«Большая поэзия». Бумер

Леха и Витя дружат еще с армии, вместе воевали в Луганске. Теперь они работают в охранном предприятии «Кречет» и в свободное от работ время ходят на курсы поэзии. Леха действительно талантлив, при этом азартный игрок на петушиных боях и сволочь по жизни. Витя действительно хорошо чувствует образы, но таланта Бог не дал – зато дал в избытке мужской «правильности». Во время дежурства друзья умудряются спасти от ограбления банк, получают награду – и это становится началом конца.

«Большая поэзия» – первая крупная самостоятельная работа Александра Лунгина, который до сих пор был больше известен как сценарист, в том числе нашумевшего «Братства». Здесь он вновь берется за тему «война и ее последствия», только на этот раз основой истории служит война в Украине. Именно поэтому странное на первый взгляд увлечение двух вчерашних солдат не выглядит фальшивым: на память, как минимум, приходит Захар Прилепин и изданный им сборник стихов, которые были написаны добровольцами Донбасса. Более того – именно та часть картины, в которой Леха и Витя ходят на курсы, выглядит самой интересной. Различие их характеров – один взрывной и нервный, второй внешне спокойный, но явно пытающийся смирить внутренний ад – становится хорошей основой для печальных рассуждений о том, чем были бы эти ребята, если бы не случилось войны, где «все время скучно, а иногда очень страшно».  

Однако Лунгин идет дальше, в область жанрового кино, причем такого, какое осталось в конце девяностых и начале нулевых. И тут начинаются проблемы восприятия, поскольку, с одной стороны, такой подход абсолютно оправдан. Условный «Бумер», которому явно наследует «Большая поэзия», родился в то время, когда у мужчин по большому счету не было иных занятий, кроме войны и бандитизма. В середине десятых внезапно оказалось, что ничего не изменилось, и мужчины по-прежнему готовы бросаться в пекло по самым разным причинам. «Давно я никого не жег», – ностальгически вздыхает один из героев картины, переодеваясь из бандита в приличного человека, и рассуждает о том, что «без семьи мужику нельзя, умирают рано». Леха с Витей как раз бессемейные в силу ПТСР, так что их конец ясен – как, впрочем, и конец их условных отцов, один из которых работает в службе безопасности банка, а второй в охранном предприятии. В петушиных боях никто долго не живет, даже победители.  

Все это, безусловно, правильно и нужно – особенно на фоне ура-патриотических картин «про танки» и гробового молчания насчет того, какими возвращаются в мирную жизнь вчерашние солдаты. Но используя насквозь архаичный и до оскомины знакомый сюжет, Лунгин оказывается у него в заложниках. Бог весть откуда вылезают слезливые истории про баб, от которых все зло, начинаются фальшивые ответы и патетические вопросы, а за лицом нового героя нашего времени Кузнецова вдруг возникает тень Вдовиченкова. Короче говоря, в последние сорок минут из двух часов хронометража картина необратимо летит под откос вторичности, и справиться с этим ощущением невозможно. А жаль: тематика и отличная актерская работа Александра Кузнецова (Витя) и Алексея Филимонова (Леха) могли сделать «Большую поэзию» по-настоящему хорошим фильмом. 

Спецпроект

Загружается, подождите ...