Танцы, джаз и красивая Москва: интервью с DJ Cassy

Кэтрин Бриттон (Cassy), британский диджей барбадосского происхождения, уже много лет покоряет танцполы всего мира. Она работала с такими авторитетными лейблами, как Playhouse, Perlon, Ostgut Ton, Cocoon. Резиденции в берлинском Panorama Bar, амстердамском Trouw, и французском Rex закрепили за Cassy статус разнопланового музыканта, создающего свое собственное, уникальное звучание.  

В преддверии своего выступления в московском клубе Gazgolder Cassy дала небольшое интервью Time Out, в котором рассказала, что ей больше всего нравится в диджеинге и что вдохновляет ее на творчество.

Давай начнем с самого начала. Я знаю, что в детстве ты увлекалась театром, но затем полностью отошла от сцены, решив посвятить себя музыке. Что повлияло на это решение?

Я увлекалась театром, когда была совсем молодая, мне было чуть за двадцать. Думаю, решение заняться музыкой пришло само по себе. Тогда я активно развивалась как личность и открывала для себя много нового. Я росла в очень консервативной стране — в Австрии, и изо всех сил пыталась выбраться из этого мира. Я понимала, что если хочу расти и развиваться, если хочу превратиться в лучшую версию себя, мне нужно что-то большее, чем театральная сцена. И я осознавала, что театр не даст мне того, чего я действительно хочу. Мне не нравилась эта сфера и не нравились люди, которые меня окружали. Не нравились многочисленные ограничения, которые на меня накладывали.  

В то время, когда я начала увлекаться музыкой, в ней было много панка, много активной молодежи, много живой бесконтрольной энергии. Это было отличное время: я встретила много интересных людей, завела новых друзей. Это сейчас музыка стала частью шоу-бизнеса (смеется). 

Я слышала, что большое влияние на твое творчество оказали джазовые музыканты. Расскажи, чем именно тебя привлекает джаз и почему.  

Джаз — это что-то из детства. Люди, которые играют джаз, всегда производили на меня большое впечатление, но тогда — в особенности. И дело скорее не в самом жанре, мне нравилась не только их музыка. Мне нравилась свобода, которую источали джазовые музыканты. Джаз всегда ощущался как что-то серьезное, что-то тяжелое и одновременно эмоциональное, сумасшедшее. Примерно так же я ощущаю классическую музыку. В детстве вокруг меня было много классической музыки, возможно, именно по этой причине я так полюбила джаз. Потому что джаз — это нечто большее, чем приятные ноты и тона. Джаз сложен, он не всегда приятен, джаз испытывает тебя на прочность.  

Джазовые музыканты разительно отличались от всех людей, которых я когда-либо встречала в свой жизни. Они даже выглядели не так, как все остальные. Они не были одними из тех, кто хочет заработать на классную тачку или купить себе шикарный дом. Ими двигало лишь страстное желание играть любимую музыку. Их пример был крайне вдохновляющим.

Я знаю, что свой творческий путь ты начинала как вокалистка. Как так получилось, что ты в итоге решила стать диджеем? Собираешься ли ты когда-нибудь вернуться к вокалу?  

На самом деле мне не очень нравилось быть певицей — я чувствовала себя крайне неуверенно в этом образе. Более того, мне не нравилась та жизнь, которой обычно живут певицы: они находятся в жесткой зависимости от собственного голоса. Певицы всегда в поиске нужного продюсера, потому что, если ты не найдешь хорошего продюсера, не придумаешь какую-то рабочую фишку, тебе никогда не стать успешной. Если честно, я никогда и не стремилась стать поп-звездой — гораздо больше я заинтересована в самом процессе создания записей. Становиться звездой, чтобы что? Создавать примитивную музыку? (смеется) Конечно, существует огромное количество мега известных исполнителей с далеко не примитивным звучанием, и я могла бы стать одним из них, но это была бы уже не я. Мне нравится тот опыт, который получает диджей: он слушает много музыки, записывает много музыки, вокруг него всегда много музыки. Диджейство удовлетворяет всем моим запросам — мне действительно нравится этим заниматься. Я всегда хотела быть активным компонентом в процессе создания музыки, а не пассивным. Будучи диджеем, я продолжаю работать над своим голосом так же много, как могла бы работать, будучи певицей. Я пою в большей части своих записей — тот голос, который вы обычно слышите, когда включаете какой-нибудь мой трек — это мой голос.  

Ты обладаешь настоящим талантом чувствовать настроение на танцполе. Как тебе это удается? Есть ли какие-то специальные приемы или это что-то врожденное? 

Думаю, это происходит само по себе. Но даже с учетом врожденной способности чувствовать аудиторию, существует огромное количество вещей, которым постоянно приходиться учиться: как правильно подавать музыку, как правильно играть музыку, как заставить людей полюбить твою музыку. Все это приходит с опытом — каждый раз у тебя получается все лучше и лучше. Нам приходится работать перед огромным количеством людей — это всегда совершенно разные аудитории, разные места и разные обстоятельства. Иногда это огромные фестивали, а иногда — маленькие клубы. Все это накладывает отпечаток на твое становление как диджея, и постепенно ты становишься экспертом в своей области. Большой опыт — это единственное настоящее преимущество, которое у меня есть. Еще, наверное, мне помогает моя любовь к танцам. Я всегда любила двигаться под музыку, мне всегда нравилось быть на танцполе: чувствовать людей вокруг, чувствовать музыку. Диджейство — это все-таки больше физический опыт, чем интеллектуальный. Ты пропускаешь все в буквальном смысле через себя, и вот это я по-настоящему люблю. И люблю делиться этим опытом с другими людьми.  

География твоих выступлений очень обширна. Расскажи, что нового ты почерпнула лично для себя и для своего творчества, выступая в разных странах мира.

Конечно, концерт в Берлине всегда будет отличаться от концерта в Аргентине или Великобритании, потому что люди, живущие в этих странах, имеют совершенно разное отношение к музыке. Они слушают разные радиостанции, у них разный музыкальный бэкграунд. Когда ты едешь выступать в другую страну, всегда учитываешь эти различия. Но в то же время, выступая на сцене, ты играешь собственную музыку, ты не пытаешься мимикрировать под то, что сейчас слушают в этой стране. В Аргентине, например, живут очень прогрессивные в плане музыки люди, с ними легко работать. В Бразилии уже сложнее. Работа в северных и южных странах очень сильно отличается, потому что там совершенно разная история развития танцевальной музыки.  

С другой стороны, когда много путешествуешь, знакомишься с бесчисленным количеством форм новой музыки, которая опьяняет тебя, порабощает, гипнотизирует. Впоследствии ты можешь наложить полученный опыт на свои собственные записи. 

Считаешь ли ты, что новые впечатления являются главным стимулом для вдохновения? Расскажи о людях, необязательно музыкантах, которые тебя вдохновляют.  

Мне повезло иметь потрясающих друзей, которые всегда вдохновляют меня, поддерживают, дают много сил и энергии, чтобы двигаться дальше. Я всегда с удовольствием поглощаю новые фильмы, новые книги и новые музыкальные альбомы — слежу за трендами, не стою на месте. Никогда не поздно открыть для себя что-то новое: как правило, это что-то, что выходит за пределы твоего понятия «нормы». Вдохновлять, по сути, может все, что угодно: даже человек, случайно встреченный на улице.  

Ты согласна, что музыка, вне зависимости от жанра, является универсальным языком общения между людьми? Используешь ли ты свою музыку для того, чтобы донести до аудитории некий посыл?  

Абсолютно. Я не знаю, насколько явен людям мой посыл, но он совершенно точно присутствует. Другое дело, что посыл может меняться, потому что меняется твое мировоззрение, отношение к жизни. Или если ты переживаешь какую-то личную трагедию — тебе просто необходимо как-то выразить это в своем творчестве. Мне кажется, сейчас, после стольких лет работы, моя музыка стала глубже, чем была раньше.

Есть на современной электронной сцене музыканты, которые тебя вдохновляют?

У меня очень-очень много любимых музыкантов. Но моей ролевой моделью всегда был Дэнни Хауэллс — самый потрясающий диджей на свете. Каждый раз, когда я слушаю его записи, вне зависимости от того, дома я или в клубе, каждый раз это большое «Вау!». Он настоящая энциклопедия музыки. И я очень рада тому, что могу называть его своим другом. 

Твое самое любимое выступление — в какой стране оно было?  

Я люблю выступать в странах, в которых я уже выступала хотя бы один раз. Ты уже знаешь, как выстроить нужную атмосферу, хорошо знаком с аудиторией, понимаешь ее настроение.

Что ты знаешь о России и чего ждешь от российских слушателей?

Я уже была в Москве, была даже в Санкт-Петербурге. Отлично провела свое время и там, и там. Я уверена, что и в этот раз все пройдет отлично, и я обязательно встречу много интересных людей. Мне нравится Москва — это потрясающий, очень красивый город. Жду с нетерпением своего концерта. 

Спецпроект

Загружается, подождите ...