Балет. Главные события осени
Чем сложнее жизнь в России — тем пышнее ее балеты, так было в последние двести лет.
В Большом театре уже полгода правит знаток и реставратор старинных спектаклей Юрий Бурлака. Старинных — значит императорских, пышных, роскошных. Три акта как минимум; сотни костюмов; декорации, которые можно выставлять в Третьяковке.

Главным событием сезона должна стать воскрешенная им «Эсмеральда» Мариуса Петипа — и хотя премьера будет лишь в декабре, подумать о билетах стоит значительно раньше — если, конечно, вы хотите успеть купить приличные места за вменяемые деньги (продажа билетов на открывающийся в конце сентября сезон уже началась).

Сочиненная Виктором Гюго история цыганки, в которую влюблялись все подряд — от монаха до офицера — не раз превращалась в балет. Шесть лет назад в Большом появлялась бодрая версия Ролана Пети — там танцы средневекового люда напоминали балашихинскую дискотеку. В Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко идет аккуратная версия Владимира Бурмейстера — лучший спектакль советских 50-х. Но вот та «Эсмеральда», что сейчас делает Бурлака, ничего общего ни с Пети, ни с Бурмейстером не имеет — это программное возвращение в XIX век с его неспешностью, царственностью и культом балерины. Это сочинители XX века всматривались в мужчин этой истории: ах, а что там чувствует поэт Гренгуар, за которого девушка вышла замуж, чтобы спасти его от виселицы, но тут же сообщила, что мужем он ей будет только в документах? Ох, а вот священник Клод Фролло — как же тяжело ему, бедному, понять, что он ухитрился влюбиться, он же так презирал страсти глупых людишек? И преданный уродец Квазимодо, и лучезарный болван с офицерским патентом, капитан Феб — им ставили танцы и пантомиму. Все эти герои есть, конечно, и в нынешней «Эсмеральде» — но Юрий Бурлака, вслед за Мариусом Петипа, твердо помнит, как называется балет.

И главными становятся танцы цыганки — тихие причитания, торжествующие прыжки, неумолимо правильно поставленные ноги (девушка в романе была украдена табором из приличного дома — и в «манере выражаться» балерины естественен язык классики, а не размашистая удаль разноцветных юбок). Единственным, что останется в спектакле Бурлаки от «советских» версий, будет знаменитое вставное па де де Дианы и Актеона, сочиненное Агриппиной Вагановой — но поскольку первая леди ленинградского балета именно в нем чрезвычайно успешно имитировала балет петербургский, контрастировать с основным текстом оно не будет. На сцене Большого будут проложены парижские улицы, водружены дворцы и красочные притоны разбойников. Три с лишним часа торжественного побега от действительности.

25-28 декабря, Большой театр

Гастроли Гамбургского балета

Лучшая гастроль сезона в этом году будет в Петербурге, а не в Москве — в октябре именно туда с кратким визитом прилетит Гамбургский балет.

Труппа, которую уже 30 лет не может заманить к себе Москва, примет участие в фестивале «Дягилев. Постскриптум». Первые дни фестиваля, посвященного 100-летию дягилевской антрепризы, не случайно отданы Гамбургу: худрук театра Джон Ноймайер — сочинитель целой серии спектаклей, действующими лицами в которых являются Дягилев и Нижинский. Две из трех привозимых одноактовок («Павильон Армиды» и «Вацлав») сюжетно связаны именно со знаменитым русским импресарио и его премьером. И только «Весна священная» лишь косвенно связана с темой фестиваля — в раннем, 1970 года, сочинении Ноймайера нет никаких упоминаний о дягилевских временах. Это редкий для хореографа экспрессионистский спектакль, в котором человечество мечется на фоне нарастающей атомной зари.

Добраться до Петербурга куда проще, чем до Гамбурга, билеты уже продаются в питерских интернет-кассах.

12, 13 октября, Александринский театр, Петербург

Вернуться на главную страницу.