Почему мир помешался на натуральном вине и что такое фестиваль Gorizont
Иногда мутноватые, похожие на свежевыжатый сок, натуральные вина никого не оставляют равнодушным.

20 ноября на Трехгорной мануфактуре пройдет второй фестиваль Gorizont, на который приедут порядка 40 производителей натуральных, органических и биодинамических вин из Франции, Италии, Австрии, Германии, Словении и Португалии. Специально для Time Out Саша Сутормина, одна из организаторов Gorizont, рассказывает о феномене под названием «натуралка» и о том, почему для Москвы так важен посвященный ему фестиваль.

Natural wines (или натуральные вина), которые делают из виноградного сока и без каких-либо добавок (прежде всего, соединений серы), — не то чтобы сильно новое слово в искусстве. Традиция создания вина таким способом — «без всего» — так же стара, как и вино само по себе. Сегодня — это одновременно и узкая, но развивающаяся быстрыми темпами ниша, и тренд, в мировом масштабе возбуждающий невероятный интерес и горячие споры. Франция, Италия, Испания, Германия, Австрия, Грузия, США, Япония и Новая Зеландия — лишь малая часть стран, где натуральные вина нынче — главная тема для обсуждения и среди профессионалов, и среди любителей.

Как же это произошло? Для простоты разбора возьмем Париж. В 70-е годы XX века Франция, как и любое производящее вино государство, полным ходом осваивала технологии: растущий спрос требовал стандартизированного продукта миллионами бутылок ежегодно. Несколько одиноких голосов топили за «чистые» вина — в 80-е это привело к появлению когорты «натуральных» винных баров. Жан-Пьер Робино, живая легенда натурального виноделия, за чьими бутылками из долины Луары нынче выстраиваются в очередь передовые рестораны вроде Gaggan и Noma, в 1988 году открыл один из первых подобных баров в Париже — L’Ange Vin. «Люди крутили пальцем у виска и думали, что мы совсем выжили из ума. А мы называли то, что льем, «натуральным» — наше вино было не просто органическим. Это было нечто большее».

Довольно долго заведения с natural wines в столице Франции, да и в других городах и весях, считались приютом то ли умалишенных, то ли хиппарей. Но лет десять назад случился настоящий взрыв: простецкие бары и «мишленники» с картой из «натуралки», винные выставки, например, Real Wine Fair или Dive Bouteille, статьи, книги, программы на телевидении и, конечно, виноделы новой волны (бывшие юристы и инженеры бросили свои скучные работы и стали делать вино!) — все это породило настоящую эпидемию натуральных вин. Ее результатом к концу 2018 года стало признание того факта (и потребителями, и экспертами), что «натуралке» есть место в винном мейнстриме. Станут ли все вина когда-либо снова натуральными? Конечно, нет: ведь спрос на продукт брожения виноградного сока продолжает расти — и без заводских мощностей тут не справиться.

Самый масштабный в мире фестиваль натурального вина RAW был придуман Изабель Лежерон в 2012 году. Впервые его провели в Лондоне. 

Впервые попробовав эти вина в петербургском Big Wine Freaks, я для начала уяснила одно: они совсем другие. Какие-то — шершавые, диковатые и мутные, какие-то — утонченные и звенящие, но явно живые. За каждой этикеткой стояла своя история, а в паре-тройке мест, где натуральное было в картах тогда, меня окружали лучшие люди двух городов — где они были до этого? У них тут что, масонская ложа? Как было не влюбиться?

С тех пор прошло три года, и Петербург, ставший настоящим локомотивом темы натурального, и Москва проделали большой путь. Сегодня импортом и дистрибьюцией этих вин в России занимается с десяток компаний, а в любом претендующем на отслеживание трендов заведении с лицензией найти «натуралку» не составит труда (зато ее отсутствие вызовет вопрос: «Парни, вы где были все это время?»). Скоро, кажется, в METRO и «Ашане» появятся целые секции natural wines. Таким образом, обе наши столицы — с небольшим отставанием — не только вошли в число географических точек, подхвативших веяние, но и стали одними из городов, которые это веяние продвигают.

Вина-«лица» Gut Oggau значатся в лучших винных картах мира, их льют и в парижском Saturne, и в бангкокском Gaggan — и на фестивале Gorizont, причем сами виноделы.

Осознать, что именно стало спусковым механизмом, довольно сложно. Скорее сработало все разом. Тут и мода на приставки bio, organic и natural. И поколение хипстеров и бобо, искавших смысл не в громких именах, а в ручном, редком и «настоящем» (посмотрите пару серий «Портландии», если вдруг это движение обошло вас стороной). И общая усталость от рекламных проспектов и лейблов, не гарантирующих удовольствия от процесса. И, разумеется, пелена загадочности, окутывающая производителей натуральных вин, — их принято изображать эдакими подвижниками, босоногими толстовцами (при этом все забывают о «белой кости» вроде  Domaine Romanée-Conti, Prieuré Roch и Domaine Leroy, поколениями создающих свои баснословно дорогие вина самыми что ни на есть натуральными методами). А может, и то, что натуральные вина — не все, но многие — влюбляют в себя с порога и навсегда, как будто говоря «не усложняй, это просто классно». За каждой из этих бутылок — не маркетинговый бюджет, заводские объемы и процент алкоголя, а живые люди, которые изо дня в день делают вина такими, какими их, возможно, задумала природа. Пьер Фрик, Эдуард и Стефани Чеппе, Атенаис де Беру — продолжать список имен тех, с кем ждешь встречи, можно долго. А можно увидеть всех своими глазами.

На прошлогодний Gorizont приехали 27 виноделов из Европы и более 700 гостей из Москвы, Петербурга, Челябинска, Владивостока, Сочи, Хабаровска, Екатеринбурга и Новосибирска. В этом году ожидается уже 40 виноделов и 2000 гостей.

Фестиваль натуральных вин Gorizont, который проводит виноторговая компания Real Authentic Wine, в деле продвижения «натуралки» играет явно не последнюю роль. В прошлом году он был организован на чистом энтузиазме и почти случайно, без ожиданий и прогнозов: на них не было времени. В итоге 27 виноделов со всей Европы и несколько сотен гостей устроили в SQUAT 3/4 настоящий винный рейв. Билеты были распроданы за неделю до события, а живая очередь, выходившая в Театральный проезд, запомнилась не меньше, чем петнаты из Эмилии-Романьи, оранжи из Штирии и шампанские от маленьких, но гордых производителей-рекольтантов. Атмосфера всеобщей любви и драйва запала в душу— и стало понятно, что без Gorizont-2018 не обойтись.

Что ждет нас на новом фестивале? Немного больше серьезности: Gorizont прирос внушительной дневной программой с мастер-классами от профи (среди заявленных хэдлайнеров — бывший шеф-сомелье ресторана Noma, чья карта целиком составлена из «натуралки») и дискуссиями на тему настоящего и будущего натуральных вин в России, в которой примут участие ведущие рестораторы страны. Больший масштаб: опыт с очередями решено было не повторять, и в этот раз площадку выбрали посолиднее — цех «Надежда» на Трехгорной мануфактуре сможет вместить пару тысяч желающих, а виноделов-участников приедет еще больше, в том числе знаменитый словенец Алеш Кристанчич (вина Кристанчичей пили еще австро-венгерские короли) и Жюльен Альтабер, преемник легендарного Доминика Дерена (одного из первых «натуралистов» в Бургундии и одного из самых авторитетных практиков биодинамики). В общем, пропускать такое не стоит.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Спецпроект

Загружается, подождите ...