Петербург
Москва
Петербург

Павел Кондратьев "Ахна. Чукотская серия"

Высоты формализма. Ледяной пейзаж у Кондратьева получается теплым

Павел Кондратьев умер в 1985 году в возрасте 83 лет, успев войти в негласный совет ленинградских художественных старейшин. Он принадлежал к числу людей, тихо переживших пару концов света, видевших все страшное и уходивших от этого страшного и чуждого в тонкости профессии. Как слепые приобретают суперчувствительный слух, так и те из поколения младших авангардистов, кто выжил, взамен утраченных амбиций получили повышенную чувствительность к нюансам «звучания» формы и цвета. Спрятавшись от жерновов Союза художников в тихих гаванях иллюстрации или театральной декорации, они сохраняли опыт наисерьезнейшего отношения к жизни в искусстве, лично почерпнутый у столпов авангарда — Малевича, Матюшина, Филонова.

В первых перестроечных журналах без цензуры появились репродукции работ Кондратьева: вытянутые фигуры без лиц, в которых малевичевские крестьяне из чурбанов и ведер как будто скрещивались с бесплотными святыми фресок Феофана Грека. Такими же белильными «движками» Кондратьев выстраивает на плоском листе многомерное пространство. После войны художник ездил на Чукотку — работать над серией учебников для народов Севера. Оттуда он привез слово «ахна», означающее у чукчей «тот, кто за горизонтом». Это понятие стало определяющим в его мифологии искусства. Северные люди из «Чукотской серии» Кондратьева то ли ткутся из дыма костра на глазах у зрителя, то ли, наоборот, вот-вот растают вместе с этим дымом. Фокус виртуоза: написать ледяной пейзаж теплыми красками — охрой, красным, без намека на синие тона.

5 июля 2009
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация