В России я больше полагаюсь на судьбу
Норвежка, выпускница режиссерской мастерской Сергея Женовача, вслед за сказкой «Как кот гулял, где ему вздумается„ в РАМТе представляет собственное прочтение знаменитого “Ежика в тумане».
Вы решили поставить все наши любимые детские сказки?

Мой спектакль «Ежик и Медвежонок» для взрослых. Это не сказка, а диалоги. Взрослые разговоры между Ежиком и Медвежонком — двумя людьми, которые живут в Москве, работают на стройке, мимо них проходит жизнь, а они все продолжают мечтать и болтать.

Что за жизнь в Норвегии, если оттуда милые герои Сергея Козлова видятся неудачниками?

У нас — социализм. Мы все — выходцы из рабочих, мы все — равны! И это очень важно для нас. В 1905 году мы добились независимости конституционным путем, без крови. Начали создавать какую-то культуру, писать свою историю, опираясь на викингов. Были очень бедным государством, а после Второй мировой войны мы нашли у себя нефть. И правительство придумало, как эту нефть поделить между всеми. Создали нефтяной фонд, который принадлежит всем, которого должно хватить на будущее, из которого финансируются многие социальные сферы. Жить в Норвегии легко.

Почему же вы уехали в Россию?

В Норвегии учиться на режиссера поступают те, кому уже под 30, у которых уже есть опыт. И набирают у нас раз в три года три человека на курс. Поэтому в 18 лет я поехала учиться режиссуре в Клайпеду. Потом училась на актрису в Дании на курсе русского педагога Теплякова. С нашим дипломным спектаклем приехала в Москву и увидела «Мальчиков» Женовача. Год учила русский язык в Норвегии, в университете. Потом приехала в Москву и поступила сразу на второй курс к Женовачу.

Неужели один-единственный спектакль «Мальчики» произвел на вас такое впечатление?

В театре, который я увидела здесь, очень ценилась человеческая индивидуальность актера. Еще меня поразили искренность, легкость и свобода игры у молодых актеров. Такого я пока не видела на Западе, где актеры очень хорошо оснащены технически и теоретически, но результат может получаться менее естественным, индивидуальным. Они слишком часто стараются быть чем-то или кем-то. А ведь самое главное — это встреча между людьми, что проиcходит между ними. Поэтому мне русская школа ближе.

Получив диплом, вы вернетесь в Норвегию или останетесь здесь?

Я везде хочу работать. Если работать в Норвегии, надо ездить по стране. А в Москве театров больше и больше возможностей. Так что я думаю, что на два года еще останусь.

Как преодолеваете трудности русской жизни?

Сначала был психологический барьер, оттого что не можешь выразить себя — сложности с языком. И сегодня иногда трудно. Для меня в России сложно то, что здесь все делается очень долго, неэффективно. Это просто бесит. В Норвегии успеваешь много за короткий срок, многое можно сделать через интернет. А здесь пойдешь просто на почту, в одном месте купишь марку, в другом — конверт, потом надо подождать… Никогда не знаешь, это дело на пять минут или на час. Но я стараюсь ходить в наушниках, книгу с собой носить — с этим ничего нельзя сделать.

У вас появились русские привычки?

Раньше я все в жизни детально планировала — на каждые полчаса, а теперь я больше полагаюсь на судьбу.

Персоны

Загружается, подождите ...
Загружается, подождите ...