Люди тратят свое время и силы, чтобы сжить меня со света
Скандал между либерально настроенным арт-сообществом и художником-радикалом Алексеем Беляевым-Гинтовтом не утихает больше года. На этот раз на сайте Openspace Екатерина Деготь, Марат Гельман, Анатолий Осмоловский и Андрей Ерофеев ответили на призыв провести марш против «дегенеративного искусства», который приписывается, якобы, Алексею. Но так ли это? Timeout пытается разобраться в ситуации, которая оказалась гораздо глубже и серьезнее, чем кажется на первый взгляд.
Как ты залез в эту фигню? Как ты умудрился — модный человек из 90-х годов, с которым мы устраивали в клубе «Птюч» разные психоделические мероприятия и отлично уживались в рамках одной тусовки — опуститься до патетики 30-х годов и оказаться в ситуации, что приличный человек сильно подумает, прежде чем руку тебе подать?

По пунктам: у текста, который вызвал весь этот скандал, есть автор, мне приписаны слова, которых я не произносил. Это не мои мысли и не моя стилистика. Про дегенеративное искусство я не мог бы сказать ни при каких обстоятельствах…

Но вот еще одна цитата: «Я ни в коей мере не хочу оскорбить всех участников этого движения (современное искусство), среди которых есть масса благородных людей. Но важно понимать, что на этой территории работает разведывательно-диверсионная сеть. Внимание, имена: Осмоловский, Ерофеев, Деготь и иже с ними…» Ты этого тоже не говорил?

Говорил, причем в абсолютно ироническом контексте. Неужели ты воспринимаешь всерьез слова, что эти люди могут быть фрагментами диверсионной сети?

Пять лет назад иронический контекст, может, и прочитался бы. Но сегодня, когда к власти пришли не самые приятные люди, эти слова воспринимаются буквально. Ты же прекрасно это понимаешь!

И ты туда же? Что бы я ни сказал в течение последнего года и ни сделал, мне приписываются какие-то совершенно мне не свойственные «высшие» смыслы! Целый год группа художников и кураторов ведет чудовищную кампанию по дискредитации моего имени. Все началось в прошлом году после того, как я выиграл Премию Кандинского. Тогда произошла вообще беспрецедентная ситуация — один из членов жюри, который выставлял на предварительном голосовании мне высший бал, потом кардинально поменял свое мнение и начал не только агитировать остальных членов жюри голосовать против меня, но даже угрожал им.

Кто?

Не суть — я не называю никаких фамилий. Но очевидно же, что ряд влиятельных людей тратят свое время и силы на то, чтобы сжить меня со света. Можно только удивляться моей выдержке и терпению: будучи человеком брезгливым, я никак не реагирую на океан лжи в свой адрес. Ибо понимаю, что такое обращение к нижним духам: они не всегда появляются в виде пуделя.

Но ведь все игроки этого скандала — люди одного клана. Почему они тебя так невзлюбили, с чего начались ваши разногласия? Может, ты дал повод и сам этого не заметил?

Есть несколько версий разной конспирологической глубины. Но в основе — недобросовестная конкуренция, которая приводит к откровенной клевете. Например, одна критикесса в эфире популярной радиостанции заявила, что на церемонии вручения Премии Кандинского я вышел под аплодисменты и вскинул руку в крике «Зиг хайль!» Это просто клевета. 500 человек сидели в зале и могут подтвердить, что ничего подобного не было.

Думаю, что этих людей, как всех интеллигентов либерального толка, бесит твое заигрывание с правыми идеологиями. В какой-то момент это можно было себе позволить. Но не сегодня. Вот посмотри: на митинге Евразийского союза молодежи против современного искусства, на котором, кстати, был использован твой плакат «Одна душа — один народ», один мудак, якобы лидер движения, сказал: «Мы взываем к простым людям — против дегенератов, которые нашу историю очерняют, ветеранов оскорбляют, православие, концептуализм бесовской разводят. Должен был выступить наш лидер — Беляев-Гинтовт…» Ты лидер этих людей?

Нет. И под этими словами вряд ли бы подписался.

Ты давал им свой плакат?

Это эскиз моего плаката, который я рисовал к маршу за территориальную целостность Сербии.

Так почему они считают тебя своим лидером?

Меня интересует евразийская метафизика, то есть мироощущение континента. По опросам, только 4 процента населения России, считают себя европейцами, 12 Ч азиатами, остальные — евразийцами. Я с большинством. Я нигде и никогда не заявлял о приверженности правой идеологии. Я скорее левый, хотя правые считают меня даже ультралевым. Ни от одной группировки я не получал столько угроз в свой адрес, как от националистов, в том числе прибалтийских. Им просто невыносим мой пафос объединения большого пространства. Мы, евразийцы, знаешь ли, считаем, что три тоталитарные идеологии были уже реализованы в ХХ веке — фашизм, коммунизм и либерализм. Мы равноудалены от всех трех. И на сегодняшний день евразийство представляет все конфессии и все существующие мировоззрения. Так что, по большому счету, я являюсь радикальным центром. Я не понимаю, с какого перепугу стали евразийство ассоциировать с фашизмом? И главное — кому это в голову пришло?

Так почему ты не хочешь публично отмежеваться от ублюдков, которые прикрываются твоим именем?

Я сказал ровно столько, сколько хотел. Если ты ждешь от меня покаяния перед Осмоловским и всей этой компанией — не дождешься, каяться мне не в чем! За каждое свое слово в этом интервью я отвечаю, а если кто-то что-то домыслит или неправильно поймет… Что ж, нам не привыкать.