Москва
Москва
Петербург
«Мне пришлось основательно побороться с ролью»

«Мне пришлось основательно побороться с ролью»

Актрисе удалось стать двигателем интриги одного из самых знаменитых детективов в театральной истории ХХ века.
Серебренников чаще всего переносит действие своих спектаклей в XX столетие. Как он поступил на этот раз?

Наша «Трехгрошовая опера» — история, происходящая вне времени. Хотя в ней можно найти немало параллелей с сегодняшним днем. У нас замечательная сценография. Кирилл сделал невероятно красивые костюмы. Три акта спектакля разительно отличаются друг от друга. Я бы сказала, что это три спектакля в одном. Не буду раскрывать все карты, на носу премьера, пусть зрители сами все увидят. Во время предпремьерных показов мы иногда наблюдали за зрительным залом. Многие зрители смотрят на сцену, открыв рот.

Вы не удивились, когда Кирилл предложил вам сыграть в «Трехгрошовой опере» роль второго плана — мамашу Пичем?

Я бы удивилась, если бы он предложил мне сыграть Полли Пичем. А ее мать Сильвия Пичем — это абсолютно моя роль. Мне очень нравится Брехт, я люблю работать с Кириллом. Кроме того, в нашем спектакле Сильвия — это не роль второго плана. Наоборот, это ее скорее можно назвать звездной.

Почему?

Спектакль выстроен так, что поступки Сильвии Пичем — это фактически движущая сила действия. Она разлучила свою дочь и Мэкки, придумала, как его предать, и фактически довела его до виселицы. В начале спектакля моя героиня — старая алкоголичка, которая абсолютно потеряла интерес к жизни. В финале она — красавица и женщина-вамп. В жизни Сильвии появилась цель, и это ее возродило. Приводя в исполнение приговор Мэкки, она похорошела и расцвела. Поначалу я даже не думала, что я такое сыграю. Роль родилась, когда мы уже вышли на сцену.

А материала в пьесе для этого достаточно?

Вполне. У Сильвии две большие сцены в начале спектакля, а потом роль пунктиром проходит через все действие. И последняя ария — моя.

Не сложно ли вам петь зонги Вайля?

Музыка у Вайля невероятно сложная, оперная и шлягерная одновременно. Но в ней столько неожиданных идей! Если вы ее послушаете, то поймете, что большинство современных композиторов вышли из Вайля как из гоголевской «Шинели». И очень многие мелодии растащили по кусочкам. После музыки Вайля я долго не могла слушать ничего другого. Так и ездила в машине, включив эти композиции. Петь зонги тоже очень интересно. До того как начать репетиции, мы полтора года занимались вокалом.

Почему вы так долго готовились к спектаклю?

Наша «Трехгрошовая опера» не мюзикл, а именно зонг-опера. Думаю, что в Москве еще ни один театр не делал полного варианта этой пьесы Брехта с зонгами Курта Вайля. Даже у Константина Райкина в «Сатириконе» играли сокращенный, бродвейский вариант. А у нас не выброшено ни одного слова, ни одной ноты. Для спектакля сделан новый перевод пьесы и зонгов.

У вас сразу получилась роль?

Нет, Сильвия Пичем не сразу мне далась. Во время репетиций пришлось основательно побороться с ролью. Кирилл очень сильно изменил мою внешность: на сцене у меня другой цвет волос и фигура. В начале спектакля меня вообще не узнать. Многие знакомые, увидев мою героиню, поначалу не догадывались, что ее играю я.

23 августа 2009,
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация