Вино и секс: идеальные пары

Несколько лет назад прозорливый CEO Шампанского Дома Taittinger сказал, что главный конкурент шампанского вовсе не просекко или недорогое игристое из Калифорнии, а виагра. Спасти человечество от потери интереса к нашему главному удовольствию способно только вино, которое, как никакой другой напиток, одновременно тянет и на подвиги, и в постель.Time Out решил подобрать идеальные в этом смысле пары, сравнив секс с вином, чтобы вам было легче настроиться. Как говорится, вино оставляет приятный вкус на губах, но еще приятнее оно на губах вашего партнера. 

PetNat – модный игристый недоброд, освежает, пощипывает. Легко возбуждается невесомой пеной, оставляет сладость на губах, кислотность на языке, бабочек в животе. Интригует, но может ничем и не закончиться. Как слишком тесный танец с незнакомцем в клубе.  

Barolo – в этом пьемонтском красном уживаются нежность фиалок и властность танинов. Красота его тела и вкуса приходит в порядок с годами и доступна только тем, кто ценит в партнере опыт и зрелую страсть. Как фантазия о сексе с учительницей, о котором вы мечтали еще мальчишкой. 

Rioja. Испанское. Красное. Традиционное. Знатоки говорят, что истинное темпранильо (с небольшой дозой гарначи, грасиано или масуэло), несмотря на обветренную, просоленную на солнце кожу, на спелую, упавшую в сухую траву черную сливу, на четкий аромат табачного листа, – чувственное. Как летний секс на сеновале.  

Gamay или Carignan методом карбонической мацерации – живое, игривое, беспечное. В голове газ, во рту жвачка, в кармане ветер, в обед банан. Громко смеется и пытается быть галантным. Не хватает структуры и опыта, но их с лихвой заменяет темперамент. Все как в сексе с партнером сильно моложе. 

Sake – хлесткое, холодное, как светящийся экран монитора в темной комнате. Еле ощутимый аромат отшлифованного до самой сладкой сердцевины риса. Выхолощенный, эфирный вкус с первой попытки цепляет редко. Нужно пробовать раз за разом, напрягая воображение, пока не войдет в привычку. Почти как секстинг.  

Bordeaux rive droite – мерло с правого берега: больше глины, больше мягкости, больше бархата, больше сладострастия. Немного каберне франа для танинов, для структуры, для пикантности, для захвата. Быстро готово ко всему, но лучше выдержать время, выждать момент. Подходить сзади. Основательно. 

Pinot Noir – самый интимный сорт, самый животный, плотский и тактильный. С налета слишком сложный: чтобы влюбиться, нужны обстоятельства. Особенно, когда он из Бургундии, а ты нет. Но если ты запал на нуар, то по-черному, по уши, с головой. Ты готов ко всему: идешь дальше, ищешь глубже, переворачивая с ног на голову. Как в 69. 

Dessert wine – сочное, густое, наливное. Вино в изобилии. Хорошо, когда это, скажем, рислинг из Мозеля – хоть позднего сбора, хоть ботритизированный. Тогда все детали в балансе и ничего не мешает. Сладость, кислотность, сочная структура – каждый на своем вместе. Как в сексе втроем.  

Coteaux Champenois. Ты мечтал о лучшем шампанском. И чтобы найти его, ты перепробовал море. И вот оно: рекольтантское для интимности, с добавлением резервного вина для опыта, с пролонгированной выдержкой на осадке для пикантности, с нулевым дозажем для вечной свежести. Но уже на третьем ящике тебе скучно. Ты ищешь там же, но другое, как свингеры. Тихое, но опять из Шампани.  

Amber – белое по красному из глины или дуба. Усиленная ароматика, внезапные танины, густая структура, повышенный градус. Что-то пошло не так, но вы это контролируете. Альтернативное вино только для умудренных любителей. Greek style.  

Plousard – старый как винный мир, но редкий, особенный сорт из Жюры. Его причисляют к красным, а этот тонкокожий играет коралловым цветом в бокале. Дает утонченные, невесомые вина, полные земляничных полян, летней грусти, горько-сладкой симфонии. Как поцелуи двух женщин, идущие все ниже и ниже. 

Prosecco – это не только игристое вино из Венето, но и сорт, которому пришлось взять фриулянский псевдоним «глера» из-за DOCG-официоза. Прямо скажем, невыдающийся сорт, но получивший просто-таки дольчегаббановую популярность. Еще бы! Развлекает сладостью цветочного нектара и свежестью фруктового салата из-под ножа. Веселит, пока живы пузырьки в бокале. Правда, послевкусие оставляет редко, как курортный секс в кабинке на пляже.  

Rose. Красному сорту наобещали, что он будет вином. Поманили, приласкали, потешили. Цвет только занялся, зарделся. Пошли первые трепетные ягоды. При этом накал, градус, разгорелся и устремился ввысь. Коротко, но незабываемо, как первый секс. 

Jerez – опасный на вкус. Острый, как андалузский нож наваха. Жалит в самое сердце, прожигает дыру в мыслях. Они путаются в солено-сладких обещаниях, ореховых, маслянистых, крепких объятиях. Ты думаешь, что можешь спрятаться под флором, что терпкий аромат прикроет и не выдаст. Но андалузскую страсть невозможно спрятать, и о твоей любви к «хересному треугольнику» рано или поздно узнают. Как и о сексе с кем-то, кто уже несвободен. 

Meursault – там, где глина превращается в мел, там миндаль утопает в цветах вербены, в масло добавляют лимон, а плоть встречается с солью. Там создают лучшее шардоне: тонкое, искусное и мощное, как оральные ласки. 

Natural wine – только вино и природа. Ничего лишнего, никакого вмешательства или посредников. Без макияжа, без украшательств. Разве что дикие ягоды воображения. Близко, сокровенно, натурально, как маструбация. 

Спецпроект

Загружается, подождите ...