Москва
Москва
Петербург
Москва VS Питер

Москва VS Питер

Мы попросили коллег из Time Out Петербург развенчать мифы об их городе и в ответ рассмотрели претензии петербуржцев к москвичам.
В природе все держится на противостоянии — севера с югом, консерваторов с демократами, популярного с классическим. Соперничество двух столиц — скорее шутливое, на уровне шпилек. А Вы разберитесь, кто лучше — Москва или Питер? Мифы: петербуржцы о Москве

В Москве очень дорогой кофе и нет хороших кофеен
Да, это правда. Кофе в Москве дорогой, но в Москве все дорого. Разбирающиеся в кофе люди никогда не сядут в «Шоколаднице» или «Кофе-хаусе», но «Кофеин» и особенно «Кофемания» — очень приличные кофейни. Подробней…


Мифы: москвичи о Петербурге

Петербург — холодный, ветреный и, кроме нескольких районов в центре, серый город
По поводу погоды все вопросы к Петру I. Петербуржцы тоже не понимают, почему окно в Европу нельзя было прорубить, например, в Крыму, или на худой конец, поближе к Гольфстриму — это факт, что в соседней Финляндии климат гораздо мягче. Подробней…


Знаменитости о своих родных столицах

Стас Пьеха, певец
Для меня Москва — это Смоленская площадь. Я там провожу много времени в студии, там находится гостиница моих друзей. На Смоленской площади я себя чувствую в центре событий. Эта бесконечная пробка на светофоре перед Садовым олицетворяет город. В Питере мое место — это Петроградка. Подробней…

Мифы: петербуржцы о Москве

В Москве очень дорогой кофе и нет хороших кофеен
Да, это правда. Кофе в Москве дорогой, но в Москве все дорого. Разбирающиеся в кофе люди никогда не сядут в «Шоколаднице» или «Кофе-хаусе», но «Кофеин» и особенно «Кофемания» — очень приличные кофейни. Если вы хотите выпить по-настоящему хороший кофе, идите в Nespresso на Петровке или в Red.Espresso Bar на Мясницкой. А если хотите дешевый, в McDonald’s большой черный стоит 48 рублей. Мы знаем людей, которые утверждают, что он ничем не хуже «Старбакса», который стоит в 5 раз дороже. Но мы такое стараемся не пить.

В московских клубах собираются одни гламурные дивы в поисках «спутников»
Да, возможно, если только вы не знаете никаких клубов, кроме «Рая». Зайдите в «Кризис жанра» или на Арму в выходной вечер — там будет много богемных любительниц брит-попа и техно. «Гламурные дивы» обычно едут из провинции сразу в Барвиху, долго в Москве не задерживаясь.

В московских ресторанах нельзя пообедать меньше, чем за пять тысяч рублей
В Москве есть места, где можно пообедать на пять тысяч рублей вдесятером. Берем журналы Time Out Москва за последний месяц, смотрим новые места. Кафе «54» на Пятницкой — бизнес-ланч 254 рубля. Итальянский ресторан Gamberi на Б.Грузинской — средний счет 1500 р., новый Torro Grill на Лесной — 1200 р. В Москве из-за кризиса вообще снизился средний счет, и рестораторы поменяли дорогие блюда на более дешевые. Если уж вам очень хочется потратить именно пять тысяч, идите в Jeroboam в «Ритц-Карлтоне» на Тверской (только бизнес-ланч стоит больше 3000) или в «Варвары» на Страстном — там один сет стоит даже дороже, 6700 рублей на одного. В остальные места можно идти смело с суммой в три-четыре раза меньше.

Все москвичи — хамы и не знают собственного города
Если, гуляя по родному району, вам приходится 10 раз отвечать на вопрос: «Как проехать к площади трех вокзалов?», поневоле рассвирепеешь. Особенно когда десятый подошедший не понимает «Направо, потом налево» с первого раза. Если вы встретили на улице москвича, знайте, что он идет по очень важному делу. Постарайтесь быть вежливым и кратким, и если только вы не пытаетесь узнать, «где здесь метро», стоя у входа на станцию, ответ получите. Подсказка — приставайте с расспросами к гуляющим женщинам за 60, обычно они все знают, кроме того, у них полно времени, они даже бывают рады поболтать.

В Москве негде гулять — нет больших парков, где можно провести целый день
Только человек, который с вокзала прямиком едет на Тверскую или Красную площадь, может сказать, что в Москве негде гулять. А безразмерные Сокольники? А Измайлово? Воробьевы горы, Кусково, Царицыно, Лефортовский, Филевский, Екатерининский и Битцевский парки, Аптекарский огород, Эрмитаж, Кузьминки? Или вы когда-нибудь гуляли от главного входа в Парк Культуры до его выхода на Ленинский проспект? А в Ботаническом саду можно вообще поселиться и жить! Всего пятиминутный опрос редакции показал, что у каждого есть своя лазейка, дырка в заборе, через которую можно проникнуть в парк совершенно бесплатно и провести там целый день. Впору проводить рейтинг тайных проходов и классифицировать их по размеру и близости ко входу.

Во всех московских музеях выставляется только Церетели
Церетели давно выставляется только на улицах, причем по всему миру. Основная выставка биеннале, прошедшая этой осенью в «Гараже», пропускала по пять тысяч человек в день, и Церетели там не выставлялся. Как и на постоянно меняющихся выставках галерей Винзавода и Красного Октября. А в московских музеях вроде Третьяковки и Пушкинского представлено искусство, созданное задолго до рождения Зураба Константиновича.

Билеты в театр стоят от 8000 рублей на галерку и на популярные спектакли их достать невозможно
На хорошие популярные спектакли бывают билеты и подороже, правда, не на галерку. Если озаботиться покупкой билетов заранее, можно попасть в любой театр в пределах двух тысяч. Если вам непременно нужно потратить большую сумму, то 8 тысяч не предел — на концерт в Барвихе можно попасть и за 25 тысяч рублей. Но это надо очень захотеть и очень постараться.
В Москве не осталось старого города, говорят, даже в Кремле уже давно евроремонт
По большей части это правда, к сожалению. Даже если, гуляя по улице, можно еще наткнуться на деревянный домик, “старая» Москва исчезает. Хотя зданий, доживших до наших дней со времен Петра Первого, не меньше, чем в Петербурге. Откроем секрет. Если вы подниметесь на веранду бара Loft в торговом центре «Наутилус», вы увидите панораму (Лубянская площадь, Политехнический музей и дальше), практически нетронутую с 40-х годов прошлого века. И хотя таких мест в Москве осталось мало, если погулять по старым переулкам, можно все же «выпасть из времени». Прогуляйтесь по маршруту от Солянки переулками до Покровки и дальше, по Чистым прудам, по улочкам в районе Сретенки и Цветного бульвара. В некоторых местах хоть снимай «Стиляг-2».

В Москве невозможно гулять пешком — кругом суета, грязь и однотипные дома

Грязи и однотипных домов полно по всей России — Москва здесь не заслужила отдельных упреков. Скорее недостаток Москвы в том, что она очень неравномерно инфраструктурно загружена. Например, можно пройти от начала до конца всю чудесную Никитскую и не найти там ни одного стула, чтобы присесть и выпить кофе. Или, после скопища кафе возле метро Новокузнецкая, углубиться в Замоскворечье в сторону Павелецкой и тоже обнаружить только посольства, учреждения и жилые дома без единого места, где можно посидеть и поболтать. Ну так и гуляйте по бульварам, особенно в выходные, когда мало народу. Модники гуляют от м. Арбатская по Никитскому и Тверскому бульварам в сторону книжного магазина «Москва» и пешеходных Камергерского и Столешникова переулков. Живущие на Парке Культуры мамаши с колясками гуляют по Пироговской, где тоже по выходным никого.

В Москве не хватает диджей-баров, чтобы тесно и дешево
Откуда у жителей имперского города желание сидеть в тесноте? Тесные бары уместны в Лондоне — англичане с их островной ментальностью экономят пространство как могут. В Москве бессмысленно ютиться — здесь полно места, можно сидеть комфортно. А пьяных недорогих баров полно — только в центре «Последняя капля» на Пушкинской, винный бар «Виносыр» на Тверской, развеселый «Кич Кок» на Петровке, питерский (кстати!) XXXX на Саввинской набережной, шоу-бар с веселыми барменами «Тема-бар» на Чистых прудах. А если хотите тесноты, идите в пятничный вечер пить лучшие лонг-айленды в городе в TGI Friday’s на Тверской или в «Кризис жанра» — там место у стойки придется отвоевывать. Насчет дешевизны — цена 200-300 рублей за коктейль — это нормально, в любом курортном европейском городке то же самое будет стоить 7-10 евро. У москвичей давно уже должен был выработаться иммунитет против слова «дешево» — это означает, что за качество напитков никто ответственности не несет.

В Москве никто не ездит на велосипедах — нет ни дорожек, ни прокатов
Это правда, мы бы сами с удовольствием ездили на работу на велосипеде, и некоторые москвичи, живущие и работающие в пределах Садового кольца, так и делают. Но если выехать на Третье кольцо на велосипеде, это будет экстремальный вид спорта всю дорогу, не считая выхлопных газов. В Москве на велосипедах принято кататься в парках. В остальном все вопросы к Юрию Михайловичу Лужкову, мы сами иногда хотим задать ему пару вопросов.

Невозможно найти продуктовый магазин в центре
Это уже совсем устаревшая информация. Времена, когда старомодно-советский продуктовый «Дары моря» обслуживал всю Тверскую, давно прошли. Если взять ту же Тверскую, где за последнее десятилетие действительно с продуктами было плохо, то в самом ее начале в бывшем «Даноне» открылся «Седьмой континент», дальше вовсю работает красавчик «Елисеевский» и аж три «Азбуки вкуса» — на Бронной, на углу Садового с М. Дмитровкой и перед Белорусской, в конце Тверской-Ямской. Остальные сети — «Седьмой континент» и «Перекресток» — вполне равномерно покрыли город, иногда даже с верхом — в районе Новослободской, например, в паре кварталов находятся два «Перекрестка», «Магнолия» и еще «Спар». Про продуктовые магазины в каждом торговом центре у метро мы уже не говорим.

Мифы: москвичи о Петербурге

Петербург — холодный, ветреный и, кроме нескольких районов в центре, серый город
По поводу погоды все вопросы к Петру I. Петербуржцы тоже не понимают, почему окно в Европу нельзя было прорубить, например, в Крыму, или на худой конец, поближе к Гольфстриму — это факт, что в соседней Финляндии климат гораздо мягче. А вот серым город кажется только приезжим, кутающимся в воротники и носа не кажущим дальше Эрмитажа — который на самом деле зеленый. Пройдите чуть дальше от Исаакиевского собора в сторону порта — на набережной Мойки, 102 стоит здание хостела Graffiti — название говорит само за себя. Также нужно увидеть двор Малой академии художеств на набережной Фонтанки, 2, который используется студентами в качестве полигона для испытания себя в мозаике, лепке, раскраске и создании восьмого цвета в палитре. А на веранде лофт-проекта «Этажи» на Лиговском, 74 кофе особенно хорошо пьется на фоне десятиметрового постера с изображением тропических джунглей.

При том, что в Петербурге много недорогой вкусной еды, по-настоящему хороших ресторанов высокого уровня нет
Петербург — город туристический, поэтому в гостиницах высокого уровня и кухня высокая (ресторан «Европа» гранд-отеля «Европа», Михайловская улица 1/7, ресторан Le Vernissage гостиницы «Амбассадор», пр. Римского-Корсакова, 5-7). Есть и рестораны высокой кухни, не относящиеся к отелям. Самый заслуженный — ресторан «Палкинъ» (703 5370, Невский пр., 47, м. Маяковская, средний счет — 3500 руб., 12.00 до 1.00). Симбиоз соблюдения традиций и разборчивого следования последним кулинарным течениям — главное достоинство этого ресторана с двухсотлетней историей. Воссозданы французские блюда, популярные в Петербурге в начале века.

Питерцы — снобы, считающие, что живут в центре духовности и культуры
А как себя чувствовать, когда с детского сада вдалбливают, что для того, чтобы познакомится со всеми выставленными экспонатами Эрмитажа, потребуются годы, а уже с первого класса школы — что в запасниках Эрмитажа еще больше сокровищ, чем выставлено в залах для посетителей? Нормальный ответ жителей центрального района на вопрос «Где ты живешь?» — «В доме Набокова, Блока, Некрасова и т.д.» Мы не снобы. Просто мы живем в культурной столице.

Питерцы зачем-то перед любым названием на вывеске добавляют слово «центр» — «центр ремонта обуви» и т.д.
Тяжелое наследие тех времен, когда Петербург был столицей империи. До сих пор происходит сублимация травмы от переноса столицы в Москву. Теперь, когда это дело — далекое прошлое, такие рецидивы все же случаются. Помимо центров обмена СКВ (!), есть «Планета суши» и «Мир техники». Сами смеемся.

Питерцы все делают очень медленно — Алексей Герман снимает один фильм уже лет 10
Мы — не медленные, мы просто экономим энергию — в следующий раз вспышка активности все равно произойдет только в мае, когда появится первое солнце. Но мы очень быстро доезжаем до Москвы и гораздо быстрее говорим и действуем, чем финны. Хорошо, когда есть, с чем сравнить.
Питерцы очень любят слово VIP, они его употребляют по отношению ко всему
VIP в Петербурге расшифровывается как very intelligent person. А на похвалы друг другу мы не скупимся.

По городу ходят толпы мужчин с бутылками пива в руках
Неправда. С пивом ходят также и девушки, и бабушки. Кроме того, могут ходить группы с шампанским, коньяком и текилой. Случается это обычно в тот день, когда в Петербурге лето, и каждый старается захватить свой кусочек солнца. В другие 364 дня петербуржцы предпочитают пить пиво в пабах и барах, например, на улице Рубинштейна, где за каждой дверью наливают. Особенно пьяно в ирландском пабе Mollie’s (ул. Рубинштейна, 36), английском «Телеграфе» (ул. Рубинштейна, 3—8) и русском «Проходимце» (ул. Рубинштейна, 8—8).

После смерти Тимура Новикова Петербург не предложил ничего интересного в искусстве
Возможно, москвичам, привыкшим к многообразию галерей и музеев, не кажется интересным проект «Эрмитаж 20/21», в рамках которого в город привозят лучшие мировые выставки современного искусства в мире (до 17 января в Николаевском зале работает экспозиция «Новояз. Британское искусство сегодня» галереи Чарльза Саатчи) или выставки молодых петербургских художников в галерее «Непокоренные». Но назвать неинтересным уличное арт-хулиганство группировки «Протез» или проекты объединений MilkandVodka и «Новые тупые» (все по очереди — в галерее «Люда», лофт-проект Этажи) не смогут даже Церетели и Жукова.

Все хорошее, что происходит в Петербурге — бедное, например, хип-хоп-поэзия (2HCompany, Кат, Барецкий)
Рассуждать об искусстве для бедных и противопоставлять его искусству для богатых каждый петербуржец готов часами. Тем не менее, сложно назвать бедным экс-лидера группировки «Ленинград» и солиста проекта «Рубль» Сергея Шнурова. Кроме того, в Петербурге проходит ежегодный фестиваль «Звезды белых ночей», на который съезжаются главные звезды мировой оперы и балета, строится вторая сцена Мариинского театра, а Михайловский театр находится под надежным крылом бизнесмена Владимира Кехмана. Если перевести в цифры — это искусство не бедных.

Питерцы очень любят ругать Москву, но переезжают в столицу, как только им предлагают там работу
И даже переехав в Москву, петербуржцы продолжают столицу не любить.

Здания в Петербурге хорошо выглядят снаружи, но абсолютно гнилые внутри
У нас как раз спорят о том, не построить ли здание, которое будет одинаково выглядеть и внутри, и снаружи. Дебаты о строительстве Газпром-сити еще не закончены.

Стас Пьеха, певец
Для меня Москва — это Смоленская площадь. Я там провожу много времени в студии, там находится гостиница моих друзей. На Смоленской площади я себя чувствую в центре событий. Эта бесконечная пробка на светофоре перед Садовым олицетворяет город. В Питере мое место — это Петроградка с ее колоритными питерскими дворами. Я там учился в школе и все эти дворы исходил вдоль и поперек, они для меня как родные. Москву я знаю гораздо хуже, поэтому своим питерским друзьям никогда не устраивал экскурсий. Да и времени нет. Когда ко мне приезжают друзья, мы куда-нибудь уезжаем, например, в Серпухов — покататься на самолетах.
В Москве отдыхают совсем по-другому: главное — это ярмарка тщеславия… В Питере более богемная атмосфера, там люди не торгуют внешним видом. Хотя, я заметил, что со временем московские и питерские различия стираются — повышенная питерская культурность и вежливость уже не так распространены. Москва начинает завладевать всем. Из основных отличий я бы назвал еще чувство юмора. В Питере более черный юмор, потому что у города другой характер. В нем больше сарказма, что ли. А Москва — такая солянка: Кавказ, Украина, Беларусь, поэтому нет «чистоты жанра». И вообще, на мой взгляд, у этого города нет хозяев, непонятно, кого тут считать главным. Наверное, поэтому любой человек, который был в своем городе «номером один», здесь может потеряться, раствориться, и это ломает многих, кто сюда едет. Но главный минус Москвы — отсутствие шкалы ценностей. Люди, которые приезжают завоевывать этот город, действуют иногда как на войне и забывают о многих важных человеческих вещах. Этот город может быть очень грубым и жестоким. Но есть и куча плюсов. Только в Москве можно прыгнуть выше головы. Просто для этого надо не жалеть себя. В Питере едешь, смотришь — все плетутся, а в Москве ты летишь, и вокруг все движется, живет, растет, развивается. Все быстро, динамично. Надо суметь встроиться в этот ритм, и тогда можно понять Москву, услышать ее. Правда, время от времени надо включать защитный механизм, чтобы отсекать от себя все лишнее и ненужное.

Михаил Бархин, художник
В Москве я родился, а в Питере — живу. У меня давно два города слились в один, поэтому сложно сказать, что конкретно в каждом городе мне особенно мило. Хотя, пожалуй в Москве — это Замоскворечье, я там вырос, учился в школе. А в Питере — место, где я живу. Рядом с мои домом Медный всадник, Софийский собор и Нева. Шикарная архитектура. Ночью, когда все подсвечено, место производит на меня оглушительное впечатление. Я несознательно сменил место жительства с Москвы на Петербург, так получилось. Вначале у меня даже был московский снобизм: Москва — это центр, а все остальное — окраины. Даже когда я поступил в питерскую академию, думал о том, чтобы перевестись в Москву.
Но потом я полюбил этот город. Я не раз уезжал из Питера, возвращался снова, и сейчас больше всего времени провожу здесь. Питерцы — очень дружелюбные и не зарубаются на тему своей избранности, как многие москвичи. Жители Москвы вообще отличаются от многих других людей своим высокомерным отношением и нахрапистостью, за это их многие не любят. Но я думаю, что все зависит от конкретного человека. Ведь есть коренные москвичи — люди высокой культуры, которые никогда не позволят себе хамства. Кстати, раньше, пока я не переехал в Питер, у меня не было подобных мыслей в голове. А что касается питерцев, то они на взгляд москвича вяловаты. Но это все ерунда — вялый, казалось бы, человек может спокойно сделать многое, а другой будет суетиться, а толку — ноль.

Ксения Собчак, теле- и радиоведущая
Кутузовский проспект, Нескучный сад, Воробьевы горы, Красная площадь — это для меня типично московские места. Питер ассоциируется с набережной реки Мойки, Смольным, Васильевским островом и, конечно же, Финским заливом. То, что Петербург более культурный город по сравнению с Москвой — это большой миф. После 1917 года он стал индустриальным центром, вокруг него появились заводы, куда приехало огромное количество пролетариата со всей страны. Поэтому неизвестно, куда больше «понаехало» — в Питер или в Москву. Если же говорить о коренных жителях этих двух городов, то москвичи и питерцы сильно отличаются. Питерцы более едкие и злобные, а москвичи более радушные и гостеприимные. Единственные две вещи, которые я не люблю в Москве — это пробки и невозможность гулять пешком. В Питере я очень любила это делать, а в Москве мало мест, где можно спокойно пройтись. Зато в этом городе масса других достоинств. Я влюбилась в Москву с тех пор, как первый раз сюда приехала в 15 лет. Уже тогда я четко понимала, что хочу жить только здесь. Этот город бурлит 24 часа и его темп мне очень близок. С Питером у меня был постоянный диссонанс, у меня не было в Питере особенного успеха — эта медлительность, печаль… А в Москве ко мне пришел успех и известность, потому что я абсолютно точно совпала с ритмом этого города.

Вячеслав Петкун, арт-директор клуба «16 тонн», музыкант
Для меня питерское знаковое место — любое, Петербург весь цельный. А Москва — это скорее всего Красная Пресня, где находится «16 тонн». Но самое удивительное московское место для меня — Воробьевы горы: в Петербурге нет такого места в черте города, откуда бы можно было увидеть сразу весь город.
Питерца я вижу сразу. Не могу объяснить, по каким приметам я его узнаю, это скорее на уровне эмоций. Они похожи на недовольных потревоженных воробьев — питерцы всегда готовы быть недовольными. Вот москвичам по барабану, как к ним относятся челябинцы или одесситы. А петербуржцам не все равно, им постоянно кажется, что москвичи считают Питер провинцией. Они об этом думают, как-то культивируют это и в свою очередь недолюбливают москвичей. Главный аргумент: «Москва все купила». Хотя отчасти не могу с этим не согласиться — в Москве огромное количество машин с мигалками, поэтому кажется, что город создан только для чиновников и депутатов. Но Москва ведь резиновая, она большая, просторная, и здесь всем хватает места. Чем-то она мне напоминает Париж, или наоборот — Париж напоминает Москву.

Андрей Битов, писатель
Мои тексты, конечно, петербургские, а не московские. Я хотел написать когда-то роман «Москва», но не потянул этой задачи. Когда я первый раз приехал в Москву в 60-х, первое, что я увидел — была площадь Трех вокзалов. Москва у меня до сих пор ассоциируется именно с этим местом. Я не знаток Москвы, поэтому никого не вожу с экскурсиями. Если кому-то из моих знакомых нужно что-то узнать, я отсылаю к друзьям, которые хорошо знают Москву, к кому-то, кто на это имеет больше прав. А что я покажу?
Я живу в районе площади трех вокзалов (судьба меня связала с вокзалами — в Петербурге я живу тоже напротив вокзала). Из своего московского окна я вижу площадь и вокзал — мне это нравится, похоже на соцреалистическую живопись. В последнем рассказе «Взгляд» я даже описал этот вид. Я удираю из Петербурга в Москву и из Москвы в Петербург с той частотой, с которой меня достает то тот, то другой город. Москва — это котел, в котором все кипит, а Петербург — это моя родина, мое прошлое. Я ведь принадлежу корнями к этому стволу, потому что у меня еще прадеды были петербуржцами.
Я не смог бы опознать в человеке по каким-то приметам коренного питерца либо москвича, если он сам себя не будет таковым величать. Петербуржцев не осталось — они вымерли, я думаю, что и москвичей тоже не осталось. Москва заполнена распавшейся империей. Все рвутся по-чеховски: в Москву, в Москву. Мне нравится толерантность этого города, он начинает принимать тебя всякого. А Петербург — город погибающий, к сожалению. Не знаю точно почему, скорей всего, денег мало. Несмотря на то, что мы снабжаем начальством Москву, Питер бывал только угнетенным. Вожди народов не любили его. А вот Москве надо бы больше думать о России — и это моя единственная претензия к ней.
В Москве у меня нет каких-то постоянных маршрутов и мест, в которые бы я ходил сознательно и долго. Я хожу туда, куда меня ноги заносят. Театр не люблю. На мой взгляд, прекрасен Цветаевский музей, прекрасен так искусственно рожденный музей Пушкина на Пречистенке, хотя к Пушкину он исторического отношения и не имеет. Из новоявленных галерей был недавно на Винзаводе. Мне нравится эта затея с использованием заброшенных производственных помещений под искусство — это очень экологически правильное решение. Еще — Третьяковка, конечно. Я ее люблю, но редко в нее зайдешь. Между прочим, и в Питере очень редко захожу в Русский музей и Эрмитаж. Некогда мне захаживать и в рестораны — купил бутылку кефира и сижу дома его пью. Я не способен себя считать постоянным поглотителем культуры, потому что мне нужно еще что-то делать самому, а культура — ведь очень энергоемкое пространство. Посещение какого-то мероприятия или выставки может истощить человека, по крайне мере, на сутки. Москва сразу начинает тебя жевать, она тебя поглощает в бесконечном количестве — презентации, тусовки…

Оксана Акиньшина, актриса
Самое московское место для меня — это «стекляшки» (Прим. ред. — Оксана так называет небоскребы в Сити). Они отражают весь стиль этого города. А Питер — это Невский. Мне вообще не нравится Москва, не нравятся люди, которые в ней живут. И напротив — все нравится в Петербурге. А петербуржца я могу вычислить всегда и везде по цвету кожи (смеется).







Роман Трахтенберг, радиоведущий, писатель
В моем близком кругу нет москвичей, единственный москвич — это мой водитель. Поэтому мне вообще не близка тема, связанная с какими-то истинно московскими местами. Многие типично московским местом считают Старый Арбат, его дворики… А я не могу понять этого восторга. Мне не нравится Арбат, мне не нравится публика, которая там собирается, мне вообще не нравится в Москве ходить по улицам. Потому что люди все быстрые и озлобленные.
Мне не нравится, что никто не знает, где и что находится. Большая половина москвичей ни разу не была в Кремле или в Третьяковской галерее. Когда я впервые приехал в Москву и решил сходить в Третьяковку, никто из таксистов не знал, где она находится. Я остановил 14 машин, четырнадцатый водитель в итоге отвез меня в Третьяковский проезд — он думал, что раз Третьяковский проезд — значит, там и галерея. В Питере такое представить невозможно. Тебе там все объяснят и потом будут еще полкилометра бежать за тобой, чтобы удостовериться, что ты пошел в ту сторону. Мне не нравится агрессия к приезжим. Причем даже если сам человек приехал и живет в Москве какое-то время, он сам заражается этим пренебрежением.
Московские места — это рестораны и клубы. В Питере в этом плане все по-другому, там люди привыкли более интеллектуально оттягиваться. Пользуется спросом, например, такое место, как «Пурга», где каждую ночь в любое время года встречают Новый год. Там полный андеграунд, и люди искренне веселятся. В Москве представить такое невозможно: должно быть все пафосно, дорого. Для Питера важно, чтобы было интересно, а в Москве существует понятие «модное место» и «не модное место». И если место модное — там народу битком, непонятно почему.
В Питере люди попроще, но в последнее время тоже происходит деградация. Когда я в последний раз приехал в Питер и сказал таксисту: «Мне на Фонтанку», а он мне ответил: «Дорогу покажешь?», — я понял, что Питер умер. Кстати, в Питере ты можешь ловить машину на оживленном проспекте 20 минут, и никто не остановится, а в Москве достаточно только выйти на дорогу. Москвичей я всегда вычисляю по говору. Они говорят неправильно, против традиций русского языка. Батон хлеба — это чисто московская история, еще москвичи говорят слово «палатка». Палатка — это место, где живут геологи и туристы. А на самом деле то место, где продаются газеты и журналы называется «киоск», а то место, где продаются продукты, называется «ларек». Еще москвичи — очень шумные. Когда ты заходишь в питерский ресторан и видишь, как какая-то компания ураганит — громко разговаривает, смеется — совершенно точно можно сказать, что это москвичи.
Питер всегда был более интеллектуальным, но медлительным, а в Москве все решается быстро. К примеру, утром встретились, договорились, а вечером уже что-то замутили. Если раньше Москва была обижена интеллектом, но это компенсировалось деньгами, сейчас ситуация меняется. Сегодня мы видим, что Питер уже не является интеллектуальным центром, оттуда уехали все мозги. Произошло обыдление.
Москва никогда не была эталоном стиля, в отличие от Питера, который является одним из 10 красивейших городов мира. Но с каждым годом в Питере становится все грязнее, и ничего не ремонтируется. А Москве все наоборот: езжу по какой-нибудь улице, смотрю, за месяц на ней появилось новое здание. Как оно там взялось? Откуда? Москва мне все больше нравится своей атомной энергетикой.
Из культурных мест люблю МХТ им.Чехова, Мастерскую Фоменко, ресторан «Пушкин», ресторан «Рис и рыба». Люблю фаст-фуд, часто посещаю ларьки «Стар дог». Из музеев мне нравится Третьяковская галерея, особенно зал Верещагина, а в магазины я не хожу, мне лень. В Питере могу сходить в Русский музей и в какой-нибудь студенческий театр, больше нормальных театров там сейчас не осталось.

Михаил Шац, телеведущий
Больше всего в Москве мне не нравиться то, что нужно ездить на машине и очень много. В Питере я могу за 15 минут дойти пешком почти до любого места, которое мне бывает нужно. Я вообще люблю гулять пешком, но в Москве могу себе позволить сходить пешком разве что в ближайший ларек за сигаретами. Типично московские места для меня — это Садовое кольцо и Ленинский проспект: вроде бы широкие, а места все равно не хватает. Это у меня с детства такое впечатление о Москве в целом. Она такая большая, а всем в ней тесно. От Петербурга впечатления совершенно противоположные: тихий спокойных город, другой ритм жизни, другие люди.
Каких-то новых мест в Москве для себя в последнее время не открыл, поэтому своим питерским друзьям, которые приезжают в Москву, ничего не показываю. Я человек уже не совсем молодой и все мои питерские друзья тоже, они были здесь уже не один раз. Поэтому уже давно такого не было, чтобы кто-то приехал и чего-то здесь не видел. Могу их сводить в какой-нибудь новый ресторан, которые, кстати, в Москве гораздо лучше, чем в Питере.

Михаил Евланов, актер
Своим друзьям я бы в Москве ничего не показал. Пусть сами ездят и смотрят. Наивно что-то показывать в Москве — она красивая и великая. Хотя лучшее, конечно же, находится в центре. Лично для меня Москва — это Кутузовский, Арбат, Поварская, Садовое кольцо. Очень люблю ходить по Москве пешком, не люблю где-то сидеть и чаи распивать. Мы недавно с другом детства Сергеем Морозовым прошли от «Тушинской» до «Таганки».
В Питере тоже много хожу. Как и все, люблю центр, каналы, Невский. Люблю смотреть, как разводят мосты, первый раз меня это очень «зацепило».
В Москве открытием для меня стал Мещанский район на проспекте Мира, Сухаревская площадь. Мне это очень напомнило любимый Питер. Я ведь приехал в Москву не от хорошей жизни, а потому что там плохо с работой.
Питерца от москвича я всегда отличу по говору и поведению. Москвичи — «акающие» люди. К тому же они более суетливые, а питерцы медлительные, основательные.
Я не могу сказать, чтобы мне не нравилось что-то конкретное в Москве. Я люблю здесь все. А все мои претензии в основном относятся к людям, которые живут и за пределом МКАДа. Я не люблю хамство, цинизм, пошлость и жестокость. В Питере мне тоже все очень нравится, правда, в последний раз, когда приезжал, обратил внимание на то, что улицы не убирают. Грязно. Я остался бы жить в Москве (улыбается), если бы Лужков дал мне «трешку» в центре.
А в Питере остался бы потому, что он больше мне созвучен.

Сергей Стиллавин, радиоведущий
В 1993-м году, когда я в первый раз побывал в Москве, я четко понимал, что здесь другие люди. Я ехал в метро, рассматривал их… Первое, что бросилось в глаза — они были ярко одеты. В Питере тогда предпочитали более сдержанные тона. Вообще Москва мне тогда показалась городом ярких цветов. Правда, в последнее время я не замечаю этого контраста: то ли я привык, то ли питерцы «подтянулись» к москвичам.
Еще Москва сразу поразила большим количеством красивых женщин на улицах, но думаю, что это не потому, что здесь такой сильный генофонд, а потому что сюда едут самые лучшие со всего постсоветского пространства в поисках богатых мужчин и счастья. В Питере такого притока иногородних никогда не было.
Москва в чистом виде — это Садовое кольцо. Именно с ним у меня ассоциируется этот город. Правда, больше всего меня в свое время поразило третье кольцо. Его как раз открыли в 2002 году, когда я сюда основательно переехал. После питерских пейзажей оно стало для меня культурным шоком. Вообще в Москве питерца шокирует архитектура: в центре на одной улице может стоять особняк, рядом хрущевка и дорогое новое элитное жилье. Все это несуразно с точки зрения Питера, где все подчинено стилю… А так в Москве нет особенных минусов. Все минусы с собой привозят приезжие. Я недавно читал, что в Москве проживают всего 2% коренных москвичей — те, у кого здесь жили дедушки и бабушки. Что же в таком случае можно требовать? Правда, коренных питерцев еще меньше, но все же на улицах не так много людей разных национальностей. Я живу в спальном районе на Юге Москвы, а в Питере — на Севере. В Москве место жительства я выбрал себе целенаправленно: как-то раз был в гостях у друзей и понял, что хочу тоже там жить. Своих питерских друзей я бы не стал водить с экскурсиями по Москве, а показал бы пару ресторанов. Я предпочитаю японскую и итальянскую кухню, но мест, куда бы я ходил постоянно, нет. В Москве ресторанов такое количество, что хочется посещать новые, а не приходить туда, где уже был.

Сергей Бугаев-Африка, художник
С Москвой у меня ассоциируется Кремль и Красная площадь, но там очень людно. Если мне хочется остаться одному, я всегда иду к себе домой — в Бутово. Когда ко мне приезжают друзья из другого города, я в основном веду их гулять по центру, некоторые старые районы Москвы очень напоминают Питер. Правда, открытием для меня стал совсем не центр, а новый микрорайон Москва-Сити. Не люблю в Москве посещать какие-то места общего пользования, а предпочитаю отдыхать от нее за городом. В Питере пару раз видел разводные мосты, но это было давно…



Ксения Басилашвили, журналист «Эха Москвы»
Питер для меня — это канал Грибоедова, Мойка, районы героев Достоевского, Нева зимой, закованная во льду, по которому мы переходили от Адмиралтейской к Университетской набережной. Москва для меня — это в первую очередь сталинские высотки, на фоне которых может стоять старая церковь. Своеобразная прелесть Москвы состоит в сочетании несочетаемого. Я люблю район Покровки, Мясницкую улицу, Замоскворечье. Правда, мне, как человеку, который родился и вырос в Питере, не хватает «воды». Питер весь покрыт каналами, Финский залив, Нева… В Москве такого нет.
Питерца и москвича я не отличу друг от друга в толпе. Но если говорить про отличия вообще, то я заметила такую тенденцию: многие питерские хотят быть «более москвичами», чем сами москвичи. Хотят казаться более успешными, состоявшимися. Особенно те, кто приехал в Москву работать в сфере бизнеса. Есть и другая порода питерцев, которая, наоборот, противопоставляет себя московской суете.
Мои любимые маршруты в Москве — это Пятницкая улица, Ордынка, Третьяковская галерея, очень люблю на Покровке «стеклянный» «Кофе Бин» — напротив есть место, которое москвичи называют «дом-комод». Недалеко от него есть дворик, в котором находится художественная мастерская, в нее ведет очень красивая витая лестница. Зимой люблю кататься на коньках на Чистых прудах. Питерские любимые места — это район моего дома, Загородный проспект, где живут мои родители и где я выросла. Люблю Эрмитаж, где помимо всего прочего есть очень хорошее интернет-кафе. Люблю Итальянскую улицу рядом с Елисеевским магазином и Екатерининский садик рядом с Публичной библиотекой.
Сколько я ни искала в Москве место, похожее на Питер, найти его мне не удалось. В Москве нет прямых улиц, они извилистые как тропинки.
Отрицательная черта Москвы — она не в ком не нуждается. Есть ты или нет тебя — ей абсолютно все равно, как и тем, кто живет в этом городе. Люди в Москве не интересуются друг другом. А в Питере такое впечатление, будто город тебя ждет и рад, что ты вернулся. Хотя когда я долго в Питере, скучаю по Москве, а в Москве — по Питеру.

ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация