Москва
Москва
Петербург

Перестановки в художественном мире Москвы

Третьяковской галерей впервые в ее истории будет руководить женщина, в журнале "Артхроника" - новый главный редактор, а АРТстрелка закрывается. В следующий сезон искусство вступит с серьезно изменившимся лицом.

Прошлый сезон начинался открытием новых мест — в том числе блистательного «Гаража» — и новых имен, а заканчивается тотальной сменой менеджмента и завершением одного из самых славных, хоть и малобюджетных проектов последних лет — АРТСтрелки.

Самая громкая перемена — в Третьяковской галерее. Не потому, что от рокировочки ждут реальных изменений, необходимость которых давно назрела в национальной сокровищнице — просто она у нас такая одна. О новом назначении сообщили пока полуофициально, на директорате: директором Третьяковской галереи с 1 июня станет Ирина Лебедева, бывший директор Валентин Родионов уходит в почетную отставку.

Слухи об уходе Родионова ходили так давно, что художественная общественность устала на них реагировать. В далеком 1993 году заместителя министра культуры по строительству, архитектора по образованию назначали временно — достраивать здание в Лаврушенском переулке. Со временем выяснилось, что и начальство, и непростой коллектив новый директор устраивает, а когда понадобилось, бывший партиец и опытный чиновник сумел наладить отношения и с патриархом, и с московским начальством. Казалось — навсегда: директоров, даже временных у нас меняют редко, гораздо чаще они уходят естественным путем.

Обозначенная официально причина — на пенсию, кажется смехотворной, пока в Пушкинском продолжает директорствовать Ирина Александровна Антонова. То, что звезды сошлись именно теперь, после череды скандалов, следовавших один за другим — еще одно свидетельство бурной, но не вполне внятной деятельности обновленного министерства культуры.

Впрочем, скандала, подобного театральному, ждать не приходится. Бывший зам.директора Ирина Лебедева ни разу не была оппонентом Родионова. Наоборот, в ряде скандалов она выступала спикером вместо не стремившегося к публичности директора. А истории с выдачей-невыдачей «Троицы» Рублева, увольнением заведующего отделом новейших течений Андрея Ерофеева, срочной перестройкой здания галереи на Крымском валу, скандалами с подделками, большая часть сертификатов на которые выдавалась сотрудниками Третьяковки, демонстрировали широкой публике состояние умов не только в галерее, но и в тех сферах, где меняют директоров.

Чего бы в верхах ни ждали от Лебедевой — послушного исполнения начальственных пожеланий или мощной обороны от покушающихся на имущество и территорию национальной сокровищницы, — задача привести галерею в приличный вид, соответствующий званию одного из главных музеев страны, с внятной программой и работоспособным коллективом перед ней явно не ставится. За то время, что она руководила частью музея, располагающейся на Крымской набережной, революционных перемен не случилось, хотя поначалу видно было, что хотят как лучше: была устроена новая экспозиция, вменяемая, правда, лишь в первой, авангардной (как раз в той области, где Ирина Лебедева специализируется) и заключительной, современной частях. Кроме того, расцвел и устроил несколько выставок отдел новейших течений.

Затем дела пошли в другом направлении: состоялось громкое увольнение Ерофеева, остановился под натиском слухов о неизбежном переезде ремонт залов, странный выставочный план становился все страньше и страньше, коллектив все менее работоспособным. Хочется надеяться на лучшее, но назревшие реформы могут и не начаться. Зависит это не от министерства и общества, а от доброй воли нового директора.

В отличие от Третьяковки, о новом главном редакторе журнала «Артхроника» сообщили официально — с того же 1 июня пост приняла критик «Коммерсанта» Милена Орлова. Николай Молок, сделавший журнал самым авторитетным и уравновешенным изданием по искусству в стране, уходит. Газета «Коммерсант» потеряла, а «Артхроника» приобрела одного из лучших в стране специалистов по современному искусству. Молок уходит в сторону телевидения, где так же очевиден недостаток информации об искусстве, как и отсутствие собственных квалифицированных в этой неузкой области кадров. Как отразятся перемены на облике журнала, неясно — но радикальных изменений вроде не намечается. Стимулы к совершенству у «Артхроники» давно уже только внутренние — конкурентов нет, а теперь закрывается и хоть как-то претендовавший играть на той же поляне журнал «Искусство».

Журнал «Черный квадрат» не закрывается, его делают новые главные редакторы. Самое удивительное порождение эпохи безудержно хлещущей нефти перешло в руки Елены Бакановой (со-владелец галереи Paperworks) и бывшего главного редактора Harper’s Bazaar Анзора Канкулова. Цели издания, захватившего самый яркий жупел противников авангарда в явно гламурных целях, остаются загадочными — где-то в районе «современное искусство как часть буржуазного образа жизни».

В галереях перемены не столь значительны: пустые слухи о новом директоре галереи Гельмана закончились пшиком — вернулась Юлия Гельман и заняла начальствующую высоту. По словам Николая Палажченко, которого прочили на это место, «галереей Гельмана может управлять только человек с фамилией Гельман».

Первая выставка без постоянного куратора галереи GMG Анатолия Журавлева прошла с некоторым понижением качества экспозиции — до сих пор они были безупречны и с небольшой ротацией в рядах художников. Ушел Журавлев не один — в компании с Вадимом Захаровым (когда-то так же эффектно покинувшим «Стеллу»). Но место в хорошей галерее пусто не бывает: вместе с постоянными художниками в последней выставке сезона участвовали концептуалисты Борис Матросов и Виктор Скерсис. Самое симпатичное приобретение московской художественной сцены, GMG работала аккуратно, профессионально, выставки устраивала образцово-показательные — одна из них — Никиты Алексеева была номинирована в прошлом году на премию «Инновация».

Некоторые перемены случились в галерее «Риджина», чаще других меняющей кадры. Тереза Мавика, с именем которой связано начало деятельности самого яркого стартапа нулевых — галереи «Стелла» — не очень долго сотрудничала с одной из старейших московских галерей «Риджина». О степени взаимопонимания Терезы с бывшим работодателем свидетельствуют высказывания о кадровых изменениях. Хозяин галереи Владимир Овчаренко утверждает, что ничего не произошло, сотрудничество продолжается. Тереза Мавика подтверждает — да, ушла. «Программа, над которой я работала, выполнена: галерея участвовала в важных ярмарках, состоялось несколько выставок художников галереи за границей, в ближайшее время будет еще несколько. Но сейчас такое время, видимо, галерее «Риджина» необходимо сосредоточиться на внутренних программах. А у меня есть любимый фонд «Современный город», буду помогать российским художникам — чтобы их имена лучше узнавали в других странах, чтобы работы попадали в хорошие международные коллекции. И с «Риджиной» будем вместе работать».

И самое печальное — приказала долго жить АРТСрелка. Дела на этой площадке шли в последнее время печально — большая часть галерей закрылась, из старожилов радовали лишь АРТСтрелка-projects и крошечная ArtBusinessConsulting. Контуры нового, значительно более бюджетного проекта пока скрыты в тумане — известно лишь, что на стрелке останется недавно перебравшаяся сюда галерея «Paperworks», а во исполнение давней мечты посетителей славного места — чтобы было где поесть и выпить, откроют ресторан — только ходить в него будут совсем другие люди.

Не успел Time Out написать об «уходе„ директора Третьяковки на пенсию, как В.А.Родионов лично выступил с заявлением, в котором комментирует “добровольность» своей отставки.

ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация