Москва
Москва
Петербург
RFW. День четвертый

RFW. День четвертый

Балетные реминисценции и яркое испанское солнце — в одном из самых насыщенных дней Russian Fashion Week.









Елена Цокаленко (Белоруссия)
Шелковая гладь










Agatha Ruiz de la Prada (Испания)
Буйство красок





POUSTOVIT (Украина)
Европейское лето















Юлия Саркисова
Золото на джинсах




Читайте также: RFW. День первый
Читайте также: RFW. День второй
Читайте также: RFW. День третий



Отойдя на время от мужских моделей, Марина Ример не поддалась соблазну сделать коллекцию на основе женских вариантов своих мужских идей. Коллекция получилась абсолютно аутентичная, насыщенная мотивами женственности и легкой, почти невесомой красоты. К свободному крою большинства ее моделей временами прибавлялась и прозрачность, что — в сочетании со звуковым сопровождением из «Призрака оперы» — наводило на мысли о привидениях. Наперекор этим ассоциациям выступила тема объема, выраженная в синем и черном коротких платьях, полностью испещренных маленькими однотонными лепестками. Такие же лепестки украсили отдельные детали некоторых нарядов. Виртуоз шёлкового платья средней длины, Елена Цокаленко вновь не вышла из рамок сухих тонов, которые при всем желании не могут перетащить на себя одеяло внимания с консервативного кроя. Последний в случае с Цокаленко правильно назвать даже не воздушным, а водным. Прямой силуэт, ограниченный вырезом-лодочкой сверху, рукавами-регланами по бокам чаще всего напоминал фактурой незамутненную водную гладь. Которая, правда, иногда вспенивалась маленьким водоворотом из складок в одной тщательно выбранной точке. Что еще нужно, чтобы передать настроение легкой летней грусти, столь присущее вещам Цокаленко? Дизайнерский дуэт Анны и Алексея Бородулиных по максимуму использовал оригинальные принты, превратив их в настоящую точку визуальной опоры своих платьев и блузок. Платьям достались и другие декоративные элементы, например, контрастные вставки по центру. А также массивные в чистоте своих линий металлические пояса. Даже уйдя в условной второй половине коллекции от светлых тонов, Бородулины не переместили акцентов с декора на цвет. Зато палитра резко обогатилась за счет оттенков синего — от предельно высветленного голубого до бурой синевы. Зрители показа Агаты Руиз де ла Прада могут считать, что они в его ходе и прочитали сонеты Луиса де Гонгоры, и стали свидетелями танцев Энрике Гранадоса, и даже погрелись в лучах испанского солнца. Не стремясь усложнить пуще сложного крой, де ла Прада добилась глубины своих луков в несколько другом измерении: за счет цвета и фактуры материалов. Сказать, что эта коллекция была «пёстрой», «разноцветной» или «яркой» — значит заведомо принизить значимость работ де ла Прада. Что же до материалов, то в их выборе испанку, похоже, не стесняло ничего: разношёрстный деним в ее коллекции соседствовал с податливым атласом. Разбавьте это километровыми пайетками и круглыми декоративными шарами (все разных цветов) и вы получите коллекцию, по которой арт-директора могут изучать теорию цвета. Дыхание позднего европейского лета ощущалось в каждом луке новой коллекции Лилии Пустовит. Эффект от гиперсвободных и гиперфункциональных шёлковых платьев, выполненных в пудровых тонах, усиливался музыкальным сопровождением в традициях барочной оперы. А кожаные пояса, прихватывающие пучок самых чистых линий весны-лета 2010, и разносоставные ожерелья символизировали неясную тревогу, которую каждый из нас ощущает в конце лета. Небрежно запахнутые платья создавали впечатление легкой асимметрии. И если большинство идей Пустовит укладываются уже вырисовывающиеся тренды следующего сезона, то какие-то — определенно дадут жизнь своим собственным трендам, как, например, матричный эффект, создаваемый сочетанием цветочных узоров и горошка. Не оставляя шанса для широких культурологических интерпретаций своей коллекции, Олег Бирюков посвятил ее немецкому хореографу Пине Бауш. Отринув классические каноны ради эмоциональной глубины, он сделал ставку на кроевое разнообразие в монохромной гамме и угадал. Один из его секретов в том, что Бирюков никогда не боялся своими руками добавить своему луку элегантный завершающий штрих. В коллекции сезона весна-лето 2010 роль этих штрихов выполняли небольшие клетчатые фурнитуры в районе пояса и контрастные банты в районе левого плеча. Парадоксально в своей завлекательности смотрелись сочетания открытых сандалий с пальто. Небрежная гениальность, очевидная в каждой детали шоу Татьяны Парфёновой, могла сравниться только с беспредельной русскостью концепции. Доминировавший в коллекции цветочный сюжет, истоки которого лежат в русских народных сказках, был дополнен живой фортепианной музыкой серебряного века и балетными реминисценциями — все модели были обуты в пуанты и демонстрировали платья, стоя на пальцах. Первое и главное впечатление произвела потрясающая объемность парфеновских луков. Этот объем достигался за счет сетчатых оборок и кружев, которые Парфенова использовала одной ей известным способом. Интересный эффект также создавало сочетание горизонтальных полос разных цветов. В результате получился, возможно, первый в истории модный показ, после которого модели выходили «на бис». Маленький мост в страну страз, длинных узких джинсов, золотой и серебряной отделки проложила с RFW Юлия Саркисова. Зрители ее показа смогли увидеть ряд весьма неординарных решений для декорирования привычных элементов костюма. Так, идеи обсыпанных золотом джинсов складывались в интересную картину с щедрой отделкой меховых полупальто. Жёстко дозированные прозрачные вещи привнесли в показ ноту легкости. А приглушенные и темные тона разбавлялись вкраплением ярких деталей.
22 октября 2009
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация