Музыкант Джулиан Касабланкас: «Что это было?»
Фронтмен группы The Strokes в программе «Полузабытые имена».
Джулиан Касабланкас, в 2006 году ставший гербом ретророкового инди, три года почти не подавал признаков жизни. Выяснилось, что у него появились сын и сольный альбом, а сам он покинул хипстерский Нью-Йорк ради солнечного Лос-Анджелеса.

Поздравляем с пополнением!

Спасибо. Это такой новый опыт для меня, все так странно.

Не страннее, наверное, твоего сольного творчества и сотрудничества с Danger Mouse и Дэвидом Линчем. А в Лос-Анджелесе каково жить? Нервишки не шалят?

Так, по первому пункту — Брайан прислал песню и попросил ее спеть, я сначала отказался, а потом заметил, что неделю ее только и пою. А он от меня не отставал, поэтому пришлось спеть. А вот когда я увидел видеоряд от Линча, я понял, что это не просто странно — страшно.
А нервы шалят только тогда, когда я играю на всяких дурацких переполненных площадках, на которых приходится надрываться, как шахтеру, и в конце шоу я чувствую себя (да и выгляжу) смешным и жалким.

Может, это от того, что играешь без группы?

Да нет… Просто немного иначе. Когда играешь с ребятами, всегда надо что-то обсуждать, это отнимает время, но ответственность не так висит, да и выходит все-таки лучше. Увереннее себя чувствуешь. И вообще хорошо работать с людьми, которые уважают твое мнение.

Так все-таки почему сольный альбом?

Некоторые из песен я показывал ребятам, и они им не понравились. К тому же у каждого были свои персональные заботы и видение формата группы, разрывать этот круг мне не хотелось. В общем-то, у меня и выбора особого не было.

В песне «Ludlow Street» ты поешь о заполонивших Нью-Йорк инди-яппи. Ты окончательно сбежал с этого корабля?

Я об этом раздумываю. Тут все дело в погоде. Когда ты думаешь, что есть место на земле, где идеальная погода стоит круглый год, ты думаешь, что нашел свой рай. Я ЛА имею в виду. А вот тут съездил домой на неделю, дал интервью в одном баре, прошелся по Ист-Виллидж и понял, что здесь ничего не изменилось за последние годы. Это немного приятно, но утомляет. Повзрослейте, ребята.

Название твоей новой пластинки «Phrazes for the Young» отсылает к книге «Phrases And Philosophies For The Use Of The Young» («Заветы молодому поколению») Оскара Уайльда. При чем здесь Уайльд?

Его афоризмы по-настоящему смешны, это не философия, а стендап-комеди тех лет. У него была мысль о том, что все люди чрезвычайно поверхностны. Я согласен с этим, но не до конца. Может, это банально и старомодно, но хочется верить в лучшее.

Альбом «Phrazes for the Young» в продаже с 2 ноября

Спецпроект

Загружается, подождите ...