«Половину имейлов получаю от русских»
Януш Вишневский рассказал Time Out о том, почему он часто бывает в Москве и чем поляки отличаются от русских.
Москву в очередной раз посетил польский писатель Януш Вишневский. На сей раз автор знаменитого романа «Одиночество в Сети» приехал представить свою новую книгу «Бикини».

Вы очень часто бываете в Москве…

Часто? Да нет! Всего в четвертый раз. Я бы хотел чаще, чтобы иметь больше времени походить по городу. Главным образом я вижу Москву из окна машины, когда стою в пробках.

Какой она вам показалась?

Это огромный город. Я понимаю, что в Москве живет больше людей, чем в Чехии и Словакии вместе взятых. Когда я приезжал в первый раз, у меня была туристическая программа, потому что тогда я приезжал вместе со своими дочерьми, которым хотел показать город.
Все основные достопримечательности я видел: я был в Кремле, мавзолее Ленина, я был в этих соборах, я гулял по улицам. Для меня Москва — город невероятного темпа, скорости. Это один из самых быстрых городов, в которых я когда-либо бывал. Город контрастов, в котором можно увидеть разваливающиеся «жигули», которые паркуются рядом с шикарным Porsche.
Я пока не видел культурную Москву, хотя в этот раз я впервые пойду в Третьяковскую галерею. Я никогда не ходил на ваш балет, в вашу оперу — не был ни в одном театре. В Петербурге я был на своем собственном спектакле — «Балтийский дом» ставил спектакль по «Одиночеству в Сети».
Поэтому мое мнение о Москве достаточно поверхностное. Что меня по-настоящему впечатляет в Москве — это люди, которых я встречаю. Они теплые, открытые. Такие приходят на встречи со мной в книжные магазины.

Люди, которые вас читают в России и в Польше, похожи?

Я получаю половину имейлов от поляков, половину — от русских и жителей бывших союзных республик. В целом это одни и те же вопросы, одни и те же рассказы своих личных историй. Но россиянки более открытые, они больше пишут об эмоциях.
Я тут получил письмо от девушки и написал ей, что не могу писать по-русски, поскольку у меня нет русской раскладки на клавиатуре. Она мне тут же ответила, что если я дам ей адрес, то она завтра же «Диечелом» вышлет мне русскую клавиатуру. Но все же особых различий нет. Мои книги о чувствах, а они переживаются везде более или менее одинаково. Тут недавно перевели мой роман на вьетнамский — оказалось, что и во Вьетнаме то же самое.