Москва
Москва
Петербург
Продавать мне очень некомфортно

Продавать мне очень некомфортно

На завершившейся недавно в Лондоне Frieze Art Fair — одной из самых модных ярмарок современного искусства в мире — галерея XL в первый же день продала известному дизайнеру Александру Маккуину работу Аристарха Чернышева. Владелица галереи Елена Селина рассказала Time Out, что сегодня в цене.
Это была случайная продажа, или вы уже привыкли к звездным покупателям?

Продажа на ярмарке не может быть случайной в принципе. Другое дело, что Маккуин один из немногих дизайнеров, о котором я очень мало знала. Я человек немодный — в том смысле, что не слежу за новинками, и для меня это не более чем просто имя, я даже не знала, как он выглядит. Большое впечатление на меня произвела скорость покупки — через 15 минут после открытия ярмарки сделка уже состоялась. А если учесть, что наш стенд был довольно далеко от входа и покупатель не торговался, то это свидетельствует о быстроте его реакции. Да и произведение он купил концептуальное. Не ручаюсь за точность терминов, но это когда видео каким-то образом трансформируется в фото, и когда ты проходишь мимо картины, в данном случае пейзажа, он как бы оживает и становится подвижным. Я могу объяснить выбор Маккуина: люди моды всегда выбирают вещи неординарные. Кстати, опознала его девушка, которая работала на нашем стенде, она как раз следит за модными новинками. Но мы даже не успели сказать ему какие-то любезные слова.

И все-таки это рядовая покупка для нашего искусства или настоящее событие?

Это замечательное подтверждение того, что произведение может нравиться независимо от национальности. А кроме того, это свидетельство профессионализма и художника, и галериста. Мне нравится Frieze (с которого мы никогда не уезжали без продаж) именно тем, что там человек сначала покупает, а потом поднимает глаза и очень удивляется, что мы из России. Это может прозвучать дико, но я этим горжусь. Я патриот, но когда русского художника покупают так же легко, как западного, — это здорово.

Это ведь не первый случай, когда у вас покупает медийный человек?

Да кто у нас только не покупал. Например, Элтон Джон.

Его вы тоже не узнали?

Узнали, но ему мы сознательно не говорили дурацких фраз типа: «Как нам нравится ваша музыка». И на его лице я прочитала облегчение и благодарность за то, что мы отнеслись к нему как к рядовому покупателю.

Это тоже было на ярмарке?

Нет. В Москве, в галерее, куда он пришел явно по наводке из Англии. Потому что сначала мы были закрыты, а когда после звонка приехали в галерею, он пришел буквально через пару минут и приобрел несколько работ Владика Монро. Я рада, что нас он предпочел Третьяковке — говорят, времени у него было немного, а вот возможностей — миллион. На обломках стекла тогда Монро клеил разные парадоксальные картинки хулиганского содержания. Понятно, что Элтону Джону это было близко, потому что там обыгрывались наши звезды эстрады, вплоть до Пугачевой.

Вам все равно кому продавать — нуворишу или известному человеку?

Удовольствие я получаю, когда произведение искусства оказывается в руках человека понимающего. Но, честно говоря, что-то не припомню махровых неприятных нуворишей. Я ностальгически вспоминаю начало 90-х. Мы тогда о продажах вообще не думали, нам важнее были идеи. Дело в том, что вообще продавать мне очень некомфортно…

?

Это моя большая личностная проблема, я испытываю практически физиологическое чувство потери. Мне жалко. Почти мистическая история произошла у меня с работой Дубосарского и Виноградова «Лысая Барби». Она мне очень нравилась: мне казалось, что это мой портрет. И я всегда выставляла на нее цену в разы выше реальной. Тем не менее желающих ее купить становилось все больше, и я решила поднимать цену до бесконечности. В результате художники проявили несказанную щедрость и мне ее подарили, теперь она висит у меня дома напротив кровати и каждый день радует глаз. И до сих пор я считаю этот жест актом их просто нечеловеческого мужества. А вот художник Виктор Пивоваров мог уже давно обогатиться, но ему очень тяжело их продавать. Это чувство физиологического обладания мне очень понятно.

Вас называют гениальным галеристом, но как продавец вы сильно уступаете Айдан Салаховой.

Чистая правда! Она вообще человек экстравертный. Она продает с блеском, красиво, легко и очень убедительно. Нам кто-то однажды сказал, что если бы мы с ней были одним человеком, никто в мире не смог бы нас догнать.

То есть она не испытывает угрызений совести?

Она испытывает драйв! Она вообще человек рисковый, авантюрный и убежденный в собственной правоте. Никого лучше я просто не знаю.

А вам бы хотелось продавать, как она?

Мне хотелось бы быть просто богатой женщиной, создать фонд, покупать произведения искусства и показывать их людям. Я бы себе вообще копейки за это не взяла. Я органичнее себя чувствую, делая выставки. Мне процесс важнее результата.

Одно время говорили, что наше искусство в большой жопе. Сегодня оно уже вылезло из этого места?

Нет. И выберется только лет через десять. Нам все время мешают кризисы, потому что в кризисы покупают безусловных художников и проверенных. Того же Аристарха Чернышева давно знают, да и покупают неплохо. Но только сейчас выучили его фамилию. Так же было с Дубосарским и Виноградовым. У нас вообще сложное искусство, и многие ироничные интонации наших художников совершенно не считываются. У нас другая ментальность. И я безмерно уважаю наших художников за то, что они не ложатся под интернациональный контекст и сознательно не хотят становиться более простыми.

11 ноября 2009
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация