Сказы леса. Новая программа "Свежий опий для народа"

О событии

Разудалые народники панковской закваски
«Грибные леса, они везде есть», — убеждал харизматичный Василий Игнатьич профессора из Дании в «Осеннем марафоне». А где волшебные грибы, там и шаманы, и духи разной степени доброты, и зов дремучей хтони — все то, что ветвями и когтями удерживает цивилизованного человека от стрижки под глобальную гребенку. «Сказы леса» знают (хочется сказать — ведают) места силы здесь, под боком, между Финским заливом и Ладогой, и не исключено, что на досуге беседуют с камнями и прислушиваются к тому, что нашептывают сосны. По крайней мере так может показаться, когда вокалист по прозвищу Фига растягивает меха аккордеона, словно на завалинке сидит, и хрипит что-то о борьбе с нечистой силой или горланит частушки, приправленные незлобным матерком. «Сказы» — такие же осколки великой эпохи «Там-тама», как «Король и Шут» или Tequilajazzz, и так же окружающую действительность задевают лишь по касательной. Их пропитанный алкогольными парами русско-ирландский фолк невозможно воспринимать вполуха — либо ежишься от нешуточной жути, либо пускаешься вприсядку. Что характерно, в группе вместе с записными маргиналами буйствуют и люди, отягощенные учеными степенями, — археологи и преподаватели средневековой музыки, которые в курсе, как сжимать подмышкой волынку, и с Иоганном Себастьянычем, как они выражаются, чуть не на короткой ноге. Но кто вспоминает про ученую степень после пяти стопок? Евгений Лазаренко