Рецензия на «Оно 2»

Дети из Клуба неудачников победили клоуна-убийцу Пеннивайза, уехали из города, выросли. Прошло 27 лет – и вот Оно вернулось. Теперь им тоже нужно вернуться домой, чтобы исполнить свою клятву.  

Как известно, Стивен Кинг — один из самых экранизируемых и при этом самых невезучих писателей: приличные фильмы по его хорошим романам можно пересчитать по пальцам. Если приглядеться, видна закономерность: удачными оказываются те проекты, в которых режиссер снимал кино, а не фильм ужасов.  Именно поэтому «Побег из Шоушенка», или «Зеленая миля», или «Сияние» так хороши – и поэтому была так хороша первая часть «Оно», которая больше напоминала какое-нибудь независимое кино о подростках 80-х, нежели голливудский блокбастер со всеми его классическими болячками вроде спецэффектов в ущерб здравому смыслу. Андрес Мускетти и его команда совершили невероятное – изменив очень многое, перенесли в фильм суть книги, ее дух и ее печальное очарование.  

Куда все это делось во второй части, понять нетрудно. Вместо того, чтобы пойти по старому доброму пути плоского экрана и живого кино, студия ступила на тропу «Короля Льва» и выбрала путь IMAX и 3D.  Это автоматически означало, что в «Оно-2» будет больше разнообразных бу-эффектов, но сложно было предсказать, что они окажутся настолько неизобретательны и так отразятся на образе Пеннивайза. Нет, Билл Скасгаард по-прежнему хорош (в одной из сцен он наводит оторопь даже без грима). Но ему не спасти персонажа, который почти при каждом появлении бежит на зрителя, страшно тряся головой. К финалу это начинает откровенно раздражать, но тут создатели окончательно переходят грань – и новая форма Пеннивайза оказывается абсолютным клоном Короля Карамели из «Ральфа».  

Следуя логике романа и фильма, по которой Пеннивайз принимает наиболее пугающую человека форму, можно предположить, что шестеро взрослых людей до смерти испугались диснеевского мультфильма в 2013 году. Разумеется, это смешно – но не более, чем попытки сценариста Гарри Добермана придать некую новую мотивацию поступкам взрослых Неудачников. Так Майкл оказывается практически мошенником, который ведет друзей на заведомую смерть, а Стэнли теневым героем. С ним же связан самый безобразный в эстетическом плане момент – когда мораль и без того безбожно затянутого фильма буквально проговаривается с экрана, как с трибуны или церковной кафедры. В сравнении с этим меркнет даже суетливая беготня героев в погоне за какими-то «артефактами», которые надо собрать в серии личных квестов – что опять же возвращает нас к миру компьютерных игр, «Ральфу» и мыслям о тщете всего сущего.  

«Неудачники – те, кому нечего терять» — говорит один из героев фильма. Мускетти  перестал быть неудачником ко второй части своей картины, а жаль. Разжившись огромным хронометражом и звездным составом, сделав ставку на дорогие спецэффекты, стремясь заработать как можно больше, фильм перестал быть и страшным, и трогательным. Тем не менее иногда за густой паутиной из затянутых сцен, которые должны быть жуткими, но вызывают только смех, проглядывает то самое кино двухлетней давности. Это касается, например, всех детей-Неудачников: их актерская игра, помнится, не всех впечатлила, но на фоне своих именитых коллег, включая Джеймса МакЭвоя, они выглядят чудом органичности. Удачей можно считать образ Ричи, для которого возвращение в Дерри и встреча с детской любовью оборачивается ужасом не только из-за Пеннивайза, но и потому, что здесь геев убивают без жалости. И очень милым получилось камео Стивена Кинга – в том числе потому, что он не превращается в какого-нибудь щеночка ада, а сердито выговаривает Биллу за неудачные финалы.  

«Когда-нибудь я напишу об этом», — думает он и знает, что это всего лишь рассветная мысль, мысль, которая приходит в голову сразу после пробуждения. Но до чего приятно думать об этом в чистой утренней тишине, думать, что у детства есть свои милые секреты, и оно посвящает в тайну смерти, перед лицом которой только и проявляются настоящие отвага и любовь. Думать о том, что взгляд в будущее подразумевает собой взгляд в прошлое, и потому жизнь каждого создает собственную имитацию бессмертия: колесо. Об этом иной раз думает Билл Денбро ранним утром, после того как ему снились сны, в которых он почти что вспоминал свое детство и друзей, деливших его с ним. 

Таким был финал романа «Оно». Финалом его новой экранизации стал Пеннивайз, затравленно бегущий в истинном колесе бессмертия – производстве смешных игрушек и маечных принтов.   

Спецпроект

Загружается, подождите ...