По большому счету это кино о смысле жизни
Ветеран сай-фая, сыгравшая в «Аватаре» доктора, рассказывает о том, почему научная фантастика — это интересно, а трусики — не всегда сексуально.
Какие впечатления от возвращения к Кэмерону?

О, отлично, мы как бы начали с того самого места, где наша работа прекратилась много лет назад. Только он стал еще приятней в общении — хорошо отдохнул, наверное, за все эти годы. Он кажется очень счастливым человеком. По-прежнему мягок с актерами, по-прежнему строг с техперсоналом.

Вам пришлось тренироваться, как остальным актерам?

Нет, меня пожалели. И по роли мне не приходилось так много работать физически, как Сэму или Зои.

То есть это ваша обычная форма?

Ну, я бы сказала, что мне сейчас приходится прилагать больше усилий для того, чтобы ее поддерживать. Я люблю длинные пешие прогулки, особенно в горах, я люблю плавание, оно всегда отлично поддерживает мышцы в рабочем состоянии. Но с возрастом приходится менять нагрузки, хотя прежние тренировки все еще сказываются на общей форме.

Вы ведь знаете, что многие зрители считают вас иконой sci-fi кино, у вас есть какие-то комментарии на этот счет?

О, я никогда себя в такой роли не рассматривала. Это все Ридли Скотт с Кэмероном, они виноваты! Это именно Ридли, с его честным взглядом, с его уважением и любовью к женщине, сделал «Чужих» такими, какими они стали, и позволил Рипли быть индивидуальностью. Знаете, многие актрисы, играющие в таких насыщенных боевыми действиями фильмах, почему-то должны носить крохотные платьица в обтяг или курточки, чтобы грудь выпадала из выреза или разорванного ворота. Все, что я должна была делать, — это просто оставаться образованной, трезвомыслящей, живой и чувствующей личностью, сильной женщиной, а не беззащитной жертвой.

Вот вы сейчас на выпадающую грудь ругаетесь, а сами же в «Чужом» в трусиках разгуливали, разве нет?

Ну вы же знаете, что роль была изначально написана для мужчины, и, когда ее дали мне, в сценарии ничего принципиально не меняли. Если бы там стояла не я в трусах, а, скажем, Харрисон Форд в кальсонах, вы бы тоже говорили о сексуальности? Не надо путать. Секс — это секс, храбрость — это храбрость. Все «Чужие» были про храбрость.

Раньше научно-фантастические фильмы показывали нам, как земляне оказывались под угрозой захвата инопланетянами, но в «Аватаре» ситуация обратная, земляне выступают агрессорами. Что вы думаете о таких переменах в жанре?

Каждое десятилетие мы меняем чуть-чуть наше представление о пришельцах. В 50-е это были гуманоиды с большими головами, в шестидесятые-семидесятые — зеленые человечки или монстры-паразиты… В последних фильмах, таких, например, как «Район № 9», инопланетяне, хоть и выглядят неряхами и уродами, на самом деле куда лучше землян. Научная фантастика — это попытка исследовать человеческую природу. Так что «Аватар» — это фильм об экологии и о нашем уважении к другим видам, к природе, к тому, что мы не можем контролировать и не понимаем. Да по большому счету это кино о смысле жизни — ведь именно его обретает герой Сэма Уортингтона.

Чем вы любите заниматься, когда не работаете?

Люблю ничего не делать, читать. Очень люблю возиться в саду. Да что рассказывать — у меня очень простая жизнь, я — очень скучный человек.

Спецпроект

Загружается, подождите ...