона сначала прогнала за пьянство супруга, «королева бурлеска» Дита фон Тиз, а после отшила юная актриса Эван Рейчел Вуд, влюбившаяся было в его тушь для ресниц. Мэнсон написал с нее две страшненьких акварели, определил на роль Анти-Алисы в своем художественном исследовании трагедии Льюиса Кэррола Phantasmagoria, даже занялся с девушкой сексом перед камерами в клипе Heart-Shaped Glasses — все напрасно, Рейчел Вуд сбежала сниматься к Даррену Аронофски. Роль Гумберта лишь распалила Мэнсона — новый альбом The High End of Low о том, что есть жизнь и после попытки застрелиться.

Мэнсон нырнул в мутные воды собственного нутра еще на двухгодичной давности пластинке Eat Me, Drink Me, когда разводился с фон Тиз, и с этого момента его карьера зашла на новый виток, который с первого взгляда мог показаться крутым пике. Вряд ли кто-то был готов к тому, что этот псевдоантихрист, раньше измывавшийся над всем, что под руку попадалось, махом сотрет белила, и весь мир обнаружит под ними слезы, злость и одиночество мужчины под сорок. Пугало перестало пугать, невозможно бояться того, кто сам слаб. Вопросы возникали и к музыкальной стороне обновленного проекта Marilyn Manson: прежде Мэнсон держал своих партнеров-сочинителей в ежовых рукавицах — на Eat Me, Drink Me он предоставил полный карт-бланш басисту Тиму Сколду, и тот наворотил неуместных хард-рокерских соляг. Сколд недавно опять примкнул к электромеханическому шабашу KMFDM, в ряды Marilyn Manson вернулся прежний соавтор и музыкальный руководитель Твигги Рамирез — как следствие, на The High End of Low вернулась глэм-индустриальная поступь времен Mechanical Animals. Но главное, слезы вышли, Мэнсон перестал себя жалеть и снова рад отхлестать общество по лицу, как в старые добрые времена. Съездив пьяным на президентские выборы (проголосовал за Обаму), он написал We’re From America, наверное, последнюю махровую антиамериканщину, которую мог себе позволить американец в дни правления Буша. Сингл вышел уже на волне всеобщего ликования, обличительный пафос песни серьезно смазался, но Мэнсона это тоже не обескуражило: «Мой огонь опять в силе, The High End of Low легко убирает любой мой альбом». Это он, конечно, погорячился, на альбоме нет бронебойных номеров калибра The Beautiful People или Disposable Teens, но и того что есть хватит на каждого мизантропа планеты, пока молчит Трент Резнор. Мэнсон бросил балаганные штучки вроде пения на ходулях, но в его нынешнем вытье больше жути, чем в любом фильме Роба Зомби. Он еще не определился, кто, кроме него самого, теперь ему враг, но будьте уверены, мишени для Мэнсона еще найдутся.