Пока мы отдыхали в новогодние праздники, они работали не покладая рук. Мы доедали оливье, а они по мере сил поддерживали веру в сказку. Они дарили людям праздник несмотря на мороз, неудобные костюмы, пьяных клиентов и скептически настроенных детей. Они — аниматоры, играющие Деда Мороза и Снегурочку. Пока воспоминания о каникулах окончательно не выветрились, Time Out предлагает послушать их истории о своей работе. Внимание! Если вам нет восьми лет, не читайте этот текст, чтобы не разочароваться.
Previous

Роман Никонов

1/6

Роман ВКонтакте

Впервые я надел костюм Деда Мороза более года назад. Некоторые Деды Морозы сейчас танцуют современные танцы, например, Gangnam Style. Но я против этого, ведь Дед Мороз у нас русский, а не южнокорейский.

В одном из моих сценариев несовременный (не будем говорить туповатый) Дед Мороз делает вид, что он ничего не понимает в гаджетах, и призывает людей больше встречаться и общаться вживую, а не сидеть в соцсетях. Он включает своей глуповатый юмор и веселит людей.

До 4-5 лет дети верят в Деда Мороза на 100%, после 6-7 у них возникают сомнения, а после 8 они исподтишка улыбаются и понимают, что ты, грубо говоря, какой-то переодетый чувак. Но моя задача — доигрывать свою роль до конца, верят дети или нет. «Дедушка Мороз — это я, а остальные, может, и переодетые, не знаю», — говорю я им. В конечном итоге они все равно смеются, ждут от меня подарки. Так или иначе оказывается, что Дед Мороз — это самый добрый персонаж в сказочном хит-параде.

Самое сложное в работе — это плотный костюм и тяжелая борода, в которых ты задыхаешься даже на улице. Во время танцев и хороводов сердце чуть не выпрыгивает из груди. Все эти спортивные телодвижения даются сложновато. Вторая сложность — это голос Деда Мороза. Когда ты говоришь таким голосом хотя бы минут 10-15, то он у тебя сильно садится. На следующий день ты уже хрипишь. У меня дома куча лекарств. А если будешь говорить обычным голосом, то все поймут, что никакой ты не Дедушка.

До 4-5 лет дети верят в Деда Мороза на 100%, после 6-7 у них возникают сомнения, а после 8 они исподтишка улыбаются и понимают, что ты, грубо говоря, какой-то переодетый чувак. Но моя задача — доигрывать свою роль до конца, верят дети или нет.

У меня несколько Снегурочек. Есть более или менее нормальные Снегурки, есть девушки-аниматоры с малым опытом, а есть такие, которые выступают в качестве организаторов. Последние очень много о себе мнят и всегда забирают себе больше денег, чем Дед Мороз, даже если ценник у них одинаковый. Иногда они даже не скидывают партнеру сценарий праздника, и в итоге Дед Мороз только сидит и отвечает «да» на вопросы Снегурочки. Такие ситуации мне не нравятся. Снегурочек, с которыми можно сработаться, процентов 10. Найти хорошую Снегурочку — это целая эпопея. Идеальный вариант — это работать с мужем или женой. Тогда уж вы либо вместе отжигаете, либо вместе произносите заученный текст, в который мало кто верит.

Я всю жизнь работал на корпоративах со взрослыми зрителями. Взрослых я никогда не боялся, потому что они сознательно хотят попасть в детство, и мы, аниматоры, им в этом помогаем. С детьми сложнее, им нужно только самое доброе и самое нежное, с ними нельзя пошутить: «Привет, сегодня Дед Мороз выпил». Текст ограничен. Еще бывает тяжело, когда 50 детей выстраиваются в очередь и начинают тебе читать стихи. В какой-то момент Снегурочка говорит, что Дед Мороз может послушать еще только десятерых, и тогда остальные малыши начинают плакать. Ты им говоришь: «Я хочу всех послушать». И они начинают тебя дергать: «Послушай меня, меня!» В такие моменты я забываю, кто я — Дед Мороз или священник.

Next

Спецпроект

Загружается, подождите ...