Автор скандальной «Анти-Ахматовой„ Тамара Катаева: “Все мы не без греха»
Автор «Анти-Ахматовой» собрал в книге цитаты из документальных источников и скомпилировал их таким образом, чтобы показать, какой бездарной, злой и завистливой была Анна Андреевна. Теперь настала очередь Бориса Пастернака.
Когда в 2007 году вышла ее книга «Анти-Ахматова», разразился скандал. Читатели были шокированы. Автор «Анти-Ахматовой» собрал в книге цитаты из документальных источников и скомпилировал их таким образом, чтобы показать, какой бездарной, злой и завистливой была Анна Андреевна. Теперь настала очередь Бориса Пастернака. В книге «Другой Пастернак» Катаева с дотошностью свекрови описала его отношения с Евгенией Лурье, Зинаидой Нейгауз и Ольгой Ивинской.

Насколько я понимаю, к литературоведению вы отношения не имеете?

Я много читаю, но я не литературовед и книгу написала не литературоведческую.

А чем вы занимались до того, как сели писать «Анти-Ахматову»?

Жила, работала, семьей занималась. Почему вас интересует моя биография?

Потому что ваша первая книга стала скандалом, и всем интересно, кто его устроил.

Я закончила педагогический институт, дефектологический факультет. По специальности не работала. Сменила несколько профессий, последние десять лет я не работаю. Сижу дома — я жена и мать. Литературой не занималась, и «Анти-Ахматова» — мой первый опыт.

А какие книги вы покупаете?

С тех пор как моя «Анти-Ахматова» вышла, я даже перестала в книжные магазины заходить. Мне стало это неприятно. Мне кажется, что по книжным магазинам в основном ахматолюбки ходят…

Но вас же не знают в лицо — вы можете не бояться.

Да я не боюсь, но тем не менее давно не заходила и книг не покупала. Муж книги покупает: не пропускает ни одной книжной выставки, загружает машину книгами и привозит.

А ваши отношения с Ахматовой когда начались?

Мои отношения с Ахматовой не более близки, чем мои отношения с другими писателями. Она даже после написания книги мне ближе не стала. Я к ней совершенно равнодушна. Но вся литература об Ахматовой — сплошные славословия и фальшивка. Приводятся факты, а интерпретируются ровно противоположным образом. По-моему, нельзя эту фальшивку не видеть и не слышать фальшь в обсуждении Ахматовой, всего ее облика, героизма.

Мне показалось, что Пастернака вы тоже как-то недолюбливаете…

Я люблю Пастернака…

В книге он у вас какой-то не очень привлекательный вышел: тряпка и дрянь-мужичонка…

А разве он обязан быть мачо?

Ахматова у вас обязана быть хорошим человеком, а Пастернак нет?

Конечно, никто не обязан. Мне часто объясняют, что поэты творят свои мифы — бог с ними, пусть творят. Но мы не обязаны им верить. Мы обязаны любить поэта и говорить, что прощаем ему все. Мы Ахматовой все прощаем, но не обязаны верить. Вот против чего книга.

Почему все-таки следом появился Пастернак?

У меня на задней обложке есть задиристая фраза про «мысль народную» и «мысль семейную». В тот момент меня обуяла мысль семейная.

Были гораздо более интересные семьи — чего стоит «брак втроем» Маяковского, Лили и Осипа Брика. Если бы я села писать книгу на эту тему, я нашла бы, что написать своего. Семейная жизнь Пастернака ведь тоже подробно описана. На примере Пастернака я высказала свои взгляды на семью, любовь и брак. Я читала о нем, думала о своем, и получилась книга о любви. Но главный герой в ней Пастернак.

У вас вначале есть аккуратная фраза, что эта книга — роман. Роман подразумевает вымысел. В каких отношениях ваш Пастернак с настоящим Пастернаком?

Я, конечно, старалась ничего не придумывать…

Тогда почему вы назвали книгу романом?

Я не могла найти другого определения. Мне сразу хотелось снять литературоведческие претензии ко мне. Я вообще хотела назвать книгу поэмой. Мне казалось, что пишу сугубо личное исследование и погружаюсь в своего героя так же, как автор романа в своего.

Кажется, вы женщин любите не больше, чем мужчин. Женам Пастернака у вас досталось: первая — истеричка и лентяйка, вторая — была красавица, но после 30-ти только и нужна, что полы помыть да борщ сварить, третья — вообще сплошные аборты…

Написать 600 страниц и при этом любить или не любить трудно. Если бы я писала текст для отрывного календаря, они были бы замечательными, Пастернак их любил по крайней мере. Я к ним отношусь так же, как к себе. Я себя тоже и люблю, и не люблю. При этом я есть и я живу. Ну как написать добро о ком бы то ни было? Даже о Пушкине как человеке добро никто не пишет. Все мы не без греха.

Спецпроект

Загружается, подождите ...