Суперсилы на фоне храмов: Том Харди в Москве
Фото в статье: Михаил Харин

Том Харди приехал в Россию. Пообщался с журналистами, принял из рук фанатов футболку «We are Venom», побродил по Зарядью... Как все это было — и еще про главную суперсилу и сходство с Эдди Броком рассказывает Time Out.

Купола, «Веном», березки

Новость о том, что фотоколл будет проходить в Зарядье, редакция встретила со священным шоком. Мы как-то привыкли к формату попроще: крыша «Ritz Carlton», например. А уж когда оказалось, что на слегка вытоптанной траве пристроили будто парящую в воздухе надпись «Веном»… А уж когда рядом встал встрепанный, в татуировках и серенькой футболке Том Харди… Тут мы и поняли, что это гениальная идея: ничего более безумного и в то же время абсолютно, узнаваемо русского нельзя было и представить. 

Харди щурился на солнце, морщил нос.  На фоне березок и сосенок, с уютными среднерусскими куполами за спиной, небритый и улыбающийся — как-то сразу перестал быть звездным голливудским гостем. Он казался своим парнем, для которого хочется сделать что-нибудь приятное — например, сходить на этого непонятного всем, кроме комиксных гиков, «Венома». Или покатать в метро и накормить московским мороженым.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Repost @alyona422 #tomhardy #venom #moscow#adorable 😍

Публикация от love tom hardy forever (@sonjalovestom)

 

«Кажется, это мост для селфи…»

Мороженое Харди понравилось. Подаренная черная ушанка — точно пригодилась: актера повели смотреть ледяную инсталяцию Пономарева и Козырева, и Том шутил потом на пресс-конференции, что увезет эту шапку «в свою собственную мужскую пещеру». И еще извинялся, что не знает, как правильно называется эта штука, которую он обозначил как «мост для селфи». 

Журналисты вполне готовы были его простить. В конце концов, и дома не все понимают, почему Парящий мост не соединяет два берега, а уходит в пропасть и потом возвращается назад. Еще один образец безумного и русского в одном флаконе, но  работает: Харди вот впечатлился.  Примерно так же, наверно, впечатлились накануне фанаты комиксов, вместе с которыми он смотрел в «Иллюзионе» отрывки из «Венома» — в первом ряду, в смешной клетчатой рубашке, с подарком на коленях: футболке с надписью We are Venom, которая складывалась из лиц поклонников.

 

Фото: Олег Никишин

Who is этот Venom

На пресс-конференции никто не задал такого вопроса: времени мало, Google велик, да и кому хочется выглядеть так, будто он не смотрел трейлер! Однако в России, где мир комиксов Marvel известен прежде всего по киновселенной — вопрос был бы совершенно закономерным и заодно объяснил всю уникальность проекта Sony. Мы видели десятки историй о становлении героя. «Веном» — история о становлении  главного врага Человека-Паука, антигероя, которого фанаты обожают 35 лет. За что?

«Мы все хотим свободы, — объяснял Том. — Но абсолютная свобода — это анархия, хаос, и получить ее нельзя. «Веном» — своего история о докторе Джекилле и мистере Хайде. Инопланетянин-симбионт прилетел на Землю, у него не никаких социальных протоколов, никакого понятия о человеческих нормах. И тут с ним соединяется Эдди Брок, журналист, который готов делать плохие вещи ради блага и который просто вынужден строить эту социальную навигацию, будучи в одном теле с пришельцем. Веном — не герой, вообще не человек. Он — вещь, он символизирует внутренний голос, который в конце концов обретает физическое воплощение и выходит наружу. Не только свет, но и тьма. Лавируя между этим, надо найти путь, который приведет тебя из мрака к свету». 

Выбор Тома Харди

Слушая все это, понимаешь,  что создатели фильма не промахнулись с кастингом (не то чтобы это и раньше не было очевидно). Харди знает все о дороге из мрака. Он сам говорил об этом, рассказывая о точках соприкосновения между собой и своим героем: «Эдди пытается поступать правильно, но ради добра — он должен был бы совершать благо. Эдди же идет к цели, несмотря на последствия. И где-то вот здесь я очень понимаю его, могу идентифицировать себя с ним. Эдди находится в борьбе со своими недостатками; Эдди — это развитие. Поэтому мне нравится его играть». 

Его десятилетний сын смотрел кино с удовольствием — Харди надеется, что фанаты Венома тоже будут довольны, потому что этот трехметровый страшный парень принадлежит им. Работать на поле такой любви — большая ответственность, но команда старалась, как могла, находя идеальный баланс между юмором и драмой. Инстаграм Тома в эти дни был буквально забит артом, который фанаты рисовали в ожидании фильма. Он говорит, что чувствовал в этом огромное давление — и черпал вдохновение: «Мне не все равно. Я с нетерпением жду выхода фильма, жду, как его примут». Это были слова профессионала. Но за ними чувствовалась искренность. 

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Публикация от Tom Hardy (@tomhardy)

Тома спросили, согласился ли бы он на 24 часа стать Веномом, и тот ответил: «За 24 часа я успел бы разрушить слишком много». Зато идеальную суперсилу Харди выбрал, не задумываясь: «Быть хорошим отцом. Быть рядом, когда нужно, и все делать правильно. Это очень круто, почти невозможно. Но я стараюсь». 

 

Спецпроект

Загружается, подождите ...