7 отличных фильмов в жанре уся
«Герой»

В прокат выходит «Тень» Чжана Имоу – китайский историко-героический эпик, в котором красиво скрещиваются мечи, распутываются правительственные заговоры, а герои трагически любят друг друга. По такому случаю Time Out вспомнил еще восемь картин, без которых невозможно представить данный жанр сегодня.

«Однорукий меченосец», реж. Чанг Че (1967)

Классический образец уся, расцвет которого произошел в Гонконге во второй половине 60-х годов. «Однорукий меченосец» снят «крестным отцом гонконгского кинематографа» Чангом Че на ведущей в тот момент студии «Shaw Brothers». Фильм рассказывает о злоключениях бедного ученика школы боевых искусств, сыгранного будущей суперзвездой гонконгского кино Ван Юем, который теряет руку в бою и отходит от дел, — однако возвращается защитить честь учителя, когда того пытаются уничтожить старые враги.

Вдохновленное одновременно самурайскими картинами Акиры Куросавы и жесткими боевиками Сэма Пекинпа, детище Че значительно выделялось среди других картин своего времени почти графическим экранным насилием, сюжетным реализмом и гораздо более циничной философией. Именно эти элементы произведут в итоге революцию в жанре, соберут «Однорукому меченосцу» первый в истории миллион гонконгских долларов и навсегда изменят подход будущих постановщиков к съемкам фильмов о боевых искусствах.

«Касание Дзен», реж. Кинг Ху (1971)

«Касание Дзен» часто называют не просто величайшим в жанре уся, но и одним из лучших фильмов в истории Китая. В отличие от полных насилия, реалистичных лент Чанга Че, работы Кинга Ху, второго лидера гонконгского кино, отличаются неспешностью повествования, небывалым эстетизмом и сдержанностью в отношении кровопролития. Что неудивительно: тайванец по происхождению, Ху в значительной степени интересовался философией буддизма, которую активно продвигал в своих картинах – в результате за меч у него берутся только в случае крайней необходимости.

Вдобавок Ху чуть ли не первым в этом традиционно мужском жанре стал ставить сюжеты про сильных женщин, и «Касание Дзен» в этом смысле не исключение. Награжденная в Каннах техническим гран-при, эта лента по праву считается вершиной его творчества, а многие ее элементы, такие как гнущиеся мечи и особенно сцена поединка в бамбуковом лесу, перекочевали во все без исключения современные фильмы о боевых искусствах, и в частности в «оскароносную» картину «Крадущийся тигр, затаившийся дракон» Энга Ли.

«Последний салют рыцарству», реж. Джон Ву (1979)

Прежде чем навсегда войти в историю с бескомпромиссными экшн-фильмами о китайских триадах («Светлое будущее» и «Круто сваренные»), Джон Ву успел отметиться в конце 70-х и в жанре приключенческого эпика. Его «Последний салют рыцарству», несмотря на свою историческую основу, во многом предвосхитил будущие гангстерские боевики режиссера: уже здесь его герои яростно схлестываются в поединке в эффектном слоу-мо и романтично отстаивают остатки воинской чести и принципы мужской дружбы. Кроме того, Ву одному из первых удалось успешно объединить традиции уся и фильмов про кунг-фу – жанров, которые прежде развивались исключительно параллельно.  

«Войны Зу», реж. Цуй Харк (1983)

В начале 80-х на смену старому поколению гонконгских постановщиков пришли более смелые и независимые режиссеры, которые активно смотрели на Запад как на кузницу мировой киноиндустрии. Одним из таких был Цуй Харк, оказавший огромное влияние на развитие не только уся, но и фэнтезийного жанра в целом. 

Так, для своих «Войн Зу», экстравагантного эпика о смертном воине, по воле случая втянутом в битву между богами и демонами в мифическом поднебесном царстве, постановщик даже выписал из Голливуда ведущих специалистов по спецэффектам, чтобы его кино не уступало американским аналогам. Результат оказался благотворным для обеих сторон культурного обмена: фильм Харка не только установил новую техническую планку для китайских картин, но и вдохновил Джона Карпентера на создание культовой ленты «Большой переполох в маленьком Китае».

«Легенда о фехтовальщике», реж. Тони Чин (1992)

Новый расцвет уся, переживавшего упадок на протяжении почти всей второй половины 80-х годов, пришелся на начало 90-х, когда брутальные гангстерские боевики Джона Ву и трюковые комедии Джеки Чана стали поднаедать аудитории, в результате чего вновь возник спрос на фэнтезийные саги с летающими воинами, и «Легенда о фехтовальщике» занимает в этом ряду особое место. Сюжетно лента является продолжением «Виртуоза» 1990 года – неудачной попытки вернуть в строй легендарного Кинга Ху, не снимавшего почти десять лет. Производство той картины обернулось для продюсеров настоящим кошмаром, а потому вторую часть доверили снимать более молодому Тони Чину, одному из лучших хореографов эпохи wire fu (от слов wire – провод и kung fu – боевые искусства).

Сиквел, в противовес общепринятому мнению, получился во всех смыслах лучше оригинала. Молодая звезда ушу Джет Ли играет здесь странствующего воина, который сталкивается с одним из самых удивительных злодеев в истории кино – злым евнухом андрогинной внешности, не только блестяще владеющим энергией ци, но и умело меняющим свой гендерный облик. Сыгранный тайваньской актрисой Бриджит Линь, этот персонаж сегодня считается одним из самых известных в китайском кинематографе. А сама «Легенда о фехтовальщике» оказала сильнейшее влияние на развитие жанра благодаря использованию ультратонкой проволочной системы, позволявшей артистам совершать фантастические трюки в воздухе, после чего в моду и вошли опровергающие гравитацию поединки, популяризованные лентами Чжана Имоу уже в новом тысячелетии.

«Прах времен», реж. Вонг Кар-Вай (1994)

В отличие от других жанровых постановщиков 90-х годов, многообещающая звезда гонконгской арт-сцены Вонг Кар-Вай ушел в своем исследовании уся в совершенно ином направлении – снял глубоко импрессионистскую по духу и крайне запутанную историю о потерянной любви, в которой сюжет, основанный на многократно экранизированном романе видного писателя Луиса Ча, играет лишь номинальное значение. 

Как и в других картинах Кар-Вая, память об упорхнувших чувствах и нескончаемые размышления о времени тут занимают почти все внимание постановщика – так что собственно боям в фильме отведено гораздо меньше места, чем философским разговорам в исполнении лучших артистов своего времени (Тони Люн Чу Вай, Лесли Чун, Мэгги Чун и Бриджит Линь). И все же надо признать: смотреть «Прах времен» не менее интересно, чем до краев нашпигованные экшном эпики той эпохи; надо лишь суметь настроиться на медитативную волну картины, и она тут же накроет тебя с головой.

«Герой», реж. Чжан Имоу (2002)

К началу нового века тренд на окончательную романтизацию странствующих героев и переосмысление важных исторических эпизодов в фэнтезийном сеттинге (что, по сути, и составляет уся в его традиционном понимании) не только поглотил китайский кинематограф, но и впервые в истории обратил на себя внимание мирового зрителя. Одним из двух постановщиков, кому удалось продвинуть жанр за пределы родной страны, стал лауреат международных призов и ведущий представитель пятого поколения китайских режиссеров Чжан Имоу.

Его «Герой» по праву считается одним из самых визуально роскошных фильмов не только среди других уся-картин, но и вообще за всю историю кино. Как и в случае с другим знаменитым представителем жанра, фильмом «Крадущийся тигр, затаившийся дракон», сюжет картины лишь в самых общих местах основан на реальном случае из истории Китая (а именно –покушении на императора Цинь Ши Хуана), оставаясь по большей части выдуманной притчей с откровенно сказочными деталями, гипнотизирующими боевыми сценами и лучшими лицами китайского кинематографа на главных ролях.

В отличие от фильма Энга Ли, «Герой» свой «Оскар» в итоге так и не выиграл, зато собрал огромную (более $100 млн.) кассу на международной арене и вдохновил режиссера еще на два захода в жанр – ими стали чуть менее успешные «Дом летающих кинжалов» (2004) и «Проклятие золотого цветка» (2006).

Спецпроект

Загружается, подождите ...