Свекла с черной икрой, Мауро Колагреко
Свекла с черной икрой, Мауро Колагреко

Современная высокая кухня предполагает, что шеф, всерьез претендующий на какое-то признание, будь то место в рейтингах или активный интерес прессы, должен быть автором и создавать собственные рецепты. Самые удачные изобретения, как правило, быстро «уходят в народ», распространясь по кухням всего мира благодаря поварским конгрессам и инстаграму. Time Out составил список блюд, которые оказали наибольшее влияние на умы и тарелки шеф-поваров, в том числе и отечественных.

Свекла с черной икрой  

Мауро Колагреко, Mirazur (Франция)

Шеф-повар ресторана Mirazur, занявшего в этом году первое место в рейтинге 50 Best, сам считает свеклу с черной икрой одной из лучших своих находок. И справедливо: это крайне удачное продолжение линии «бедное – богатое», которую так любят развивать деятели высокой кухни. Вспомнить хотя бы иконический рецепт Томаса Келлера с участием устриц и грошовой крупы тапиоки или картошку с трюфелем в исполнении Массимо Боттуры. Колагреко придумал свое блюдо года три назад, и оно сразу стало хитом. Сладковатая запеченная свекла и солоноватая икра сплелись в гармоничный дуэт, который, вдобавок, отвечает современным трендам: все любят черную икру, интересуются овощами и обожают постить в инстаграм красивые фоточки еды.

Фуагра, угорь и яблоко 

Мартин Берасатеги, Martin Berasategui (Испания)

Испанский шеф-повар Мартин Берасатеги — один из отцов-основателей «новой испанской кухни»: его идея жарить неочищенное филе барабульки так, чтобы рыбья чешуя от жара поднималась и была похожа на «кристаллы», на несколько лет свела с ума многих шефов по всему миру.

В 1995 году он придумал блюдо, которое неожиданно стало трендообразующим для современной кухни. Соединение фуагра и копченого угря оказалось чрезвычайно удачным: два продукта, богатые умами, за счет схожих текстур взаимно усиливали вкус друг друга, а добавка в виде кислого яблока делала результат не таким жирным. Эта комбинация открыла дорогу для всех дальнейших сочетаний «морского» и «земного» ингредиентов с высоким содержанием жира и умами, будь то фуагра с малосольной сельдью или лосось с соленым салом. 

Гаргуилью

Мишель Бра, Michels Bras (Франция)

© C. Palis et JP. Trébosc

Гаргуилью, которое в далеком 1980 году Мишель Бра задумал как «моментальный снимок полей Обрака» (деревушки, где находится ресторан) стало, фактически, первым блюдом высокой кухни, демонстративно поставившим в центр композиции дикоросы. При этом автор отказался от строгого рецепта: ингредиенты меняются в зависимости от сезона. Например, в его весенней версии могут участвовать папоротник, молодая крапива, звездчатка, дикий фенхель и с десяток полевых цветов и трав, а еще молодые овощи. Заправка же всегда базируется на бульоне от вяленой свиной ветчины, которая соединяет все это разнотравье в единое целое.

Культовый статус блюдо приобрело еще и потому, что много лет исправно служит образцом сервировки для нескольких поколений поваров. Как бы небрежно брошенные на тарелку сочные разноцветные травы-овощи — общепринятый формат подачи салатов сегодня по всему миру: от безымянных гастропабов до Noma.

Растительное карпаччо  

Андони Луис Адурис, Mugaritz (Испания)

Шеф-повара Mugaritz регулярно критикуют за слишком сложные и непонятные блюда, но никто не ставит под сомнение его техническую виртуозность. Неудивительно, что на волне повального увлечения вегетарианством по миру распространилось его «растительное карпаччо» из аккуратно подвяленных в легком жару ломтиков арбуза — этот рецепт Андони Луис Адурис придумал еще 10 лет назад. После такой обработки арбуз внешне очень напоминает свежую говядину, поэтому «растительное карпаччо» стало, помимо прочего, еще и одним из кирпичиков в фундамент нынешней моды на «обманки» — блюда, которые, как и совы у Дэвида Линча, совсем «не то, чем кажутся». 

«Съедобные камни»

Андони Луис Адурис, Mugaritz (Испания)

Самая известная шутка Андони Луиса Адуриса на тему «обманок» — десерт в виде Bibendum (символа гида Michelin), который при подаче обжигают горелкой: так шеф выразил свое отношение к тому, что ему много лет не давали третью звезду.

Менее обсуждаемая, но гораздо более влиятельная идея пятилетней давности — «съедобные камни»: мелкая картошка в оболочке из измельченной в порошок белой глины каолин (чистый каолин не имеет собственного вкуса, но вполне съедобен, поэтому его можно использовать на кухне). Благодаря этому рецепту шефы всего мира в срочном порядке стали закупаться пищевым каолином, готовя свои версии «камней». Сам Адурис давно предпочитает более абстрактные подачи, но на славе блюда это никак не сказалось.  

Белый шоколад с черной икрой  

Хестон Блюменталь, The Fat Duck (Англия)

В 2002 году в меню ресторана The Fat Duck появилось очень странное по описанию блюдо — белый шоколад с черной икрой, свекольным желе и манговым пюре. Оно было настолько необычным, что Блюменталь вскоре написал про него отдельную колонку в The Guardian, чтобы объяснить, в чем его смысл.

Пятью годами позже бельгийский биохимический проект Food Pairing, который раскладывает на составляющие запахи разных продуктов и проверяют совпадение ароматических профилей, протестировал эту пару и выяснил, что у белого шоколада и черной икры действительно много общего. Поскольку два этих продукта не только сочетаются по вкусу, но и выглядят рядом друг с другом совершенно ослепительно, эффектную пару не один раз использовали (и продолжают использовать) на кухнях мира.

«Мясной фрукт»  

Хестон Блюменталь, The Dinner (Англия)

Еще более популярный рецепт Блюменталь придумал в 2011 году для запуска своего второго ресторана The Dinner в Лондоне. «Мясной фрукт» оказался феноменально успешным — шеф The Dinner Эшли Палмер-Уоттс говорит, что это блюдо гости не просто фотографируют для инстаграм, но и делают с ним селфи!

Поскольку рецепт «мясного фрукта» есть в книге Блюменталя, то за последние годы идея нежного паштета (обычно из куриной печенки, но возможны варианты) в яркой фруктовой глазури распространилась очень быстро. Паштеты в форме винограда, яблок, груш, помидоров, сливы (рождественская вариация самого Блюменталя) можно увидеть в ресторанах от Гонконга и Токио до Москвы и Нью-Йорка. К сожалению, рецепт хоть и несложен, но требует чрезвычайной тщательности, поэтому далеко не все достигают ювелирного изящества оригинала.

Устрицы с альбариньо  

Жоан Рока, El Celler de Can Roca (Испания)

Жоан Рока много лет увлечен дистилляцией, одно из первых его изобретений на эту тему — сорбет с лимонным дистиллятом: вроде бы обычный лимонный сорбет, но с совершенно другой интенсивностью и объемом аромата.

Дальше — больше: Рока сделал дистиллят из земли с ароматом настоящей почвы и использовал его в другом своем знаковом блюде — устрицах с вином (с кавой, шабли или альбариньо — версий существует, как минимум, три), — для которого деконструировал и пересобрал заново классический французский рецепт «устрицы в шампанском». В варианте с альбариньо, отдающим дань уважения Галисии, родине этого белого вина, в компанию к устрице отправляется соус из фенхеля, черный чеснок, яблоко, водоросли, грибы, дистиллят из земли и морские анемоны.  

Тартар с горчичным мороженым  

Жоан Рока, El Celler de Can Roca (Испания)

© culinary-insights

Процедуру деконструкции Рока произвел и с тартаром. Горчицу превратил в мусс и заморозил в азоте в виде шариков, из картофеля сделал хрустящее суфле, добавил икру из хереса олоросо (который в Испании иногда внедряют в заправку для обычного тартара) и только рубленую говядину оставил в первозданном виде. Для поваров всего мира этот рецепт (наравне с устрицами в белом вине) стал примером, как можно разбирать на части и собирать заново известные блюда, и с тех пор деконструкция классики стала универсальным методом разработки рецептов.

Еще одна очень влиятельная находка Жоана и Жорди Рока – «конфетки» кампари-грейпфрут, которые делают теперь повсеместно: в шарики из ароматизированного какао-масла помещается жидкая начинка, по возможности, с максимально ярким кислым вкусом, будь то цитрусы, облепиха, кислая вишня или молочная сыворотка.

«Курица и яйцо»  

Рене Редзепи, Noma (Дания)

В первой версии Noma Рене Редзепи изобрел множество блюд, чья популярность привела к мировому взлету кухни нордик. Некоторые их них были так хороши, что стали трендсеттерами сами по себе. Так, «курица и яйцо» в 2009 году могла бы взорвать инстаграм, если бы он тогда существовал. Это был первый случай, когда гостя в недешевом ресторане с серьезным меню заставляли самолично готовить яичницу прямо за столом, принося с кухни яйца и раскаленную сковородку.

Сегодня шефы повсеместно привлекают гостей к процессу приготовления: просят разбить что-нибудь молотком, очистить орехи или предпринять еще какое-то простое действие для того, чтобы закончить блюдо. Это успешно помогает рушить «четвертую стену» между гостем и сервисом и вносит общее оживление в дегустационный сет, который может длиться несколько часов. 

«Упс, я уронил лимонный пирог»  

Массимо Боттура, Osteria Francescana (Италия)

Массимо Боттуру часто обвиняют в том, что он сделал себе мировую карьеру на «социалочке», регулярно выступая за мир, дружбу и жвачку. Может быть, общественный темперамент у этого человека и правда сильнее, чем у коллег, а, может, он ловко поймал нужную волну, но все это не отменяет того факта, что изначально он повар, очень техничный и изобретательный. Иначе бы его блюда не вдохновляли шефов по всему миру.

Наиболее успешные в этом смысле изобретения Боттуры — «5 возрастов пармезана», «Психоделическая телятина», «Картошка, желающая стать трюфелем» и, конечно, «Упс, я уронил лимонный пирог», который в свое время породил один из самых популярных стилей сервировки десертов: нарочито небрежно «кинутые» на тарелку торты, пироги и прочие пирожные мы повсеместно наблюдали года три назад. Многим, впрочем, до сих пор жалко расставаться с такой эффектной идеей.  

«5 возрастов пармезана»  

Массимо Боттура, Osteria Francescana (Италия)

Блюдо, спровоцировавшее бесконечную серию «перепелок в 15 состояниях», когда при помощи испанских техник и текстурайзеров (веществ, которые помогают сделать продукт хрустящим, гелеобразным, сыпучим и так далее) один ингредиент обрабатывали так, чтобы он приобретал множество разных текстур, и сочетали их все в одной тарелке.

Единственная, но принципиальная разница между автором и многими его последователями: в рецепте Боттуры, как и в рецептах Феррана Адриа, введшего в высокую кухню текстурайзеры, был смысл. Боттура подбирал разные текстуры пармезану разной выдержки, чтобы наилучшим образом представить вкус, свойственный каждому его возрасту. За последние 10 лет формат «что-то в нескольких состояниях» стал гастростандартом, а стандарты, как известно, исполняются с разным успехом. У кого-то получается чистая демонстрация технических навыков, у кого-то – отличная собственная версия.   

«Десерт на столе»  

Грант Эйкец, Alinea (США)

Шеф чикагского ресторана Alinea потряс мировое поварское сообщество, когда лет 10 назад впервые представил на международных конгрессах «десерт на столе», который действительно сервируют прямо на столе перед гостями, предварительно застилая его белым пластиком.

Сам десерт при этом включает в себя 15-25 компонентов (Эйкец придумывает его новые версии почти ежегодно), каждый из которых затейливо приготовлен: бисквиты, фруктовые и ягодные муссы и парфе, безе, всевозможные чипсы, свежие фрукты и несколько видов соусов. Все это повара эффектно выкладывают на стол в очень продуманную композицию, где все составляющие находятся рядом с теми, что подходят им по вкусу. И сложные десерты, и такая подача с тех пор — популярный в ресторанах вариант развлечь гостей в конце ужина. 

Сельдерей с трюфелем  

Дэниел Хумм, Eleven Madison Park (США)

Блюдо, которое автор считает своим лучшим созданием, и заслуженно. Сельдерей, приготовленный в свином мочевом пузыре, Дэниел Хумм придумал три года назад, и тогда же стал шефом лучшего ресторана планеты по версии World's 50 Best Restaurants. Готовка в свином мочевом пузыре для русского уха звучит дико, но это старинная и уважаемая техника французской высокой кухни.

Фокус в том, что ее всегда применяли для птицы, а Хумм перенес метод, используемый для лучших пулярок, на скромный и дешевый сельдерей. Чтобы блюдо не выглядело совсем по-сиротски, он добавил к нему черный трюфель, изобретя еще одну модель для концепции «бедное – богатое». Само блюдо напрямую никто не копирует, но в паре с Колагреко они изрядно продвинули идею самых простых овощей в сочетании с люксовыми продуктами.

Спецпроект

Загружается, подождите ...