Рецензия на фильм «Эбигейл»

Город, в котором живет Эбигейл – это город людей счастливых. Сто лет назад они отгородились от всего мира стеной, и поэтому выжили, спрятавшись от смертельного вируса. Правда, власти уверяют, что эпидемия продолжается до сих пор, а значит, в городе должны проводиться чистки, во время которых зараженных арестовывают, изолируют, а потом убивают. Когда Эбигейл было шесть, жертвой одной из таких чисток стал ее отец, добрейшей души ученый: как-то ночью за ним прикатил черный воронок, после чего мужчину никто никогда не видел. Но сейчас Эбигейл четырнадцать, и ей почему-то кажется, что отец еще жив. И что его обязательно нужно найти...

Тема закрытого, изолированного от мира города-государства – поляна, истоптанная вдоль и поперек. Таких городов и в кино, и в литературе десятки и сотни. Поэтому, дабы на этой поляне не потеряться и хоть чем-нибудь зрителя зацепить, у авторов должно быть в запасниках хоть что-то свое: детали, элементы стилистики, сюжетные перевертыши, которые они хотят явить миру. А иначе какой смысл в сотый раз переливать из пустого в порожнее?   

KD Studios (она же кинокомпания KINODANZ, снявшая «Танцы насмерть» и «За гранью реальности»), тем не менее, решила над такими мелочами голову не ломать. Продюсерам и режиссеру Александру Богуславскому просто захотелось сделать некий фэнтезийный блокбастер в стиле стимпанк, а все остальное было уже неважно. В итоге «Эбигейл» похожа на десяток других стимпанк-проектов, с той только разницей, что к ней примешиваются элементы отечественных киносказок времен 50-х-70-х.  

При этом собственная вселенная «Эбигейл» разработана очень слабо. Деталей и артефактов много, но, во-первых, все они абсолютно стандартны для мира фэнтези, а, во-вторых, их нагромождение в кадре больше напоминает банальный беспорядок, а не грамотно построенный предметный мир. С историей города ситуация еще сложнее: ее попросту нет. Мы даже не можем сказать, что именно перед нами: то ли осколок современной цивилизации, скатившейся в тартарары, то ли какой-то вымышленный город без прошлого, с плохо прописанным настоящим.  

Не лучше обстоят дела и с характерами: если главной героине и ее отцу с мотивациями более-менее повезло, то все остальные жители города – это просто ходячие схемы. Глава повстанцев – кудрявый мальчик, с которым Эбигейл будет целоваться в финале (что понятно уже после первого его появления), глава службы нацбезопасности – условный злодей, проходивший весь фильм с одним и тем же выражением лица. Кстати, взаимоотношения народ-власть тоже прописаны абсолютно схематично: мы знаем, что в городе введен комендантский час и видим десяток инспекторов с медными «противогазами» на голове. Но это, в общем-то, все.  

Есть в фильме и откровенные ляпы: например, в первой сцене крошка Эбигейл не может найти дорогу из леса, который находится внутри городской стены — когда же город показывают сверху, деревьев нет и в помине. Кроме того, героиня пару раз каким-то мистическим образом переодевается: длинное пальто превращается в куртку, а свитер меняет цвет. При этом суперсекретные объекты почему-то не охраняются, а схема тайных тоннелей вдруг обнаруживается в кармане у первого же пойманного полицая.  

Еще одна головная боль – это кастинг. Актеры в фильме великолепные: среди них есть и божественная Ксения Кутепова, и чудаковатый Риналь Мухаметов. Но вот парадокс: главной героине по сюжету четырнадцать, причем это очень легко подсчитать. А вот исполнительнице главной роли Тинитин Далакишвили… двадцать восемь! И хотя выглядит она потрясающе, и больше двадцати ей не дашь – меньше двадцати не дашь тоже.  

Что касается графики, то и тут все не слава Богу: кое-что в фильме сделано хорошо, кое-что – отвратительно. Вызывающе примитивно выглядят драки: такое впечатление, что их вмонтировали в сюжет только ради струй черного дыма, зависающего в рапиде; хореография при этом не поднимается выше уровня учебных боев в студенческой театральной студии. Очень бросается в глаза малочисленность этих драк — впрочем, как и малочисленность народа на улицах — в революционном «войске» не более десяти-пятнадцати человек, за нами гонится «армия» инспекторов, в которой восемь-десять солдат – и так далее. Видимо, на массовке продюсеры решили чуть-чуть сэкономить.  

И, наконец, проблемы стилистического характера. «Эбигейл» – это 
абсолютно стандартный стимпанк (для примера загуглите в интернете кадры из грядущего сериала «Карнивал Роу» и попытайтесь найти десяток отличий, ну или хотя бы два). Тем не менее фильм то и дело заруливает на территорию детского кино: например, рыжий индус в чалме и седовласый склеротик с усищами до пупа – выходцы из старых советских киносказок, что ощущается и в гриме, и в диалогах. В итоге получается довольно странная стилистическая мешанина, которую вряд ли можно расценивать как аргумент в пользу фильма. Впрочем, по большому счету такой аргумент у фильма только один: если мы рассматриваем «Эбигейл» как определенный этап ученичества, как некую лабораторную работу по освоению жанра, то тогда можно хмурить брови не слишком строго. Но если не делать скидок и не пытаться спрятаться за фразу «ой, а давайте не будем ругать отечественное кино, ему и так плохо», то в таком случае ситуация вокруг «Эбигейл» выглядит уже гораздо менее радужной.   

Спецпроект

Загружается, подождите ...