Так говорил Рой Бэтти: 10 лучших ролей Рутгера Хауэра

Вчера в возрасти семидесяти пяти лет скончался Рутгер Хауэр — уникальный актер, харизма которого не поддавалась расшифровке благодаря абсолютной универсальности. Time Out выбрал десять ролей, за которые мы благодарны Хауэру и которые навсегда обеспечили ему место в списке наиболее выдающихся киноактеров.

 

Турецкие наслаждения (Turks fruit, 1973, реж. Пол Верховен)

С этой ленты началась успешная карьера самого яркого голландского актера того времени, который буквально взорвал кинематограф вместе со своим другом, знаменитым режиссером Полом Верховеном («Робокоп»).

Скандальный фильм, наполненный множеством откровенных эротических сцен, рассказывал об отношениях парня и девушки, которые любят друг друга, что называется, на износ — и так же играл Хауэр. Он мгновенно заявил о себе этой ролью: красивый, статный, вульгарный и одновременно невероятно обаятельный Эрик был настоящим идеалом маскулинности. 

Оранжевый солдат (Soldaat van Oranje, 1977, реж. Пол Верховен)

Третья совместная работа Хауэра и Верховена, одного из самых органичных дуэтов в истории кино, рассказывает о судьбе ребят, молодость которых пришлась на годы оккупации Нидерландов нацистами во время Второй Мировой войны.

Хауэр вновь играет порочного парня с чистой душой – забавно, что и тут его героя зовут Эрик. Он – самый «мечущийся» и неравнодушный из компании друзей. Сам Хауэр в молодости успел побыть моряком, научиться искусно водить автомобиль, послужить в армии и даже побывать в психушке, и его герой Эрик тоже находится в постоянном поиске ответа на вопрос, какой судьбы ему хочется для себя.

В драматичном фильме Хауэр открывает в себе и комические таланты: трудно не рассмеяться, когда его герой чуть не срывает операцию союзников, не найдя мелочи для телефона-автомата, а его танец с одним из бывших друзей, ставшим эсэсовцем, навевает воспоминания о великих комиках, включая Чарли Чаплина.

Бегущий по лезвию (Blade Runner, 1981, реж. Ридли Скотт)

Хауэр быстро нашел общий язык и с голливудскими продюсерами. Ридли Скотт, знавший Рутгера по фильмам Верховена, пригласил его на роль Роя Бэтти, необычайно жестокого и умного андроида-репликанта. Хауэр моментально вжился в образ – с его арийской внешностью при должном актерском таланте это было несложно.

Почему именно эту роль многие часто считают наиболее выдающейся в карьере актера? Потому что он смог передать пластику сверхчеловека, оставаясь при этом человеком. В его персонаже чувствуется запредельная, внеземная, компьютерная прагматичность, которая уживается с проснувшимся в нем людским сознанием. И именно поэтому так запомнились зрителям последние слова, которые актер придумал для Роя («Все эти мгновения затеряются во времени, как слезы в дожде; время... умирать»): Хауэру было важно обратить внимание на пробудившуюся человечность в существе, которое человеком не является.

Плоть+кровь (Flesh+Blood, 1985, реж. Пол Верховен)

Три из десяти представленных в нашей подборке ролей Хауэра – роли в фильмах Верховена, и это неудивительно. Именно этот режиссер мог в полной мере раскрыть талант Хауэра, каждый раз вытаскивая из него новые образы, сохраняя при этом его индивидуальность.

Средние века, Испания. Расцвет чумы, межродовых распрей и беззакония. Герой Хауэа, Мартин, с отрядом солдат в подчинении берет в заложницы невесту сына барона Арнольфини, своего врага. Бунтарь-Хауэр воплощает в себе полное несоответствие образу рыцаря, но благодаря своей магнетической притягательности (голубые глаза!) все равно завладевает сердцем красавицы Агнес. Его вульгарная обаятельность и повадки типичного «плохого парня» раскрывают внутреннюю раскованность невинной девушки. В некотором роде этот фильм — «Турецкие наслаждения», перенесенные в эпоху мечей и замков.

Попутчик (The Hitcher, 1986, реж. Роберт Хармон)

К сожалению, на съемках фильма «Плоть+кровь» между Полом Верховеном и Хаэуром возник непримиримый конфликт, и больше они вместе не работали. Актер начал более чем успешную голливудскую карьеру, и очередные лавры принесла ему роль сумасшедшего социопата: именно харизма Рутгера, чей герой вопрощает «чистое зло», держит зрителя и заставляет смотреть фильм до конца (чего не смог повторить в ремейке Шон Бин).

В том и заключается актерский талант Хауэра: если в работе над одними ролями он позволяет скрытым эмоциям вырваться наружу, в работе над другими он, наоборот, буквально изгоняет из персонажа весь характер, превращая его в чистую функцию — что и сработало в «Попутчике». Герой Хауэра начисто лишен каких-либо характеристик: он концентрированное зло, не поддающегося объяснению. Образец злодея.

Побег из Собибора (Escape from Sobibor, 1987, реж. Джек Голд)

От роли ярчайшего антагониста в истории кино – к роли настоящего героя. Хауэру всегда была близка русская культура: он любил Гоголя, не раз приезжал в Россию, мечтал выучить русский язык и, конечно, играл русских.

Игорь Британов во «Враждебных водах», полковник Азимов в трэш-боевике «2047 – Угроза смерти» — и принесшая ему «Золотой глобус» роль Александра Печерского в «Побеге из Собибора». Для Хауэра, игравшего до этого в основном роли маргиналов, отщепенцев системы и отрицательных персонажей, это был вызов. Впрочем, образ бунтаря – амплуа Рутгеру более чем знакомое. И если Печерский Хабенского в «Собиборе» (2018) — эдакий «святой», который, несмотря на почти достоевские сомнения, готов броситься грудью на амбразуру, Печерский Хауэра — прагматичный и уверенный в себе, склонный к холодному расчету, что и приводит к относительному триумфу.

Легенда о святом пропойце (La leggenda del santo bevitore, 1988, реж. Эрманно Ольми)

Европейская карьера Хауэра складывалась в ином ключе, нежели голливудская – в США он играл в основном в боевиках.

В этом фильме совместного производства Италии и Франции, ставшем лауреатом Венецианского фестиваля, актер взял на себя необычайно тонкую, философскую роль: пьяница, которому таинственный самаритянин в попытках помочь дарит двести франков. Хауэр воплотил образ человека, пребывающего где-то на грани жизни, потерянного и беспробудно печального, который, получив возможность пожить, как человек, использует ее с небывалым воодушевлением. Зритель буквально наблюдает расцвет человеческой души, и именно благодаря тому, как Хауэр передает перемены в характере своего героя, в финале картины зритель испытывает катарсис – судьбу Андреаса очень легко примерить на себя, настолько он «живой» и настоящий.

Лексс (Lexx, сериал, 1996)

Хауэр редко работал на телевидении, но даже там он сумел ярко о себе заявить – например, в культовом фантастическом сериале «Лексс». В третьей серии первого эпизода («Питающая форма») Рутгер сыграл начальника мусорщиков Боуга на планете-свалке Клаагия, взяв на себя уже привычный образ ехидного пройдохи, который вытворяет совершенно сумасшедшие вещи – например, устраивает своеобразный тотализатор с призами в виде частей тел местных жителей. Впрочем, весь сериал построен на эпатаже и специфическом чувстве юмора, и Хауэр в нем – лучшая реклама: запоминающаяся внешность выдает в нем истинного лидера клаагийцев, а постоянное ерничество над всем и немного нервозная пластика движений создают образ картинного, совершенно комиксного антагониста. В герое Хауэра нет трагического «злодейства» в духе марвеловского Таноса – он искренне наслаждается своей судьбой, считая себя маленьким местным божком.

Черные бабочки (Black Butterflies, 2010, реж. Паула ван дер Уэст)

1990-е и начало 2000-х были для Хауэра не самыми удачными – голливудские продюсеры эксплуатировали его маргинальный образ, предлагая роли в повторяющихся боевиках и фильмах второго ряда.

К счастью, после роли в картине Джорджа Клуни «Признания опасного человека» на Хауэра вновь обратили внимания большие режиссеры. В 2005 он снялся в «Городе грехов» Родригеса и «Бэтмене» Нолана, после чего вновь наступило затишье, пока о нем не вспомнила Паула ван дер Уэст, голливудский режиссер голландского происхождения. Она пригласила его сыграть отца поэтессы Ингрид Йонкер в биографическом фильме «Черные бабочки», в котором зрителям открылся совершенно новый и неожиданный Хауэр — без следа прошлого цинизма, эмоциональный и печальный на контрасте со своими предыдущими ролями.

Так постепенно к нему актер получил новый образ тихого пожилого человека, молчание которого говорит гораздо больше, чем слова.

Мельница и крест (Mlyn i krzyz, 2011, реж. Леха Маевский)

Удивительная пластика Хауэра позволяла ему играть как откровенно грубые роли, так и тонкие, исполненные внутреннего надрыва. Так, в 2011 он снялся в эксплуатационном «Бомже с дробовиком», а вслед за тем на экраны вышел польский фильм «Мельница и крест», где он сыграл одну из лучших своих ролей – художника Питера Брейгеля-старшего, мастера портрета и пейзажа.

Узнать в молчаливом творце, отрешенном от реальности и пребывающем в мире своих полотен, бродягу с ружьем из предыдущей картины, просто невозможно — настолько разные эти персонажи, сыгранные одним человеком. Брейгель в исполнении Хауэра – необычайно ранимый, творящий на грани, человек, чей психологический портрет раскрывается через сюжеты его картины «Путь на Голгофу» и для которого наша реальность – лишь одна из множества возможных.

Спецпроект

Загружается, подождите ...