Москва
Москва
Петербург
Место преступления — Москва

Место преступления — Москва

Москва, как и любой большой город — идеальное место для преступлений.
Здесь сосредоточены деньги, и здесь же легко затеряться в городской сумятице. В отличие от западных столиц в Москве типы преступлений и методы преступников менялись постоянно — не только из-за прогресса, но и потому что за последние 100 с лишним лет у нас не раз менялся политический и, соответственно, экономический строй. Отсюда такой разнобой — во времена царизма, социализма и капитализма преступления совершались тоже по-разному.





Царская охота:
шулера и аферисты





Советская республика:
ранние годы





Разбой в застой:
язвы и ювелирка





Беспредельные переделы:
бандиты и банкоматы





Мнение эксперта
и простых людей



Царская охота: шулера и аферисты

В криминальных хрониках дореволюционной Москвы почти не было коррупционных разоблачений, изнасилований и убийств — не потому что этого не было вообще, а потому что такие вещи считались теневой стороной обыденной жизни. Зато грабежей и краж в городе хватало всегда, так же, как поддельных векселей и шальных денег. Самый остроумный из аферистов того времени, 27-летний светский кутила и сын артиллерийского генерала Павел Шпеер в 1865 году вместе с молодыми клерками и купеческими наследниками прямо в борделе на Маросейке сколотил тайный клуб финансовых махинаций «Червонный валет». Там же они придумали себе опознавательный пароль, известный в воровском мире как «стук по носу», и сменили фамилии. Сам Шпеер назвался племянником генерал-губернатора Москвы Долгорукова, а чуть ли не на следующий день даже открыл в Москве «Главную контору князя Всеволода Алексеевича Долгорукова». От имени племянника высокого чиновника контора рассылала дворянам письма с просьбой инвестировать в строительство конных заводов, а сам «племянник» лично набирал будущих работников. Правда, в качестве гарантии брал с каждого залог — чтобы те до открытия предприятий не разбежались по другим работодателям. Естественно, заводов никто не увидел, зато шайка «Червонных валетов» сорвала приличный куш, а по поддельным векселям к тому же получила четырех маститых скакунов, которых позже загнала за неплохие наличные. Обманутые дворяне особо не жаловались генералу Долгорукову на его родственничка — мало ли чего, ну шалит парень, с кем не бывает. Этим и пользовались «Валеты». Они часто отправляли почтой в Смоленск, Тверь и другие города ящики женского белья ценностью в 900 рублей каждый. Транзитная компания на гербовой бумаге выписывала транспортные чеки, в то время считавшиеся аналогами банковских векселей. В городах ящики никто не встречал, и по истечении срока их вскрывали полицейские как невостребованный товар. Выяснялось, что в каждой такой посылке как в матрешке лежало еще по несколько ящиков, а на дне самого маленького оказывалась книга «Воспоминания о Императрице Екатерине Второй по случаю открытия ей памятника». Шутка всегда удавалась — мошенники зарабатывали на вывозе плохо продаваемой книги, получали страховые расписки за якобы отправленное дорогое белье и обменивали транспортные чеки на живые деньги. Чтобы не мелочиться, «Червонные валеты» вскоре наладили выпуск фальшивых векселей на сумму до 10 тысяч целковых каждый.

По городу ползли слухи о деятельности аферистов—фальшифомонетчиков и их предводителе — самозванце Долгорукове. Губернатор, дабы успокоить горожан, приказал московским сыщикам «изловить» мошенников и «законопатить». В отместку «Валеты» решили пошутить над генерал-губернатором и по дешевке продали его дом каким-то английским туристам.

Операция готовилась поэтапно. Сначала английским купцам рассказали, что в Москве некто срочно продает старинный особняк по бросовой цене. Затем Павел Шпеер в качестве представителя английской делегации прибыл на званый ужин к самому губернатору, чтобы передать просьбу англичан осмотреть жилище высокого русского чиновника. Чиновник растрогался и дал добро. Мошенники выбрали момент, когда губернатор отъехал по делам, быстро показали иностранцам дом, быстро подписали договор купли-продажи и растворились. На следующей день, когда заморские друзья подкатили со своим скарбом к дому губернатора и заявили, что теперь это их собственность, разразился грандиозный скандал, который в 1877 году закончился арестом сорока восьми «Червонных валетов». Всем инкриминировали около 60-ти преступлений, совершенных с 1867 по 1875 год.

Преступников сослали на каторгу в Сибирь, осудив кого на 2 месяца, а кого и на 6 лет. Павел Шпеер, по слухам, действительно дальний родственник генерал—губернатора Москвы Долгорукова — он единственный избежал наказания и скрылся за границей, где безбедно провел свои лучшие годы. Некоторые историки сомневаются в факте продажи дома генерал-губернатора, а ссылку на книгу Гиляровского «Москва и москвичи» как на источник данных автор книги «Байки русского сыска» Валерий Ярхо считает просто уморительным. «Гиляровский, журналист желтой газетенки «Московский листок», поселился в Москве только в 1881-м году, а до этого был никем», — утверждает Ярхо.

Советская республика: ранние годы

Мировая Война, революция в 1917-м году, Гражданская война, разруха, — все это круто изменило преступные тренды. Убивать стали просто, не задумываясь. Там, где раньше воры тайно крали, теперь открыто убивали и брали, что хотели. Невероятно выросла детская преступность — шайки беспризорников были опасны тем детским зверством, на которое не способны и взрослые. Настоящим бичом для Москвы стали налеты на поезда — на дорогах орудовали шайки озлобленных крестьян. В первые годы советской власти в криминальном мире первенствовать стали «любители„, а так как профессиональных навыков у них было маловато, а законов “блатного мира„ для них не существовало, то и убивать они стали чаще и изощреннее.

Один из братьев Гилевичей, например, нанял на службу студента, похожего на него комплекцией, застраховался на большую сумму в пользу брата, а потом убил своего служащего, изуродовал его труп, подкинув свои документы. Другой брат “опознал„ в убитом Гилевича, а потом получил огромную сумму по страховому полису. Сгубила их поспешность и размер требуемой компенсации.

Советские же чиновники в первые годы НЭП погрязли в коррупции — они организовывали “частные лавочки„ под крышей собственных учреждений, распределяли дефициты, выдавали разрешения и концессии. Одну такую концессию от самого Ленина в 1920-м году получил Арманд Хаммер, высокопоставленный жулик, всю жизнь разводивший на деньги своих жен и наших генсеков. Одни считают его агентом КГБ, работавшим на Западе, про которого Фрэнк Синатра спел „Mr. Wonderful“. Другие наоборот — самым успешным американским шпионом, удостоенным Ордена Ленина. Хаммер и вправду был единственным из „проклятых капиталистов“, с полпинка открывавшим двери в высшие эшелоны советской власти. Именно Хаммер уже в брежневский застой мог летать в Москву на собственном Боинге как птица: без визы и в любое время. „Он не был агентом или шпионом, его использовали в качестве легального канала привлечения валюты из-за рубежа и переправки раскулаченного имущества“, — уверен историк РГГУ Александр Крушельнитский.

Корни такой дружбы между руководством партии и американцем еврейского происхождения надо искать в 1920 году. Тогда 22-летний студент медицинского колледжа, „Рука и Молот“ (от имени Arm and hummer), как его называли, бежал от правосудия США: ему грозило два срока. Первый — за проведение незаконного аборта на дому, в результате которого погибла женщина. Второй — за незаконные продажи имбирной настойки с повышенным содержанием спирта в годы „сухого закона“. Прибежав в Москву, Рука и Молот тут же попал на прием к Ленину (по некоторым данным, вождь принял парня, потому что у того было письмо от отца, который в 1907 году также встречался с Лениным). О чем говорили 52-летний вождь мирового пролетариата и 23-летний мальчишка, неизвестно до сих пор, однако после разговора у Хаммера в руке оказался мандат-поручение с личным указанием Ленина всем ведомствам страны „Оказывать должное внимание и содействовать во всем А.Хаммеру“. „Была абсолютная блокада тогдашнего нового правительства во главе с Лениным, которого вообще на Западе называли Антихристом, — объясняет Крушельнитский. — Вождь понимал, что без вливания частного капитала из-за рубежа ему просто не выжить, вот он и использовал Хаммера для налаживания связей с другими заграничными спекулянтами, ему некуда было деваться“. С этой бумажкой Хаммер счастливо зажил в Москве. Чтоб не скучать, женился, открыл карандашную фабрику, завел контору антиквариата, через которую потихонечку и начал вывоз в Америку пушнины, черной икры и царской утвари, включая ковровые дорожки из Эрмитажа, из которых он чуть ли не лично потом шил тапочки — в Америке все шло на ура. Именно Хаммер таким образом наводнил мир фальшивыми яйцами Фаберже, клеймами которых он запасся с помощью Микояна также в годы избавления от „царского хлама“. А тайно вывезенные документы, фотографии и личные дела Маркса, Энгельса и Ленина он через несколько лет с помпой преподносил каждому новому вождю СССР как результат своей личной работы по поиску таких ценных для русских реликтов. Брежнев в благодарность за такой „труд“ однажды даже слезу пустил. За свои спекуляции Хаммера на Западе прозвали „Красным миллионером“, а Черненко перед встречей с ним умиленно сказал своему советнику: „Представляешь, я встречусь с человеком, который жал руку Ленину“. Рука и Молот вообще умел найти подход к людям. В Америке он последовательно женился на богачках, вхожих в дом Рузвельта, потом Никсона. Последняя жена Фрэнсис даже купила ему нефтяную компанию „Окси“, за счет которой Хаммер выписывал пожизненные контракты своим любовницам.

В СССР же американец делал расчетливые подарки. Хрущеву он подарил бельгийское ружье. Брежневу — эксклюзивный Роллс Ройс, на котором генсек, правда, позже чуть не разбился. Любовь к подаркам однажды чуть не стоила Руке и Молоту дорогой репутации. В начале 70-х годов он устроил в Москве выставку знаменитых полотен якобы из своей личной коллекции (картины он взял в прокат в американских музеях, а вернули их обратно только адвокаты после его смерти). И одну из них, первую в Советском Союзе картину Гойи Хаммер подарил Эрмитажу. Она же, как стало ясно позже, оказалась фальшивкой. В ответ за свой дар мошенник получил подлинник Малевича из коллекции „Третьяковки“. Ее Хаммер тут же продал на аукционе за 600 тысяч долларов. О том, что тогда страну в очередной раз обули, да причем личный друг Брежнева, решено было вслух не говорить.

В 80-е Хаммер ездил в качестве щедрого мецената в Чернобыль с благотворительным грузом, открывал аммиачные заводы в Тольятти, отмечал юбилеи, после которых ходили толпы обиженных звезд, которым Хаммер обещал, но не заплатил. Платить, как оказалось, ему было попросту нечем. Это выяснилось только после его смерти. Сказка про щедрого миллионера в жизни на бумагах обернулась для его кредиторов былью в полмиллиарда долларов долга.

Разбой в застой: язвы и ювелирка

В первые послевоенные годы по городу пошли слухи о появлении банды дерзких убийц и воров. Налеты на магазины, ограбления сберкасс, убийства прохожих на улицах и ограбления военных в их же домах — такие сообщения поступали на Петровку 38 ежедневно. Только в 1945 году в Москве официально зарегистрировали 21 450 преступлений, что в среднем на 10 тысяч больше, чем было, например, в 2007-м. Больше половины преступлений связывало одно — рисунок Черной кошки, который бандиты оставляли то на асфальте рядом с убитым, то на стене ограбленной квартиры. Кроме того, в милицию звонили жители коммуналок и рассказывали, что нашли у себя под дверью письмо с угрозами и пометкой „Черная кошка предупреждает“.

„Черная кошка“ считалась фирменным знаком налетчиков. Ей даже родители пугали детей, а дети в отместку крали из тайников родителей деньги и подсовывали им в сумки рисунки с изображением пресловутой кошки», — вспоминает Галина Михайловна, детство которой прошло в послевоенной Москве. В 1951-м году сыщики уголовного розыска по подозрению в квартирной краже задержали шайку подростков, учащихся училища № 4. Малолетки оказались настоящими грабителями и убийцами. При обыске у них даже обнаружили несколько рисунков „кошки“, а также „Манифест Черной кошки“.

Неизвестно, были ли дети действительно грозной московской бандой или же им сами оперативники подсунули улики, чтобы отчитаться перед руководством и успокоить горожан, мол, смотрите, поймали мы этих „кошатников“. Но как бы там ни было, в 2007-м году музей истории московской милиции представил документы о так называемом деле „Черной кошки“. Они-то и доказывали, что бандой московской „кошки“ (а филиалы были по всему союзу) руководил малолетка-семиклассник Вовка Колганов. А в его шайку входили подростки-беспризорники, специализировавшиеся на уличных и квартирных кражах, и кадры покрупнее — бывалые уголовники, которые совершали захваты складов и магазинов с убийствами охранников и продавцов. Кроме того, поимкой шайки руководил правнук поэта Пушкина, Григорий Григорьевич Пушкин. С 1946 года, по тем же музейным документам, он трудился в московском уголовном розыске.

Историк и автор книги „Байки русского сыска“ Валерий Ярхо вообще считает, что банда под названием „Черная кошка“, якобы организованно существовавшая в период с 1945-по 1950 годы не более чем, миф. Самые знаменитые “банды„, которые у всех на слуху и на устах, это большей частью “пуфы„, — говорит историк. Самый невинный вариант отечественного “пуфа„ — знаменитая “Черная кошка„ из не менее знаменитого фильма “Место встречи изменить нельзя„. Настоящие сыщики божатся, что вот именно “Черной кошки„ не было, но признают, что бандитов “типа того„, у нас было множество. После войны у многих на руках оказалось оружие, появилась привычка решать с его помощью все затруднения. Выжившие в кровавой мясорубке войны и смуты люди привыкли рисковать головой, плохо боялись “писаного закона„ и никак не могли “вписаться в мирную жизнь». Карманники и воры нападали чаще всего на военных, поскольку они были самым зажиточным классом среди обывателей — многие из офицеров побывали в Европе и домой вернулись не с пустыми руками (им дозволялось вывозить определенное количество имущества). Вот эти трофеи и кошельки офицеров становились объектами охоты уголовников. После того как несколько офицеров-фронтовиков положили гоп-стопников на улицах в разных городах и пристрелили десяток другой громил, ломившихся в их квартиры, уголовники поняли, что на пулю стало нарваться проще, чем взять добычу, а потому утратили интерес к этой теме.

В советском обществе, особенно эпохи брежневского застоя, уголовная преступность обнажала, как выражалась тогда газета «Правда», социальные язвы, а их всеми силами стремились скрывать, создавая у населения иллюзию благополучия. Потому о преступлениях писали редко, и то в основном в показательно-пропагандистских целях. Пока министр МВД Щелоков то и дело рапортовал народу, что в самой лучшей стране мира преступность имеет остаточное явление, в самой стране шла настоящая жизнь. Маньяк-таксист душил и насиловал малолеток в Москве, а будущий отец русской мафии Япончик тихо поднимался по карьерной лестнице. Под покровом брежневского застоя вовсю шевелился преступный мир, о чем не принято было говорить вслух даже в органах. Единственная дочка генсека Галина Брежнева и та оказалась замешенной в связях с бриллиантовой мафией. Ее негласно считали заказчицей ограбления Людмилы Ильиничны, вдовы писателя Алексея Толстого. Якобы Галина Брежнева, увидев на одной вечеринке вдову писателя в бриллиантовом колье и с серьгами XVII века, позавидовала той черной завистью и захотела себе такое же. А днем 1974 года в квартиру Толстых на Спиридоновке ворвались неизвестные и, размахивая ножами, заперли вдову в туалете. Через двадцать минут воры ушли, прихватив главные трофеи — те самые серьги и то самое ожерелье, выполненное из золота, изумрудов и бриллиантов. Его стоимость тогда составляла один миллион долларов, и это при курсе 55 копеек за доллар. На следующий день по этому же сценарию исчезли бриллианты и из квартиры известной укротительницы тигров Бугримовой. Казалось, дочь генсека разошлась не на шутку. Оперативники вышли на след ее любовника Бориса Буряце по кличке Цыган. Позже его признали виновным, правда, только в ограблении квартиры дрессировщицы, за что тот и получил свои 8 лет. Заказчика он не выдал. Квартиру же Толстого ограбил прославленный в то время вор в законе Толя Бец. Но при задержании его застрели. Ожерелье, которое советский классик подарил супруге на день рождения, так никогда и не было найдено.

В середине 70-х «по ювелирке» и не только успешно работали многие криминальные авторитеты Москвы, тот же Монгол, уголовник Слива или Балда. Помогал им и Япончик. Банды вымогали подпольные миллионы у директоров заводов и частных коллекционеров. А те не могли обратиться в милицию, потому что им самим бы пришлось рассказывать, откуда у них такие суммы. Банды действовали жестко — вывозили жертв в лес, заставляли рыть себе могилы или просто вешали на деревьях. В банде Монгола даже был специалист по экзекуциям, душевнобольной по кличке Палач. В 1972-м многих бандитов посадили, Япончику же повезло — первую отсидку в Бутырке он получит только в 1974-м, здесь же его и «коронуют».

Брежневскую стабильность в 1977 году всколыхнуло ограбление Госбанка на рекордную по тем временам сумму в полтора миллиона рублей. Генсек распорядился прекратить выпуск банкнот с той серией и бросил лучшие силы МУРа на поиск преступника. А тот еще полгода проедал полтора миллиона в дорогих ресторанах. Вообще среди мошенников эпохи застоя стал модным тренд грабежей с переодеваниями. Тогда появились банды дедов морозов. Преступники в полной карнавальной экипировке приходили в квартиры москвичей за час-два до наступления нового года, а вместо подарков из мешков доставали самодельные обрезы или охотничьи ножи, укладывали семьи на пол и набивали свои мешки настоящими «подарками». Были и другие воры, например, выпускники театрального училища Ольга и Алексей. Они гримировались под стариков и «брали» сберкассы. О них, кстати, актер Леонид Каневский рассказал в своей программе «Следствие вели» на НТВ. После окончания вуза влюбленные так и не прижились ни в одном театре и решили, что актерские способности можно применить в другом месте. Они стащили из реквизитной одного театра бутафорский пистолет, пару париков и грим. На пару ограблений этого хватило, потом парочка переключилась на ресторанных толстосумов. Ольга высматривала в дорогих местах общепита потенциальных жертв, подсаживалась за их столик, соблазняла, уезжала к ним в гости, а затем укрощала мужскую похоть клофелином. Дальше дело техники — сколько унесешь — все твое. Так и жили. Жили бы и дальше, если бы не страсть советских Бонни и Клайда к роскошной белой Чайке, на которой они скрывались со всех своих преступлений. Именно машина выдала преступников. При задержании Алексей погиб от выстрела оперативника, а Ольга получила восемь лет с конфискацией имущества. Освободившись, она вышла замуж за француза и уехала жить за границу.

Лишь к Олимпиаде-80 Москву удалось немного отчистить от преступных элементов, но не от спекулянтов, которых развелось уже столько, что справиться с ними не было никаких сил. Но уже к середине 80-х в языке правоохранителей появилось понятие «Организованные преступные группы» (ОПГ). Это означало, что в стране реально существуют масштабные криминальные структуры с внутренним управлением. Первым признаком стали появления стай праздно шатающейся молодежи, которые одним своим видом наводили ужас на мирных горожан. Первой такой стаей были «люберы», группировка из Люберец. Серьезные парни приезжали в Москву и дубасили панков, хиппи, а позже переключились на пенсионеров и прыщавых студентов. Как бы в противовес им появились так называемые «солнцевские» (главный — все тот же Япочник). Они не мелочились по прохожим, а уже контролировали рынки. Так советские люди впервые столкнулись с рэкетом. «В стране по сути наступила анархия, и человек, как социальное, но все-таки животное почувствовал запах крови и денег. Тормоза отпустили, и каждый почувствовал себя маленьким генсеком, началась эпоха феодализма», — объясняет эту ситуацию социальный психолог Юлия Корсакова.

В девяностые же оставшиеся в живых авторитеты играли уже по-крупному, шла жестокая дележка рынка, передел собственности, борьба за нефтяные месторождения. В результате появились новые люди, бандиты постсоветского периода, их стали называть «новыми русскими». Самые удачливые из них в 2000-х изменились до неузнаваемости, теперь они прилично одеты, интересуются искусством, тратят деньги на благотворительность. Большинство криминальных генералов легализовались и трансформировались в крупных бизнесменов, некоторые вошли в структуру власти, другие приобрели статус влиятельных общественных деятелей. Бывшие спекулянты стали крупными бизнесменами. Захват официальных властных постов — наиболее явно выраженная тенденция среди современных «воров в законе». Сегодня, например, влиятельнейший криминальный авторитет России Дед Хасан интересуется стройкой Сочи 2014, вернее, ее бюджетом.

Беспредельные переделы: бандиты и банкоматы

В 90-е криминальный мир Москвы практически вышел из-под контроля государства. Пока оно занималось самоопределением, в стране шла жесткая дележка рынка, передел собственности, борьба за нефтяные месторождения. На спекуляциях, финансовых пирамидах и беспределе появилось новое поколение бандитов — братки постсоветского периода, самых успешных из которых газеты тут же нарекли «новыми русскими». В 2000-х они сменили малиновые пиджаки на деловые костюмы и «девятки» на BMW с синими маячками и обзавелись дипломами о высшем образовании. Теперь многие их них интересуются искусством, тратят деньги на благотворительность. Большинство криминальных генералов легализовались, некоторые осели в кабинетах власти, другие приобрели статус влиятельных общественных деятелей.

Вообще захват официальных постов — явно выраженная тенденция среди современных воров в законе, которых еще в 2003-м году в России МВД насчитало больше 1000, в Москве — 200 человек. В том же 2003-м году за решеткой оказались только 13 воров в законе. Остальные, выжившие в междоусобных разборках, уже из высоких кресел сегодня контролируют торговлю оружием и наркотиками, контрабанду и операции с недвижимостью. К примеру, влиятельнейший криминальный авторитет России Дед Хасан (72-летний Аслан Усоян) по некоторым данным интересуется стройкой Сочи-2014, вернее, ее бюджетом и землями в Нижней Имеретинской бухте.

Склонные к воровскому образу жизни люди, которые не попали под раздачу в 90-е, в наше время не теряются и успешно держат в Москве воров-домушников (за 10 месяцев 2006 года было ограблено 11 737 московских квартир), проституток и ЧОПы («частные охранные предприятия», в 2000-м году их было 3000, сегодня еще больше), которые теперь вполне официально «крышуют» торговые палатки у станций метро и московские рынки. «Каждое заведение нанимает охранника, чоповцы сами вас находят — подходят и предлагают охрану объекта во избежание дополнительных потерь от хулиганов. Не нанимаешь — через неделю жди разбитую витрину», — рассказала Татьяна К., владелица фотоателье в одном из подземных переходов Москвы.

2000-е — время качественного изменения преступности и появления кибер-мошенников. Снять деньги с веб-кошелька, списать сумму с сим-карты или обобрать банковскую карту — проще простого. В 2006-м году один преступник даже поставил рекорд — вытащил из банкоматов одного московского банка почти 400 млн. руб. На допросе он рассказал, что просто подбирал комбинацию спецкода для доступа к счетам клиентов банка.

Интересно, что первые преступления с банковскими карточками в Москве зарегистрированы еще в 1980-м году, когда в Шереметьево-2 и паре валютных магазинов специально для гостей Олимпиады установили банкоматы. Статистику преступлений в банковской сфере начали вести только в 1997 году, так как раньше они квалифицировались по 147-й статье УК РСФСР (мошенничество). В том же 1997-м году в Москве в милиции оказались 12 «банкоматчиков», а за полгода в 1999-м уже 15. Сегодня же в Москве действует четыре десятка криминальных групп, в которых часто «работают» бывшие айтишники крупных банков, вооруженные не только знаниями, но и спецтехникой для обмана банкоматов.

Москва находится на первом месте среди регионов России по количеству преступлений, совершаемых в общественных местах, а это только за май этого года 45,6% от числа всех правонарушений. За этот же месяц в Москве было совершено 91 107, что, кстати, на 1 процент меньше, чем в апреле. Из них 27 228 убийств, покушений и других тяжких и особо тяжких преступлений. Раскрыто же московской милицией в мае только 42 060 преступлений. Хуже с раскрываемостью только в Петербурге.

По данным мониторинга преступности, который публикуется на сайте правительства Москвы, ясно — в городе больше всего воруют (ежегодно от 90 до 100 тыс. случаев) и совершают финансовые махинации — стабильно до 21 тыс. прецедентов. До трех с половиной тысяч преступлений совершаются в пригородных электричках.

Каждое третье преступление, по словам главы Следственного комитета при прокуратуре России Александра Бастрыкина — на совести приезжих. За первое полугодие 2008 года, например, было задержано 14 тысяч немосквичей. Нелегальные парковки, грабежи и наркотики — их специализация.

В 2008 году московскими подростками было совершено почти полторы тысячи преступлений, что «обнадеживает», потому что в 1994-м малолетки преступили закон 5 324 раза, а уже в 2004-м всего 2 905. Но если раньше подростки чаще таскали конфеты из магазинов, то сегодня, как признаются милиционеры, «дети стали жестче» — они охотнее идут на грабежи и разбои с применением огнестрельного оружия.

За 10 месяцев 2006 года в Москве было ограблено 11 737 квартиры. А уже в феврале 2007-го все газеты гремели сообщениями о поимке домушника-рекордсмена. 50-летний человек по фамилии Володин без определенного места проживания, если, конечно, не считать в общей сложности 30-ти лет на зоне, за полгода в одиночку обчистил 102 московских квартиры. Как у каждого уважающего себя вора, у этого был свой почерк. Например, он никогда не портил дорогих замков, а мастерски подбирал один из 84 ключей, которые всегда носил в связке вместе с отмычками. Уходя из квартиры, он всегда закрывал за собой дверь — таким образом соседи ничего не подозревали и часто принимали его за своего. И еще — он до безумия любил часы и колбасу — из «своих квартир» он, кроме ювелирных украшений и денег, в обязательно порядке забирал наручные часы всех мастей, в том числе и неработающие, и колбасу, если была, разумеется. Часы ему были нужны, как сообщала газета «Версия», ссылаясь на следователя ГУВД Москвы Анастасии Чижовой, для починки. Он даже носил с собой коробочку со специальными инструментами, иногда чинил часы прямо в квартире — ничего не боялся, а потом все добытое и починенное продавал на рынке. Попался он, по словам сотрудников ОВД Гагаринский, из-за своей невнимательности. Володин стащил из своей уже 102-й квартиры сотовый телефон, а симку не выбросил. Мало того — он еще куда-то звонил с того номера, что выдает в нем «старомодного» преступника, которого выдало неумение обращаться с новыми технологиями.

Филипп Золотницкий, начальник пресс-службы УБЭП УВД Москвы

В 90-е и 2000-е годы, в связи с развитием рыночной экономики, в России выросло и количество преступлений в финансовой сфере. Причем все больше финансовых аферистов с высшим образованием — это так называемые интеллигентные преступники. Они придумывают хитрые схемы, а не врываются в магазины с автоматами. В начале 90-х вместо банковских карт были прокатные карточки, их не нужно было вставлять в электронный терминал, достаточно было сделать оттиск и выписать нужную сумму. В основном карточки использовались при оплате счетов в ресторанах и гостиницах, соответственно, преступниками чаще всего оказывались официанты и продавцы.

Сегодня схема такая: мошенники ставят у банкомата замаскированную камеру (под пачку сигарет или банку кока-колы), крепят спецустройство к картоприемнику и накладывают на кнопки банкомата спанч-панель, которая фиксирует все нажатия. Таким образом преступники получают доступ ко всей информации банковской карты. Недавно мы задержали такую группу из трех человек. Все получили от 8 до 9 лет лишения свободы.

Есть и другая схема. Три-четыре человека делают белые пластики, на которые позже с помощью оборудования наносят информацию с чужих кредиток. Причем если информацию о вашей кредитке украли в России, вероятно, что ее данные передадут группировке за рубеж. И наоборот — чтобы затруднить расследование.

Надо сказать, что преступления с кредитками не так развиты у нас, как, например, в Западной Европе или Юго-Восточной Азии—— там эти операции поставлены на поток.

Если в 90-х в Москве были целые заводы и цеха по производству паленой водки, опасной для здоровья, то сегодня в Москве этого нет, есть в Северо-Кавказском регионе, например. Кроме того, в 90-е в Москве было много предприятий, которые вместо уничтожения просроченных продуктов питания переклеивали на них сроки годности и заново поставляли в магазины. Сегодня их почти не осталось.

В 2000-х финансовые аферисты массово перекочевали в интернет. Стали популярны продажи вещей через сайты и социальные сети, а это уход от налогов как минимум. У нас был случай, когда некая крупная компания продавала через сайты и доски объявлений строительные инструменты, причем делала это «от имени» фирм-однодневок, выдавая себя за частников. Возбудили дело сразу по нескольким статьям.

Что касается казино, то сейчас у нас больше 100 человек отрабатывают схемы по привлечению к ответственности владельцев казино и интернет-казино, которые маскируются под лотерею.

В связи с кризисом мы ожидаем — и реальность подтверждает наши опасения — что многие компании не смогут производить оплату по поставкам товара, по контрактам. Это породит еще больше преступлений в сфере ухода от налогов.

Time Out спросил прохожих, жертвами каких преступлений и мошенничества они стали и как от них защититься.

Сергей Труханов, 24 года
Однажды ночью мне позвонила мама и испуганным голосом начала расспрашивать, где я и все ли в порядке. Оказалось, что 10 минут назад ей позвонили на домашний телефон и сказали, что меня взяли с наркотиками в каком-то районе и что им нужно привезти 500 тысяч, иначе меня посадят. Они даже передали трубку «сыну», а родителям со страху голос показался похожим. Они начали в шоковом состоянии обзванивать друзей, пытаться найти деньги, и только потом додумались набрать мне. Я в это время спокойно отдыхал с друзьями.
В милицию мы обращаться не стали, да и о случаях подобного мошенничества я слышал много…

Елена Кленова, 43 года
В прошлом году к нам на дачу залез грабитель. Он был в абсолютно неадекватном состоянии. Вытащил лишь то, что хранилось на открытой веранде, и следы замести не сумел — потерял тапок на нашем участке. Потеря оказалась настолько велика, что через некоторое время он вернулся за ним, но уйти ему не удалось — наша собака оказалась проворнее.
Я позвонила в милицию, все оформили. Оказалось, что в нашем законодательстве есть следующая странность: если ты умышленно подготовил ловушку для вора и он в нее попался, то за причиненный ему ущерб отвечать тебе. Я собаку заранее не готовила, так что в моем случае все обошлось.

Полина Альтшулер, 20 лет
Несколько лет назад я сидела на лавочке возле Третьяковки. Ко мне подошла цыганка, «позолоти ручку», как обычно. Я жестко ответила, что не нуждаюсь в ее услугах. Она как-то очень тихо и аккуратно подсела ко мне и начала рассказывать, что произошло и что будет происходить. Я даже языком пошевелить не могла. Потом ей понадобилась денежная купюра, в которую нужно будет завернуть землю и развеять ее на перекрестке, чтобы избавиться от всех бед и проклятий. Не успела я прийти в себя, как цыганки след простыл, как и моих денег.
В таких ситуациях нужно сразу обращаться в милицию. Обычно они знают цыганские «банды», которые могут шариться по их району.

Татьяна Хазанова, 30 лет
Лет 16 назад я попала в сети обычного уличного лохотрона. Помните, в то время ведущие лотереи выкрикивали из палаток: «Только у нас вы можете выиграть пылесос, утюг, стиральную машину…» Мне якобы повезло: достался приз. Но оказалось, что у другого участника билет точно такой же — все цифры совпадают, и этот человек уже добавляет некоторую сумму, чтобы победить. Азарт сменился благоразумием, я «сошла с дистанции», и разводка обошлась мне в 20 рублей.
Гораздо больше я пострадала от платежной системы «Яндекс.Деньги». Год назад из электронного кошелька пропала тысяча рублей. Я написала в службу поддержки клиентов, однако ни ответа ни привета не последовало. Прошло время, я забыла, что меня там надули, и снова решила воспользоваться системой: сменила пароль, положила денег. Но при попытке расчета за интернет и телефон «Яндекс» выдавал ошибку, мол, операция запрещена. На этот раз в ответ на мольбы о помощи пришло письмо с требованием выслать заявление с нотариально заверенной подписью, чтобы установить личность подлинного владельца.
Я все заполнила, но ситуация так и не разрешилась, и две тысячи исчезли с концами.

Вадим Бежанов, 28 лет
Я никогда не попадал в криминальные ситуации, но считаю это своим большим личным везением. Кроме того, я, наслушавшись жутких историй, которые произошли с моими друзьями, очень недоверчив и придумал собственный рецепт борьбы с «разводом». Весной ко мне на улице обратился мужчина, ныл, что очень нужен телефон всего на один звонок. В ответ я попросил незнакомца снять один ботинок, и когда он это сделал, я вручил ему мобильник. В таких ситуациях брать в залог ничего нельзя — можно еще серьезнее попасть. А ботинок… хм, сложно обвинить человека в краже одного ботинка.

ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация