Пермский театр «У Моста» в Москве
Пермский театр «У Моста» вновь привез в Москву свое фирменное блюдо: постановки пьес Мартина Макдонаха.
Пару сезонов назад Москву настигла эпидемия Макдонаха. Пьесы сочинителя новой ирландской мифологии ставили или собирались ставить чуть ли не с десяток театров. Черная ирония во взгляде на замкнутый «островной» мирок глубокой ирландской провинции зацепила столичных режиссеров за живое. Наверное, потому что мы все до сих пор явно или в глубине души считаем себя мировой провинцией.

Открыл же для России Макдонаха режиссер пермского театра «У Моста» Сергей Федотов. Привез в 2006 году на фестиваль «Новая драма» уморительную и страшную «Красавицу из Линэна», где роль старухи тиранши Мэг Фолан, портящей жизнь собственной дочери мелкими и не очень пакостями, с обезоруживающим обаянием сыграл актер Иван Маленьких, и все — заразил нас этой ирландской лихорадкой. Да и сам заразился: ставит и ставит Макдонаха, уже целый сериал получается. Ни Москва, ни Питер к его эпопее равнодушными не остались: каждый год зовут на гастроли.

На этот раз театр «У Моста» будет играть в «Практике». Начнут с самого свеженького. Ирландская комедия (так жанр в программке обозначен) «Калека с Инишмана» (вт 16 февраля, 20.00) выдвинута на премию «Золотая маска» 2010 по трем номинациям: «Лучший спектакль», «Лучший режиссер», «Лучшая мужская роль». Неспешный, изо дня в день повторяющийся абсурдный быт островитян неожиданно смущает известие, что американские киношники выбрали их как экзотическую натуру. Иллюзия перемен, возможность вырваться в иной мир взбаламутили бедняг чуть не до смерти.

Фирменный хит — грустную комедию «Красавица из Линэна», конечно, тоже сыграют (cр 17 февраля, 20.00). А на закуску покажут мрачную комедию «Череп из Коннемары» (чт 18 февраля, 20.00) — почти детективную историю о том, как местному могильщику приходится эксгумировать останки собственной жены, погибшей семь лет назад при загадочных обстоятельствах. Местные давно считают именно его убийцей. Тут уже в комедию обращается не просто мир глубокого захолустья, а мир его кладбища со всеми милыми подробностями бытия. Очень смешно.