Москва
Москва
Петербург
Интернет-телевидение против программы «Южное Бутово»

Интернет-телевидение против программы «Южное Бутово»

Пока российские телеканалы стремились стать похожими друг на друга, зрители массово пошли в интернет. Из положения пришлось выходить по-разному.
Первый канал удачно экспериментирует, запустив новое юмористическое реалити-шоу, а Тина Канделаки стала партнером интернет-канала PostTV. На чьей мы стороне? Какая разница? Ведь неважно где ты смотришь любимое шоу — по телевизору или на мониторе. Главное — не носитель, а качество и новизна. У наших героев этого хватает.











Участники программы «Южное Бутово» Сергей Светлаков, Дмитрий Брекоткин и Вера Брежнева рассказали о сложностях импровизации, новом телевидении, своих кумирах, и почему они не взяли в компанию Александра Адабашьяна.

Только что Первый канал собрал все ТЭФИ за развлекательные программы. А вас, как только появилось «Южное Бутово», тут же окрестили представителями нового комедийного телевидения. Что это за зверь такой?

Дмитрий Брекоткин: Ничего себе! Вы просто в тупик ставите такими вопросами. Не хотелось бы нести ответственности за чужие высказывания.
Сергей Светлаков: Тяжело ответить правдиво и не обидеть при этом старших товарищей. Кто вообще своими глазами видел эту грань — с этой стороны новое, а с этой старое?
Д.Б: Я вообще не считаю себя «новым» поколением. Скорее — «средним». Старшее — это Петросян, Винокур и компания. Мы — среднее. А молодое — это «Убойная лига».

То есть вы не собирались делать революцию на ТВ?

С.С.: Мы что, похожи на революционеров?
Д.Б.: Просто появилось новое поколение администраторов на Первом канале — раньше подобного рода передачи можно было представить только на ТНТ и СТС.
Вера Брежнева: Речь идет о том, что жанр импровизации — относительно все-таки новый на нашем ТВ. Я в этом жанре — совсем новичок. Так что мне проще всех — раз я не артистка юмористического жанра, с меня и спрос меньше. Так что, вы уж тут сами отдувайтесь, мальчики.
С.С.: Мы делаем в передаче «Южное Бутово» то, что интересно нам самим. Мне предлагали около 20-ти разных телепроектов, и только на этот я согласился безоговорочно — зацепила идея и чисто актерские возможности. Не эксплуатация когда-то найденного образа (пусть и удачного), а возможность в режиме реального времени импровизировать….. Надеюсь, то, что интересно нам, постепенно заинтересует большое количество людей. А революционным можно назвать тот факт, что в нашей программе не накладывается смех и аплодисменты — то есть записывается реальная реакция реальных людей: смешно — они смеются, нет — нет. Никаких подстав.
Д.Б.: А поскольку экспромт — это практически наше жизненное кредо, то зрительская реакция нам очень важна.

Но ведь то, что только сейчас приходит на наше телевидение, «Монти Пайтоны» делали еще в 70-е годы…

С.С.: Это просто мой настольный диск…
Д.Б.: Да ты что? Мой тоже. Он должен стать настольным для всех адекватных юмористов, они же перевернули сознание и взорвали мировое телевидение!
С.С.: Они и мое мировоззрение перевернули. Просто как шприцем закачали в мое сознание мысль о бесцельно — в творческом плане — прожитых годах. Я поверить не могу, что когда я родился в 1977-ом, они уже вовсю гремели. А мы сейчас только пытаемся их догнать. Если хоть на миллиметр приблизимся — это будет победой!

Ваша нынешняя команда быстро сложилась?
С.С.: Примерно за полгода кропотливой работы. Меня пригласили первым. Показали фрагменты из немецкого и итальянского варианта программ, потом привели в огромный — метров 300 — темный и пустой павильон и начали мучить. Каждый день собирались разные команды по три-четыре человека и пытались импровизировать. Сменилось 8-10 составов. Причем пробовались не последние люди — я бы сказал лучшие люди кино, театра, телевидения и шоу-бизнеса. Вплоть до Арканова и Адабашьяна. Но потом продюсеры решили оставить молодежный состав. Однажды ночью я проснулся и подумал, что надо Брекоткина звать. И дело не в том, что я его тысячу лет знаю, он потрясающий профессионал, не при нем будет сказано. Мы к тому же идеально подходим друг другу, как картинки в пазле.
Д.Б.: Ну да, если два человека умеют шутить, еще не значит, что они смогут вместе работать. А наша совместная работоспособность проверена временем.

А как Вера к вам вписалась?

Д.Б.: Как спортивный БМВ в сложный поворот — без визга шин и заноса. Просто идеально попала в траекторию. И все.
В.Б.: Но я кастинг на общих основаниях проходила.
С.С.: А я, между прочим, тебя и предложил. И тоже ночью. Цекало, хоть и твой родственник, но не был уверен, что ты сможешь импровизировать. Но я-то не сомневался: веселая, заводная…

Вера, но у вас же почти нет актерского опыта!

В.Б.: Зато компания хорошая… И потом ребята очень дельные советы дают.

То есть они вас как перед Олимпийскими играми тренируют?

В.Б.: Скорее пытаются снять нервное напряжение. Говорят: расслабься, подожди секунд 30-40 после того, как режиссер дал команду, подумай, что из реквизита можно использовать…
Д.Б.: А еще советуем ей побольше смеяться. Она так заразительно это делает, что больше ничего и не нужно. Знаете, есть такие пластмассовые люди, которые на все реагируют так, будто кол осиновый проглотили и еще лимоном закусили. Вера совершенно не такая. Обалденно красивая женщина, она своим светом так ослепляет окружающих, что никаких актерских погрешностей не видно. Даже если они есть.
В.Б.: Терпеть не могу такие комплименты слушать.

А где вы уютнее себя чувствуете — на «Южном Бутове» или в других своих проектах?

С.С.: У меня все проекты очень разные и сравнивать их — дело неблагодарное. В «Прожекторперисхилтон» мы обсуждаем новости, а не играем в реальную жизнь — это нормальное аналитическое шоу, в рамках которого мы высказываем свою гражданскую позицию по разным вопросам. Я там выступаю как Светлаков и отвечаю за каждое сказанное слово. В «Южном Бутове» я не несу никакой ответственности за слова и поступки своего персонажа. Эта программа скорее напоминает с разными оговорками проект «Слава Богу, ты пришел!» Хотя я допускаю, что российский зритель, как самый неискушенный в такого рода нюансах, может подумать, что никакой разницы нет. Это Европа привыкла к таким форматам — там на каждый квадратный метр — их тысяча, и у каждого свои заморочки. Может, и мы когда-нибудь до этого доживем.
Д.Б.: Я уже давно в КВН не снимаюсь, а наше шоу «Уральские пельмени» только готовится к выходу на СТС — это будет логическое завершение КВН-овской практики, только выведенной на новую орбиту. Но там мы сами шутки себе пишем. А здесь больше актерского.

А труднее где?

С.С.: Задействованы разные органы и в разных местах болит. После съемок в «Нашей Раше» я испытываю физическое истощение, мы снимаем сезон за два-три месяца, работая по 24 часа в сутки. Я потом просто несколько месяцев в себя прихожу, как жена говорит, возвращаюсь к себе, настоящему. В «Прожекторе» реально кипят мозги. Редко возвращаюсь после съемок и не пью таблетки от головной боли. Здесь же таблетки пока пить не приходилось.
Д.Б.: 12 лет ежедневных тренировок нас закалили. А когда долго тренируешься, легко поднять 100-килограммовую штангу. Трудно сделать это красиво.

Изображать веселье — сложно, имитировать кураж — невозможно. Как вы готовитесь к программе?

Д.Б.: Как индийские йоги или философы. Полная релаксация…
С.С.: У нас предусмотрены места отдыха, где нас просят выключать мобильные телефоны, где курятся благовония, куда не допускаются журналисты, и ничто не отвлекает…
Д.Б.: Главное — почувствовать необыкновенную легкость во всех членах, ощутить, как взлетаешь все выше и выше, потом уже летишь, паришь… и шмыг быстренько на сцену слушать команды режиссера…

А тут он вам такое в ухо говорит…

Д.Б.: Да нет, он все-таки исходит из наших возможностей. Глупо заставлять слона делать стойку на голове, лучше пусть тяжести таскает.

Может прозвучать команда, которую вы никогда не выполните?

Д.Б.: Я никогда не разденусь догола, потому что нахожусь не в той спортивной форме, когда это можно себе позволить. В детстве моим кумиром был Аполлон, но не тот, о котором все подумали, а просто сосед, у которого было идеальное тело. И еще лет 15 назад я был близок к своему идеалу.

Слушайте, а чувство юмора — это врожденное или приобретенное?

В.Б.: Врожденное. Я с детства любила всех изображать, и вся моя семья умирала от хохота. Так что навыки, безусловно, генетически заложены…
Д.Б.: А мне кажется, все, что заложено, можно и воспитать. Главное, чтоб хоть что-то заложили. А то при умножении на ноль всегда ведь ноль получается. Но гены юмора есть у каждого.

После выхода программы многие сомневались, что вы действительно импровизируете. Недаром говорят, что лучшая импровизация — хорошо отрепетированная.

С.С.: Экран не обманешь. Нельзя так отрепетировать живую эмоцию, когда какая-нибудь идиотская команда режиссера поступает тебе в голову. Ни один актер этого не сыграет.
Д.Б.: И потом, если бы мы все репетировали, мы бы так не кололись.
В.Б.: Помните, мне сказали, что нужно взять интервью у Гарика Мартиросяна, так, чтобы все слова в моих вопросах начинались на букву «к»? Они у меня как назло из головы вылетели. Сколько я этих слов после съемок вспомнила! Целые монологи можно писать, не то, что вопросы задавать. Или когда меня попросили сексуально прочитать прогноз погоды — я напрочь забыла, какая музыка там звучит…
С.С.: Я никак не мог вспомнить, что же происходило в фильме «Бригада», когда меня попросили изобразить Сергея Безрукова в этой картине. Когда надо было говорить голосом Ренаты Литвиновой, я не мог вспомнить ее интонации. А однажды забыл, что Дроздова зовут Николаем Николаевичем.

Есть у передачи некая сверхзадача?

В.Б.: Об этом должны продюсеры думать.

Просто поклонники вашей программы считают, что вы показываете абсурд нашего мира и общества, в котором мы живем.

Д.Б.: Думаю, что даже Шекспир не закладывал в свои пьесы то, что потом критики там отыскали.
С.С.: Мы хотим поднять людям настроение и заставить их позитивно смотреть на мир. Разве этого мало?

Сейчас внесу в ваши стройные ряды хаос. Дима однажды сказал: «У Светлакова ярко выраженная тема — алкоголь, грибы и все производные».

С.С.: Это он вспомнил наши совместные посиделки на природе…
Д.Б.: Если я так сказал, готов встать рядом с товарищем, чтобы брызги грязи, которыми я его случайно облил, пали и на меня…

Я-то думала, что речь шла об амплуа. Что Сергею лучше всего удаются алкоголики…

С.С. и Д.Б.: (хором) То есть это мы сейчас сами подставились?
Д.Б.: Если Сергей хорошо изображает алкоголиков, то мне всякие фрики и социальные уроды удаются гораздо лучше, чем, например, герои-любовники. Есть, видимо, во мне некий социально-моральный дефект.

А у Веры какое амплуа?

Д.Б.: Вы только посмотрите на нее — женщина-мечта на сцене и вне ее. Женщина-магнит. Харизматичная и сексуальная.
В.Б.: Причем в жизни я совершенно не такая — простая, с юмором отношусь и к миру, и к себе. Мне нравится, что в этой программе у меня как раз появилась возможность сломать амплуа гламурной блондинки. Я бегаю, прыгаю, резвлюсь, не боюсь быть смешной и некрасивой.

Каким сегодня должен быть юмор?

Д.Б.: Я однажды придумал фразу: раны от юмора не должны кровоточить. Юмор — как иголка, вынул ее, осталась капелька крови и никакой боли. Иголка в руках юмориста, а не топор — чувствуете разницу?
С.С.: Топором рубить каждый дурак может…
Д.Б.: У юмориста в руках должна быть шпага, а не кувалда. А у человека, над которым он смеется, лицо должно оставаться таким же, как до шутки.
В.Б.: Я тоже считаю, что юмор не должен быть персонифицированным, обидным и злым.

А жители Южного Бутово на вас не обижаются?

С.С.: Мы собираемся даже страничку в Интернете открыть, чтобы все жители этого района могли с нами общаться и высказывать какие-то пожелания. Проведем он-лайн конференцию, обсудим наболевшие вопросы…
В.Б.: Я не очень хорошо знаю этот район. Но мне кажется, что если бы подобная передача появилась про район, в котором я родилась или сейчас живу, мне было бы лестно.





Прототип «Южного Бутова»
и другие улицы-звезды



Улица Шиллера

Ситком без сценария “Улица Шиллера» появился в Германии в 2004 году. Студийная импровизация в исполнении команды комиков (5 постоянных человек плюс приглашенная звезда) мгновенно стал популярным. Главная героиня — Кордула Штратман живет в своей квартире на улице Шиллера (Schillerstraße). К ней домой постоянно кто-то заходит, и вместе они импровизируют на заданную тему. Время от времени режиссер Георг Ейкер посылает команды в наушник кому-нибудь из участников импровизации. Например, «Признайся, что ты был похищен инопланетянами». Или «Ты только что увидел привидение». Или «Заговори с ними на языке, которого не существует в природе». Или «Представь что, ты Джон Траволта!» Или «Посмотри на него так, чтобы как будто хочешь убить его взглядом».

Весной 2009 года стартовал новый сезон. Кордула вышла из проекта: ей стало тяжело работать в жанре импровизации. Сценаристы отправили ее персонажа в Латинскую Америку вслед за возлюбленным. Главным персонажем стал Юрген Фогель (один из друзей Кордулы в шоу и очень популярный в Германии комик). По сценарию он вселился в квартиру Кордулы, став ее новым арендатором.

Местные версии идут на ТВ в 18-ти странах — Италии, Франции, Нидерландах, Финляндии, Чехии, Турции, Испании, Бельгии, Дании, Норвегии, Швеции, Словакии, Словении, Румынии, Израиле, Австралии, Новой Зеландии, Канаде, а теперь и в России. Кстати, у нас для участия в проекте собралась самая молодая команда комиков.

Передача Первого канала прославила район Южное Бутово на всю страну. Time Out вспомнил еще 12 московских названий, которые стали знаменитыми, хотя совсем к этому не стремились.

Арбат

Эта улица появляется в «Войне и мире» Льва Толстого и «Былом и Думах» Александра Герцена. Булгаковская Маргарита живет в одном из арбатских переулков и превращается в ведьму, летая именно над Арбатом. Один из самых известных перестроечных романов — «Дети Арбата» Анатолия Рыбакова. Булат Окуджава в 1976 году написал сборник «Арбат, мой Арбат» и посвятил своей родной улице не одну песню. Опять же группа «Любэ» в песне «Комбат» споет «За нами Россия, Москва и Арбат».

Плющиха

В 1967 году режиссер Татьяна Лиознова сняла фильм «Три тополя на Плющихе» по рассказу, кстати, Александра Борщаговского «Три тополя на Шаболовке». Так что у Шаболовки был шанс, но не повезло.

Сокольники

В 1946 году Леонид Утесов впервые исполнил «Песню старого извозчика» на музыку Никиты Богословского. «Чтоб запрячь тебя, я утром направляюся от Сокольников до Парка на метро…» Первая ветка московского метро была как раз — «Сокольники» — «Парк Культуры».

Малая Бронная и Моховая

«Сережка с Малой Бронной и Витька с Моховой» — слова песни Марка Бернеса на стихотворение Евгения Винокурова «Москвичи» навсегда связала в сознании страны эти улицы.

Патриаршие пруды

На Патриарших прудах начинается действие романа Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита». В перестроечные годы был снят детективный телесериал «На углу, у Патриарших».

Чистые пруды

В 1965 году режиссер Алексей Сахаров снял фильм «Чистые пруды» по сценарию Беллы Ахмадулиной. Пожалуй, самое известное упоминание «Чистых прудов» — в одноименной песне певца и композитора Игоря Талькова. О них же пел и Александр Городницкий.

Покровские ворота

Тонкая и умная история, с песнями Булата Окуджавы, видами старой Москвы и ностальгией по ушедшему времени увековечена Михаилом Казаковым в культовом фильме «Покровские ворота» в 1982 году.

Черемушки

В 1958 году Дмитрий Шостакович написал оперетту «Москва-Черемушки» о советском квартирном буме: счастливцы, въезжающие в отстроенные блочные коробки, и несчастные, остающиеся не у дел. Шостакович не разделял строительный энтузиазм и живописал козни советских бюрократов. Есть там и старый москвич, который категорически не желал переезжать из центра на окраину. По оперетте в 1962 году был снят фильм «Черемушки». В 1987 году режиссер Александр Панкратов снял фильм «Прощай, шпана замоскворецкая», где главные герои мечтают переехать в Черемушки: для них это единственный способ сбежать из криминального Замоскворечья с его коммуналками. Группа «Любэ» в середине 90-х записала песню «Трамвай пятерочка» про жизнь в Черемушках до новостроечного бума, которая начинается словами «Есть в Черемушках домик старый…».

Таганка

«Таганка» в исполнении Владимира Высоцкого — знаменитая версия старой воровской песни. Позже Николай Расторгуев с группой «Любэ» исполнил хулиганскую «Станцию Таганскую».

Петровка, 38

В 1980 вышел фильм «Петровка, 38» по сценарию Юлиана Семенова о буднях и подвигах сотрудников Московского уголовного розыска. По этому адресу и находится ГУВД Москвы, а на телеканале ТВЦ много лет идет передача с одноименным названием.

Огарева,6

Когда герои «Петровки, 38» пошли на повышение в министерство внутренних дел, Юлиан Семенов увековечил и эту улицу, написав сиквел «Огарева, 6». Сейчас улице Огарева возвращено прежнее название — Газетный переулок.

Большой Каретный переулок

Песня Владимира Высоцкого «Где твои семнадцать лет… На Большом Каретном» известна всей стране. Артист жил именно в этом переулке, там же впервые взял в руки гитару.

Появление интернет-телевидения само по себе никого не удивило — это логическое развитие виртуального мира, событие, которое можно было бы предвидеть, учитывая опыт мира реального, в котором мы вынуждены просыпаться каждое утро. Но было трудно себе представить, что в рунете появится полноценный развлекательный телеканал со звездными телеведущими и высокобюджетными реалити-шоу, по качеству исполнения ничуть не уступающим ведущим телеканалам. А еще сложнее было себе представить, что программы из интернета появятся в телевизоре. Опыт нашумевшего детища Post tv — программы «Нереальная политика» с Тиной Канделаки и Андреем Колесниковым — и его последующая продажа телеканалу РенТВ создал прецедент, доказывающий состоятельность интернет-телевидения. Похоже, дело в том, что в интернете существует та свобода, которая на обычном, старом телевидении невозможна — любой желающий может выложить свой единственный и неповторимый контент, и никто не заставит вас часами сидеть в приемной у генерального продюсера, нервно мусоля в руках сценарные заявки. В интернете можно все или почти все — и это касается не только цензуры, но в первую очередь — креативности. Сеть, в отличие от телевидения, система открытая и живая. Здесь с гораздо большей долей вероятности можно отследить подлинную реакцию аудитории на тот или иной продукт. И фраза «будущее за интернетом» теряет свои напыщенность и максимализм, уже не режет слух и вообще, кажется какой-то обыденной — стоит только посчитать клики. Дважды два — четыре, переходить дорогу надо на зеленый.

Но все же существуют некоторые сомнения. Все-таки, все происходит не где-нибудь, а у нас, в России. И отрицать национальную специфику невозможно — мы слишком парадоксальны, непредсказуемы по сравнению с Западом. Так что вполне может оказаться, что, допустим, на территории России из ста процентов владельцев компьютеров в интернет ежедневно выходит только десять, и окажется, что весь рунет — это по-прежнему глубокий андеграунд. Смешно, но когда включаешь телевизор и понимаешь, что если вот это вот все рассчитано на среднестатистическую аудиторию по стране, то можно поверить даже в существование вампиров и зомби. Вы уверены, что Тамара Петровна из Волгограда, которая на полном серьезе преподносит любимому телеведущему банку соленых рыжиков в прямом эфире, станет по утрам открывать свой ноутбук, чтобы узнать последние новости? Или мы должны готовиться к тому, что скоро наше общество разделиться на тех, кто видит мир через телевизор, и тех, кто уже давно его не включал? Мне кажется, это будут совершенно разные люди с разными представлениями о жизни, и скорей всего — диаметрально противоположными. И, главное, как вы думаете, каких людей окажется больше?










Тина Канделаки
Ведущая Post TV и СТС





Захар Прилепин
Писатель, ведущий Post TV





Олег Тактаров
Актер, ведущий Post TV





Ирена Понарошку
Ведущая Post TV и MTV



Василий Бровко, генеральный директор Post TV:

Почему вы решили делать телевидение в интернете?

Я уволился с предыдущей работы в ВГТРК. Я всегда хотел заниматься ТВ, но понимал, что путь к нему будет очень долгим. А через интернет его можно сократить. Если же успешно реализовать проект в интернете, можно продать его на ТВ. Мы стали лабораторией для экспериментов — ведь на ТВ нет возможности снять 22 пилота. Можно снять один, максимум два. А у нас беспроигрышная схема — мы снимаем пилоты и выкладываем их как полноценные программы до тех пор, пока не получим максимальную лояльность аудитории. То есть, до тех пор, пока люди сами не скажут, что хотят видеть это на ТВ или вообще начнут путать, где это выходит и с чего все начиналось. Суть в том, что в ближайшие три года мы должны создать такое количество предложений и такую линейку продукта, чтобы привлекать самую широкую зрительскую аудиторию. Иными словами, если через пару лет Пост ТВ будут закрывать, я хочу, чтобы на Пушкинской площади была демонстрация (смеется).

Вы уверены, что в России интернет может уже конкурировать с телевидением?

У нас 35 млн пользователей интернета ежедневно. Это мало? Мы по объему в Европе вторые после Германии. К тому же сегодня есть государственная программа по развитию высокоскоростного доступа в интернет. Президент Медведев требует от губернаторов всех областей: «Подключайте, подключайте, подключайте!». И я сам вижу, как по динамике сайтов аудитория растет, увеличиваясь с каждым месяцем. Но самое главное здесь — не думать о том, что происходит сегодня, а о том, что будет завтра. А еще лучше — предвидеть то, что будет послезавтра. Если ты думаешь на два хода вперед, то ты всегда будешь номер один. Есть отличный пример — поисковая система Яндекс. В 1995 году два с половиной пользователя что-то там искали в крошечном рунете дайлаповским способом. А сегодня представить себе интернет без Яндекса невозможно. Недавно компанию Яндекс оценили в 5 млрд долларов. Эти люди видели на 14 лет вперед. Главное — верить в то, что ты делаешь. У меня есть идея — я хочу стать новым Рупертом Мердоком и захватить мир, как мыши из мультфильма «Пинки и Брейн».

Давайте тогда обменяемся телефонами…

Любишь мышей? (Улыбается.)

Что бы вы делали без Тины Канделаки?

А что бы Тина Канделаки делала без нас? (Смеется.) Она супер-талантливая и очень яркая. Я помню, как мы прошлым летом сидели и дискутировали — мне никогда не было так интересно общаться с человеком. Потому что она очень правильно мыслит, и она, как и я, несмотря на то, что мне 22, а ей 33, мыслит стратегически, она мыслит завтрашним днем, она не хочет хапнуть здесь и сейчас, а готова много работать на свое будущее. Она не хочет в 40 лет скакать по сцене и вести корпоративы. И из-за того, что она всегда была одиночкой, у нее не хватало инструментов монетизации и реализации всех своих талантов. Мы с ней стали работать, построили каналы коммуникаций, «управляем ее прессой», рекламными контрактами, графиками и так далее. Мы оптимизируем все это. Безусловно, мы используем ее бренд. На самом деле глупо было бы не использовать. Она является партнером компании. И всегда, как бы мне тяжело ни было, она мне говорит «Не бойся, я в тебя верю». Она очень много делает для компании, все время привлекает новых людей, людей больших, с именами и репутацией. Без нее представить себе канал PostTV просто невозможно в первую очередь со стороны идеологической и философской. С практической — наверное, не будь ее на канале, мы бы все равно куда-то развивались, по иному пути, но присутствие Тины, безусловно, очень ускоряет процесс нашего развития. И делает путь гораздо короче.

Вы делаете упор на звездных, уже раскрученных ведущих — Понарошку, Тактаров, Канделаки, Лопырева. Какие еще герои появятся в ближайшее время на канале?

Вспомните перестройку, начало 90-х — мрачный, страшный период, но какой прорыв в сознании людей! А вот сейчас в экономическом плане мы сделали огромный рывок вперед, колоссальный. Но в культурном плане… Все как-то заснули. Все усреднилось. Где новый Маяковский? Где новый Аксенов? Что, Сергея Минаева можно назвать народным писателем? Началась новая эпоха. И ей нужны новые герои. А героев нет. Их надо создавать, они у нас, к сожалению, самобытно не вырастают. Сегодня герои могут выйти только из интернета. Мы подхватили ту тенденцию, которая уже вовсю работает на Западе — все новое появляется в первую очередь в сети. Соответственно, я хочу привлечь новых звезд. Глуховский — это звезда будущего, это завтра. Захар Прилепин — это завтра. А Тина Канделаки это сегодня и завтра. И вот, никому не известную девочку, которая делает отличные репортажи, задает смелые вопросы звездам, но сама по себе пока никому не интересна и не известна, мы поставим между Глуховским и Канделаки. И только через несколько лет мы получим своих новых героев…

Когда вы делаете программу в интернете, у вас развязаны руки, если иметь в виду цензуру и формат? Рамки дозволенного гораздо шире. Это помогает?

Когда нет рамок, нет и правил. А когда нет правил, нет направленного развития. Ты должен научиться играть именно вот так, а не просто изо всех сил бить по мячу. И если есть уже наработанный опыт телевидения, который доказал, что, допустим, длина сюжета не может быть больше 45 секунд, то глупо делать сюжеты по три минуты. Не брать за основу телевизионные рамки просто глупо. Но с другой стороны на телевидении мало кто готов к смелым экспериментам. А в интернете — пожалуйста. Аудитория придет, посмотрит и уйдет, а если ей не понравится, тебе напишут, оставят свой комментарий. И если ты умный человек — ты согласишься с их мнением. Можно пробить, сколько людей процитировало в своих блогах вашу программу. Это самый важный момент. Даже если они процитировали с негативной оценкой, они все равно стали вашей аудиторией. Значит, их зацепило. Поэтому эксперименты должны быть, но в пределах разумного.

Какие у вас отношения с телеканалом СТС? Вы что-то готовите для них?

С этим телеканалом, а именно с Вячесловом Муруговым, генеральным продюсером «СТС Медиа», который тоже иновационно мыслит, мы действительно сотрудничаем — разрабатываем программы для СТС. Возвращаясь к вашему предложению дать мне свой номер, вы уже начали обо мне заботиться? (Улыбается).

Значит денег, которые приносит сам сайт, пока маловато. Не хватает?

Да, пока с деньгами тяжеловато. Но. Деньги, заработанные на ТВ, посредством интернета могут превратиться в очень большие деньги, поэтому мы сейчас все вкладываем туда. Но так будет еще 2-3 года. За это время телевидение и интернет сольются. Сейчас об этом говорят все технологии. Совсем недавно появилась такая маленькая коробочка, которую подключаешь к телевизору, в нее втыкается интернетовский шнур, и Пост тв, Рутюб, Раша.ру можно смотреть на огромной плазме. Это первый звонок. Вот, кстати, Раша.ру — канал, контент которого мне не очень интересен, но с технологической точки зрения сайт производит сильное впечатление — ты можешь смотреть его на огромном мониторе, в hi-definition качестве, картинка не разъезжается на пиксели и нет дополнительной нагрузки на соединение. То есть, скоро всем уже будет все равно — смотреть по телевизору или в хд-качестве на ноутбуке.

К тому же в интернете ты не привязан к временной сетке передач, можешь посмотреть любой выпуск любимого шоу, когда тебе вздумается…

Да, и это главный козырь интернет-телевидения.

Скажите, а вы сегодня что-нибудь ели?

Нет… Только мак-фреш. Еще я выпил три чашки кофе, четыре стакана воды и выкурил пачку сигарет. Курю, к сожалению, много. Зато занимаюсь спортом — я до первого курса десять лет профессионально занимался футболом. И еще у меня пять лет не было отпуска. И за пределы Садового кольца я выезжаю только к родителям в город Жуковский. Говорю же, я — завидный жених и мне нужна железная рука. Может быть, даже ваша (улыбается).

Тина Канделаки

С чего началось ваше сотрудничество с PostTV?

Василий пригласил меня на презентацию журнала «Русский пионер». Так мы познакомились.

Вам не тревожно было затевать такую историю с настолько юным генеральным продюсером?

Вы знаете, сейчас я делаю ремонт, и меня скорее смущает возраст моих строителей — 50, 60, 45 лет, и трагедия состоит в том, что они уже не изменятся. А уровень их профессионализма оставляет желать лучшего. Казалось бы — крупная строительная фирма, с огромным опытом, а оказывается, что только на моей квартире они начали учиться строить. Гораздо лучше сотрудничать с молодыми — у которых, по крайней мере, есть шанс, чем работать с закостенелыми, безнадежными людьми. Вообще, меня окружают креативные, гибкие, талантливые люди… Но вот сталкиваясь с параллельным бизнесом, таким, как, например, строительство, с ужасом понимаешь, что там очень много безнадежных людей, которых уже ничего не изменит и не спасет. Так что для меня самый главный критерий в выборе бизнес-партнера — мозги, а не возраст.

Вы — совладелец PostTV. Что заставляет вас верить в успех предприятия?

Мы сейчас об этом не говорим вслух, но совершенно очевидно, что век глянца — в прошлом. И понятно, что завтра бумажный источник информации останется, но в небольшом объеме. Завтра мы с вами будем не открывать газету за завтраком, а открывать ноутбук и выходить в интернет. И, кстати, многие из нас, и я сама в том числе, так живем уже сегодня. А уж те, кому сегодня 20, уже не побегут за газетой, даже когда им исполнится сорок.

Есть что-то на PostTV, что вам не нравится?

Там все в процессе, это ведь не такой масштабный телеканал. Мы только набираем обороты.

Расскажите про новую программу с рабочим названием «Ток энд Ролл».

Это интервью в чистом виде. Визуально похоже на «Детали», только здесь героями будут представители бизнеса, экономики и власти.

Кто из героев «Ток энд Ролла» произвел на вас наиболее сильное впечатление?

Председатель Центризбиркома Чуров.

В чем принципиальная разница интернет-телевидения от обычного?

Оно более интерактивно и мобильно. Качество продукта приближается к телевизионному. Сетки нет — ты можешь посмотреть передачу, когда захочешь. И люди, которые смотрят передачу, когда хотят, вряд ли захотят смотреть ее в какое-то конкретное время. К тому же люди, работающие в интернете, не ограничены ни в форматах, ни в формах подачи. Телевидение в первую очередь черпает информацию из интернета, поэтому тон задает именно интернет. Это к вопросу о первоисточнике.

Захар Прилепин

Ваша программа «Старикам здесь не место» на фоне всеобщего посттевешного развлекательного веселья выделяется серьезностью. Вы пытаетесь привлечь интеллектуалов и зрителей старше 40?

Я рад, что необходимость движения в сторону «гуманитарности и очеловечивания» становится ключевым направлением деятельности даже развлекательных каналов. На фоне того, что творится на “традиционном» телевидении это, я думаю, станет серьезным конкурентным преимуществом. Впрочем, у моей программы «Старикам здесь не место» есть еще один аспект — не столько телевизионный, сколько общекультурный. Это попытка написать такой телевизионный учебник новейшей истории с помощью не историков, а самих участников событий.

Неужели новейшая история так сильно искажена? И если искажена, то зачем?

Я давно заметил, что наиболее устойчивы те конструкции и ситуации, которые не кому-то выгодны, а существуют по принципу «просто так сложилось». Все привыкли, никто не готов задумываться или оспаривать — вот и остается все как есть.

Вашу программу можно назвать политической?

Да, бесспорно. И это касается не только той политики, которая была в 80-е, когда герои программы занимали свои посты, но и нынешнего времени — рассказы этих стариков, мне кажется, легко проецируются на нашу современность.

Кто из героев произвел на вас наиболее сильное впечатление?

Аяз Муталибов, первый президент Азербайджана, живущий в Жулебино. У меня до сих пор не укладывается в голове, что президент может жить много лет в спальном районе в чужой квартире.

Как вы думаете, почему сегодня в писательской среде так популярна побочная профессия «телеведущий»?

Я не сказал бы, что эта профессия так популярна именно среди писателей, но мне это кажется более логичным, чем если бы я и мои коллеги работали, например, дворниками или сторожами, как рок-музыканты в свое время. Телевидение — это, в общем, тоже гуманитарная сфера.

Почему вы согласились на интернет-проект? В чем для вас привлекательность интернета как СМИ?

Разные телеканалы достаточно давно зовут меня участвовать в каких- то передачах в роли ведущего. От всех этих предложений я всегда отказывался, так как не хотел быть соучастником федеральных телеканалов в их деятельности по оболваниванию нашего народа. Предложение PostTV я принял сразу потому, что к интернет-телеканалу у меня больше доверия, чем к традиционному телевидению. Аудитория интернета умеет думать и не верит, когда ее пытаются обмануть. Кроме того,на этом интернет-канале я могу свободно выражать свое мнение и говорить то, что думаю, а не то, что нужно.

Олег Тактаров

Кто придумал реалити-шоу «Мужские игры»? Вы принимали участие в разработке?

Это моя идея, которая была выстрадана давным-давно, еще в 1996 году. Дело в том, что я видел, как в нашей страны бои смешанного стиля не развиваются, а в Америке они уже давно переплюнули бокс. Мне захотелось развить интерес и у наших людей. Когда я в 27 лет приехал в Америку, считал тогда, что я себя не выразил, и только там понял: в 27 лет не поздно что-то начинать сначала. Нужно поместить себя в экстремальные обстоятельства, тогда все начнет получаться.

Ваши подопечные в программе проходят через тяжелые испытания — физические и моральные. Вы сами так тренировались?

Я тренировался раз в 50 больше, чем они, и совсем себя не жалел, а вот их жалел. Но, несмотря на мою к ним иногда жалость, результаты оказались просто потрясающими.

А как тренируются участники, которые будут выступать с американской стороны?

Они тренируются в менее экстремальных условиях — съезжаются на базу, а сами живут в Калифорнии, недалеко от океана.

Вам когда-нибудь приходилось долго находиться в суровых условиях?

Ну вот практически 42 года (улыбается). Если этих условий нет, то я их сам себе искусственно создаю — когда у меня все нормально, я расслабляюсь. В данном случае моя поездка в Америку и была этим приключением. Когда я зарабатывал деньги, бизнес был успешным, я просто поехал в Америку — в никуда — конечно, были и проблемы с квартирой, и проблема языкового барьера существовала, но я все это преодолел.

Как в «Мужские игры» попала женщина?

В нашем проекте две женщины, которые, кстати, показали лучшие результаты по части личностных побед. После нашего проекта у одной из девушек бизнес пошел в гору, она бросила своего парня-пьяницу и нашла себе достойного. То есть, мы ей дали возможность поверить в себя.

Для своих подопечных вы, безусловно, авторитет. Но мне показалось, что помимо уважения они испытывают перед вами недетский страх. Это обязательное условие успешных отношений между спортсменом и тренером?

Мне кажется, ни у кого нет страха, никто меня не боялся. Они со мной и спорили, и высказывали свое мнение, когда были не согласны, так что я ничего такого не заметил.

Тяжело было расставаться с участниками?

Конечно, тяжело. Самым тяжелым было отчислять. Я был против этого правила, так как не считал нужным делать такое, но это добавляет остроту проекту.

Противостояние России и Америки очень символично. А вы сами себя считаете американцем или россиянином?

Как можно стать американцем, когда я туда поехал уже будучи взрослым и состоявшимся человеком? Я знаю Америку со всеми ее плюсами и минусами. Те вещи, которые видят туристы, приезжая туда, — это уже для меня прошлое. Но американцем себя не считаю и даже при всем своем желании им стать уже не смогу.

Ваше шоу станет, наверное, самым дорогостоящим проектом в интернете. Почему интернет? Вы могли бы делать это на телевидении. Чем обусловлен ваш выбор?

Интернет смотрит весь мир и, насколько до меня доходит информация, мою программу смотрят и в России, и в Америке, и в Австралии. Просто мне всегда было мало одной страны — я хотел, чтобы то хорошее, что я делаю, видел весь мир. В данном случае так и получилось. К тому же в сети у людей есть возможность смотреть по много раз. Некоторые, я знаю, так и делают — пересматривают, чтобы чему-то у меня научиться, запомнить некоторые советы. Я считаю, что правильно начать с нета и потом уже перейти на ТВ.

Вы бы ушли на телеканал, если бы вам предложили?

Да.

Ирена Понарошку

Расскажи про свою программу. Это же видео-версия портала Фейс.ру, если я не ошибаюсь?

Да. Но я веду только часть программы. Это интервью в форме экзамена. Гостю предлагается тянуть билеты с вопросами, которые мы заранее готовим. В программе также принимают участие модели, которые выступают в роли ведущих. Они берут интервью у звезд. Ведущая Саша Грицкевич задает такие жесткие, прямые вопросы… А вообще я пока сама не понимаю, как к интернет-телевидению относиться — серьезно или несерьезно. Поэтому сейчас во мне есть и доля скепсиса, и доля энтузиазма по отношению к этому проекту. По крайней мере, энтузиазмом меня заразил Василий Бровко. Он абсолютно уверен, что в будущем он будет Константином Эрнстом, если не Владимиром Путиным, и после разговора с ним ты действительно веришь в то, что тебе обязательно надо работать на Фэйс.ру, на PostTV, забыв про сон и еду. И я очень надеюсь, что его амбиции оправдают себя и приведут его компанию и меня вместе с ним к процветанию.

Скажи, а гонорары в интернете вообще как-то конкурируют с телевизионными?

Ха-ха-ха-ха-ха! (Смеется) Они пока не могут! Но наш интернет-бог Василий Бровко утверждает, что светлый день не за горами и впереди нас ждет золотое будущее. В интернете можно заработать денег, это факт, но вопрос в том, когда это случиться лично со мной. Сейчас уже многие авторы, которые пишут для интернета, получают гонорары веб-манями. И этими веб-манями, например, можно оплачивать коммунальные платежи, заказывать себе какие-то вещи… Это реально нереальные деньги!

А ты интересуешься рейтингами своей передачи?

Ну, я вообще в этом ничего не понимаю, но говорят, что каждый выпуск передачи смотрят 100-150 тысяч зрителей.

В чем, на твой взгляд, главное преимущество интернет-телевидения?

Однажды появившись в интернете, программа будет там навсегда. Ее смогут посмотреть и пересмотреть все желающие в любое время. И сколько ты ни плюй в вечность на телевидении, твоя передача в любом случае осядет в архивах.

Ты позволяешь себе нечто такое, чего не можешь позволить себе на телевидении?

Пока нет, не возникало такой потребности. Пока не могу сказать, что мне хочется ругаться матом или напрямую хамить гостям. Или разоблачить чью-то сексуальную ориентацию возражением «Зачем вы врете?!», как это сейчас модно на Западе — это называется «гей-аутинг».

А ты не считаешь, что PostTV во многом обязан своим успехом известным лицам, которые сотрудничают с каналом. Тебе не кажется, что вами, в хорошем смысле, но воспользовались?

Я уверена, что нами воспользовались, но я надеюсь, что в этом мире все возвращается бумерангом. И это значит, что мы воспользуемся ими. Я пошла на PostTV, потому что Тина Канделаки вряд ли ошибется, я в ней уверена — у нее нечеловеческая хватка, нечеловеческая чуйка и я просто двигаюсь в проложенном ею русле, признавая ее авторитет и превосходство как телеведущей.

ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация