Галерея «М&Ю Гельман»
Знаменитый художник Кошляков ценит имперскую пышность — но лишь за то, как эффектно она разваливается.

Знаменитый художник Кошляков ценит имперскую пышность — но лишь за то, как эффектно она разваливается.

Материалы ему тоже нравятся простые, дешевые, пережившие уже лучшие свои времена. Идею нового проекта он нашел на помойке, расположившейся недалеко от «Винзавода», — пришел, увидел кучи ржавого металла и захотел строить башни. С огромной, возвышающейся над краснокирпичными корпусами, не вышло — начальство не согласовало. Пришлось делать несколько не то чтобы маленьких, но рассчитанных на потолки родной галереи — к счастью, довольно высокие. Живопись по полиэтилену, натянутому на подрамник, имитирует модные лайт-боксы. Причем демонстративно, так, чтобы деревяшки просвечивали через лихо написанные пейзажи. Светоносная живопись напоминает о достижениях предвестника абстракционизма Тернера, а диковатые асимметричные башни ассоциируются с шедевром Татлина — анархизмом и тягой ввысь, к идеальному будущему. Как всегда — с какими бы странными, сложными для сохранения материалами ни работал Кошляков — получаются у него романтические духоподъемные композиции, славная тризна по безвременно погибшему уродству, только после смерти, в руках художника, способного превратиться, наконец, в настоящее чудо.