Marina Celeste (Nouvelle Vague, Франция)

О событии

Сольный выход вокалистки Nouvelle Vague

Nouvelle Vague всегда выглядели милой безделицей, даже после того как их музыка зазвучала в фильмах с Анджелиной Джоли. Перепевают себе нью-вейверскую классику в пригодной для лаунж-баров манере — в любом худо-бедно солидном питейном заведении имеются такие мастера каверов. Но для лидера Nouvelle Vague Марка Колена это вопрос любви. Ему удалось привить эту любовь своим юным вокалисткам, для которых и The Cure, и Антонио Карлос Жобим — что-то из разряда маминого выпускного платья. Фиби Киллдир, Мелани Пейн и Марину Селест теперь записывают в авангард возрождения французского шансона и судят отдельно от Nouvelle Vague и друг от друга: у каждой для этого достаточно сольных работ. Если Киллдир с непонятного перепугу заиграла альтернативный рок, а Пейн все шепчет привычные босановы, то Марина уже переплывает Ла-Манш. Для британского рынка готов псевдоним — Marina UK и англоязычный сингл. Правда, звучит он, словно Марк Ронсон накидал песни одной левой между утренним душем и завтраком, но бегство Марины от французских корней объяснимо. Казалось бы, беспроигрышная попытка обратиться на прошлогоднем Cinema Enchante к песням из кино французской новой волны бури восторгов на родине не вызвала. По-настоящему блестела только воздушная тема Amour, Amour из «Ослиной шкуры» Жака Деми. В принципе, все, что делает Селест, сияет отраженным светом. Но в ней нет ни пошлости, в которую потихоньку скатывается тот же Ронсон, ни грамма жеманства — даже когда она падает на сцене на колени или обматывает голову черным боа.