Акунин стал Солнцем Японии
Г-ну Григорию Чхартишвили, он же Борис Акунин, в резиденции посла Японии в России вручили орден Восходящего Солнца IV степени. Произошло это 20 мая, в день рождения Акунин-сана.

Переводчик Юкио Мисимы, Кобо Абэ, редактор 20-томной «Антологии японской литературы», литературный отец влюбленного в Японию Эраста Фандорина получил награду за вклад в развитие русско-японских культурных связей. Среди россиян орденом Восходящего солнца награждены Михаил Пиотровский, Валерий Гергиев, Юрий Норштейн, Наум Клейман и Юрий Любимов.

Японцы устроили церемонию вручения пунктуально и лаконично. Ровно в 15.00 все участники оказались на своих местах. Самыми пунктуальными оказались Наум Клейман и Борис Гребенщиков, который с готовностью замирал под вспышками камер, и исполнитель роли Фандорина в фильме «Статский советник» Олег Меньшиков в нежно-розовом пиджаке и с юной супругой у локтя.

Накануне церемонии Акунина предупредили, что он должен прийти в пиджаке, чтобы было на что привинтить орден. «У меня есть белая рубашка, я ее надену, а галстука у меня нет», — признался писатель за день до вручения обозревателю Time Out. И так и явился на церемонию — в черном костюме и белой рубашке без галстука.

Сначала выступил посол Японии Масахару Коно. В краткой речи он заявил, что приехал в России совсем недавно, и предложил звать его просто Маса. Затем состоялось собственно вручение: посол прикрепил орден к пиджаку и под взаимный поклон вручил орденское удостоверение — довольно широкий свиток с иероглифами.

Под конец виновник торжества произнес ответную речь — и привычно спародировал жанр. Акунин сказал, что ордена вручают трем категориям лиц: героям, государственным деятелям и ветеранам. Поскольку он не герой и не государственный деятель, то выступит в жанре воспоминаний ветерана-япониста.

Дальше пошел рассказ, как в начале занятий студента Чхартишвили японистикой на заре 1970-х Япония представлялась советским людям далекой и непонятной. Они знали только, что там есть самураи, гейши, каратэ, икебана, а интеллигенты могли добавить к списку Кобо Абэ, которого не понимали, но все равно читали. Тогда в социологическом опросе «Кого из знаменитых японцев вы знаете?» лидирующую позицию занял Брюс Ли.

А когда молодой японист Чхартишвили первый раз попал в Японию, то выяснилось, что у японцев СССР ассоциируется с северными территориями, матрешкой и пирожками (с дарением на «о»). Японская интеллигенция тогда читала Достоевского.

Сейчас японская интеллигенция тоже читает Достоевского (новые переводы стали лидерами продаж), зато в России появились японское кино, литература, анимация и кухня.

«Россия повернулась лицом к Японии. Если японцы считают, что в этом есть какая-то моя заслуга, мне приятно. Даже если это не так», — признался писатель, и все пошли есть японскую еду, а немного погодя — резать именинный торт с 53 свечами.

Смотрите также: Фоторепортаж с вручения ордена (фото Михаила Бибичкова).

Спецпроект

Загружается, подождите ...