Москва
Москва
Петербург
Лучшие премьеры сезона (сентябрь-март 2010)

Лучшие премьеры сезона (сентябрь-март 2010)

Предлагаем вам оценить театральные премьеры нового сезона.
1.«Дядя Ваня»

А. Чехов. Режиссер Р. Туминас. В ролях: С. Маковецкий, В. Симонов, А. Дубровская
театр им. Евг. Вахтангова

Пронзительно человечный спектакль режиссера Римаса Туминаса о конкретном дядьке с его конкретной неуклюжей жизнью, не оправдавшимися иллюзиями, не исполненными желаниями, бесформенной фигурой, кособокой семенящей походкой, мелкими вялыми, незаконченными жестами и обидами. Причем режиссер жестко оттеняет его судьбу контрастным сравнением с судьбой его развенчанного кумира — профессора Серебрякова. Удивительный дует Сергея Маковецкого, играющего Ивана Войницкого с обескураживающе бесстрашной достоверностью, и Владимира Симонова, подающего своего Серебрякова откровенно театрально, как вечную реплику на «бис». Драматизм их соперничества усугубляется как раз тем, что все вокруг предпочитают абсолютной пусть и жалковатой искренности одного, пустяшную красивость жестов другого.

2.«Три мушкетера. Десять лет спустя»

А. Дюма-отец. Режиссер Ю. Погребничко. В ролях: А. Левинский, И. Окс, Я. Лисицкая
театр «Около дома Станиславского»

Невозможно поверить, что этот насквозь сегодняшний спектакль — очередное возобновление старого спектакля, которые по одному после пожара на главной сцене переносит на малую Юрий Погребничко. Введенное в спектакль новое поколение театра «Около» перевернула в нем все вверх дном. Получилось полное печальной иронии и донельзя смешное в то же время признание «старых» мушкетеров в том, что их время с романтикой и девизом «один за всех…» прошло безвозвратно. Молодняк еще пробегает знаменитый сюжет глазами, и даже поет старые песни, но с той усвоенной интонацией безразличной агрессии — «ничего личного», которая неведома была поколению мушкетеров. Новому Д’Артаньяну (Илья Окс) не удается закончить ни одной из его знаменитых реплик, его тут же сажают на перо. А старый (Алексей Левинский) все репетирует красивую смерть маршала Франции, пока его три товарища, путающие слегка свои имена от естественного склероза, все еще спешат на помощь любому, о ней попросившему.

3.«Медея»

Л. А. Сенека, Ж. Ануй, И. Бродский. Режиссер К. Гинкас. В ролях: Е. Карпушина, И. Гордин, И. Ясулович

Кама Гинкас поставил трагедию, зарытую в современном быте, но оттого не менее страшную и неизбежную. Медея (Екатерина Карпушина), отдавшаяся гордыне собственной исключительности, подлинно страдает от того, что муж Ясон ее бросил, но как-то исподволь, постепенно в глухой ее истовости проступает не жертвенность, не любовь, а мощь спущенной с тугой тетивы стрелы, готовой пронзить, разорвать, уничтожить все, что стоит на ее пути. Ее любовь к Ясону — это жажда обладания им. Ради этой жажды она предала отца, убила брата и еще кучу народа, и тут же оправдывала себя: «Я же ради любимого!». Ее избранник Ясон по молодости был таким же головорезом. Но он взрослел. Игорь Гордин играет Ясона очень тихо, эту свою тихость противопоставляя громокипению Медеи. Он говорит, горько понимая, что она его не услышит. И все же пытается втолковать: жить труднее, чем убивать, сохранять труднее, чем разрушать. Простой обыватель, в любви и ласке воспитывающий детей, защищая их от ужасов мира, куда больший герой, чем тот, кто эти ужасы множит.

4.«История мамонта»

А. Иванов. Режиссер Е. Гранитова. В ролях: А. Сиротин, П. Лазарева, М. Ворожищева
Мастерская Кудряшова (РАТИ-ГИТИС)

Мне кажется, что в этом дипломном спектакле прорисовывается лицо нового поколения. Дело не в новом режиссерском языке. Екатерина Гранитова не пытается удивить постановочными эффектами.
Литературная основа тоже уже не нова. Роман Алексея Иванова «Географ глобус пропил» симпатичный, конечно, но вполне традиционный, да и написан о начале 90-х. Но и проза, и режиссура дали возможность ребятам рассказать историю от первого лица. И это-то лицо — новое. Интонации, ритмы, пластика — новые. А «Кудряши» (как уже принято называть учеников мастерской профессора Олега Кудряшова) — актеры универсальные, они поют, танцуют, играют на самых разных инструментах профессионально. Именно это их мастерство позволяет им вести спектакль как мелодию сегодняшнего дня. Задает мелодию, безусловно, играющий главную роль учителя географии Служкина Андрей Сиротин.

5.«Кроткая»

Ф. Достоевский. Режиссер И. Керученко. В ролях: И. Гордин, Е. Лямина, М. Зубанова
Московский ТЮЗ

Спектакль Ирины Керученко о любви. И ей важно, чтобы монолог героя Достоевского, которого играет Игорь Гордин, превратился в диалог, чтобы на сцене было явлено постоянное и переменное напряжение связи двух людей. Пусть и говорит из них в основном он. Разочарованный в себе и обиженный на весь мир держатель ссудной кассы влюбляется в «тоненькую, белокуренькую, средне-высокого роста» Кроткую, доведенную нищетой до того, что приходится нести в заклад заячью куцавейку. Но именно Она (Елена Лямина), которая всегда «как будто конфузилась», любви не испугалась, открылась ей, доверилась. А Он — перетрусил, стал вокруг своего чувства броню растить, жестко страховаться, «воспитывать» надежную и удобную себе жену. Новая «Кроткая» — камерный и очень личный спектакль имеет то чувство собственного достоинства, которое так важно было его героине.

6. Триптих

А. Пушкин. («Граф Нулин„, “Каменный гость„, “Сцены из Фауста») Режиссер П. Фоменко. В ролях: К. Бадалов, Г. Тюнина, К. Пирогов. «Мастерская Петра Фоменко».

Прекрасный полувоздушный игривый пушкинский стих и поражающая способность поэта изящно задавать самые страшные вопросы бытия «Мастерской Фоменко» понадобились, чтобы поверить в собственный путь. Недаром все главные роли в премьерном «Триптихе» играют актеры ее первого поколения. Режиссер Фоменко объединил «Графа Нулина», «Каменного гостя» и «Сцены из Фауста», следя за тем, до чего может дойти человек играющий. В сентиментальном анекдоте о несостоявшемся адюльтере «Граф N» узнаваемый образ прелестного фоменковского театра, спасительного плотика, подвешенного над бездной жизненной скуки и жути, отгороженный от мира шелковым занавесом. Но ко второму акту занавес исчезает, распахивая прохладное гулкое пространство испанского монастыря. И тут игры в жизнь уже не так безопасны. У смертных игры со смертью не проходят. А что у переступивших черту? Фаусту (Кирилл Пирогов) Мефистофель (Карэн Бадалов) показывает мрачный бесконечный (потому что — вечный) адский капустник. Фауст и устало просит: «Всех утопить».

7. Под давлением 1-3

Р. Шиммельпфенниг. Режиссер Е. Перегудов. В ролях: Н. Уварова, Е. Галибина, О. Зима

Пьесу современного немецкого драматурга Роланда Шиммельпфеннига «Push up» об истошном стремлении офисного планктона вверх по карьерной лестнице в РАМТе поставил выпускник мастерской Сергея Женовача Егор Перегудов принес сам. То, что молодого человека зацепила история прорыва, неудивительно. Удивительно то, как он трезво на нее смотрит. Он не бросился иллюстрировать типичную для немецкой новой драмы щекотливую конкретику. Опутанный компьютерными проводами прямоугольник кабинета напоминает ринг — метафора из разряда необходимых и достаточных. Все действие — внутренние монологи. Именно то, что происходит с душой человека, вынужденного пробиваться наверх, и интересует режиссера. Именно поэтому он заставляет актеров так остро проживать трагедию каждого из них, что делают они все и точно, и тонко.

20 ноября 2009,
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация