Разговоры о «Школе»
Создатели сериала «Школа», конечно, были готовы к скандалу, но вряд ли рассчитывали, что им удастся расколоть не только общество, но и железобетонную «Единую Россию».
Валерия Гай-Германика своим умением показывать без прикрас жизнь подростков явно попала в нерв. И несмотря на то что дискуссия первого порядка построена на обсуждении, правду показывает режиссер или нет, а если правду, то нужна ли она, и к самому продукту по большому счету отношения не имеет, сам факт того, что общество способно очнуться от социальной летаргии, не может не радовать.

Наверное, это и есть талант — нащупать болевые точки и показать их так, чтобы равнодушных не осталось. Хотя в интернете уже можно прочесть риторические вопросы, смысл которых «А нельзя ли расстрелять эту Германику?». За что? Она и не сделала ничего особенного. Всего лишь заикнулась о том, что болит, даже диагноз не поставила, а вон как все разволновались. Только об этом и говорят на этой неделе… И не только на кухне.

Андрей Фурсенко, министр образования и науки
Это полуправда, показывать которую не очень корректно. Надо демонстрировать ситуацию честно. Вещи, которые надо менять, известны и без сериала, достаточно взять результаты ЕГЭ. Я знаю цифры по наркомании, по беспризорникам, и это страшнее, чем то, что показывают в сериале. Картина отражает не ситуацию в учебных заведениях, а ситуацию в обществе в целом. Шумиха в прессе лишь подогревает интерес к сериалу, но то, что начали говорить о школе, может быть, не так уж плохо.

Наталья Осс, учитель
Мы, участники портала «Завуч.Инфо», категорически заявляем, что это заказной «художественный» вымысел, не соответствующий действительности, инструкция по маргинальному поведению в школе. Теледеятели и бизнесмены забыли слова «совесть» и «мораль». Это для нас не новость, вопрос только в том, доколе государственный телеканал будет позволять себе такое?

Михаил Махов, протоиерей
Что бы ни говорили авторы и их защитники, они уже выстрелили ядом в десятки тысяч новых жертв. Их кладбища будут просты и незаметны, поскольку они умрут, как отморозки… Каждая серия — это трупы, трупы, трупы. Они сначала будут трупами с мертвой душой ходить по жизни, а потом и сами погибнут. Прошу патриарха Кирилла обратиться к руководству страны с просьбой о запрещении сериала «Школа» на Первом канале.

Алексей Венедиктов, главный редактор «Эхо Москвы»
Я был учителем 20 лет. Думаю, что кричат в основном те, кто узнал себя в героях этого фильма: нерадивые учителя и неудачные родители, которые увидели себя в зеркале и испугались. Они сидят в своих школах и домах, бросают своих детей, позволяют им материться, курить, принимать наркотики, и вдруг это стало известно всей стране. Конечно, тут завизжишь от ужаса.

Евгений Митта, художник
Это очень хорошее кино. Германика пробудила сонный заученный мир. Люди возмущаются, потому что видят правду, которую не хотят видеть. Обсуждение очень похоже на перестроечное. Последний раз такое происходило по поводу фильма «Маленькая Вера».

Кирилл Разлогов, кинокритик
Разрушена развлекательная специфика нашего телевидения. Нарушено табу жанрового решения разного рода конфликтов на ТВ. Показана повседневная бытовая реальность, которая так редко показывается, что вызывает шок. Например, у чиновников, потому что не совпадает с официальной картиной, которую они продвигают по вышестоящим инстанциям…
Николай Хомерики, режиссер
То, что сериал показывают по Первому каналу, это прорыв для нашего телевидения. От реальности не надо прятаться, с ней надо работать. Меня очень волнует проблема финала. Я боюсь, что все сведется к какой-то морали… Если будет сделано по-другому, это очень здорово!