Психоактивизм: почему это важно для каждого
Фото в статье: Илья Панин

Людей с ментальными особенностями и психическими расстройствами гораздо больше, чем принято думать.

Так, по данным Всемирной организации здравоохранения, в мире только с депрессией — одним из наиболее распространенных расстройств — живут более 300 млн человек. В России врачи говорят о цифре в 8 млн человек, при этом делая оговорку, что, вероятнее всего, реальная цифра в два раза больше. Если смотреть на картину шире, то все тот же ВОЗ констатирует, что от 15 до 30% населения земли в жизни проходят через психические расстройства, а каждому двадцатому на планете необходимо принимать препараты.

Несмотря на то, что в 2018 году в сети можно найти блоги или группы с рассказами о нейроотличиях, а популярные издания делают ликбезы-инструкции, информации о расстройствах и особенностях катастрофически не хватает, а уровень грамотности в обществе на эту тему остается по-прежнему весьма низок. Едва ли многие сходу (и не сходу) расскажут, что такое синдром Аспергера, биполярное расстройство, паническая атака, обсессивно-компульсивное расстройство, шизофрения и другие формы нейроотличий.

...по данным Всемирной организации здравоохранения, в мире только с депрессией — одним из наиболее распространенных расстройств — живут более 300 млн человек. В России врачи говорят о цифре в 8 млн человек, при этом делая оговорку, что, вероятнее всего, реальная цифра в два раза больше.

Сюда же добавляется еще одна существенная проблема — обесценивание, не в последнюю очередь за счет массовой культуры. К тому же грамотное обсуждение нейроотличий и людей, живущих с ними, мягко говоря, не часто присутствует в медиа-пространстве: не все готовы о ней говорить, писать, серьезно разбираться — слишком неудобная тема, к тому же сложная. 

 

Сейчас в России проблемами, правами и помощью людям с ментальными особенностями и психическими расстройствами занимаются государственные институции, благотворительные фонды, НКО, волонтеры, а также движение психоактивистов. Это люди, которые  исследуют темы психических расстройств и помогают тем, кто с ними живет. В движение входят: художники, акционисты, журналисты, врачи, волонтеры, и другие, причем многие из них сами носители нейроотличий. Они используют разные методы и формы: просветительские проекты (Ассоциация «Биполярники», радио «Зазеркалье», журнал «Ковчег»), работа в творческих проектах (интегрированный театр-студия «Круг II», «Широта и долгота»), создание сообществ взаимопомощи «Анонимные тревожно-депрессивные», медиа и арт-проекты «Вне себя»«Союз выздоравливающих», «Психосквош», «Межтуризм», «Ближе, чем кажется».

Последние полгода психоактивисты пытаются объединяться и совместными усилиями громко говорить о проблеме в информационном пространстве. Так, с начала зимы они провели уже несколько ярких мероприятий. 28 февраля Катрин Ненашева, Михаил Левин, Саша Старость, Алена Агаджикова, Дмитрий Федотов, Елизавета Сизова и другие провели в Театре.Doc проект «Я горю», посвященный физическому и социальному выгоранию. 

1 мая те же Ненашева, Агаджикова, Старость и Левин прошли колонной почти в 30 человек в хвосте первомайской демонстрации. Сделали фактически первый mad pride в России. Участники колонны, большинство из которых были с нейроотличиями, несли плакаты против стигматизации психических расстройств.

Последние полгода психоактивисты пытаются объединяться и совместными усилиями громко говорить о проблеме в информационном пространстве.

Для многих выйти на улицу и рассказать всем, пусть даже через транспарант, о своем диагнозе, об ограниченности собственных прав (в том числе и трудовых) и заявить, что ты такой же, как и все, было серьёзным и непростым шагом. Тем циничнее выглядело задержание колонны силовиками, когда те прошли мост и подходили к Васильевскому спуску. Практически всех забрали в автозаки и увезли в ОВД. Полицейские искренне недоумевали, что это за болезни: «паническая атака», «депрессия», «биполярка».

 

3 июня психоактивисты провели фестиваль «Психгорфест» с лекциями о расстройствах, истории стигмы, разговорами и советами от специалистов. Здесь учили, как помочь людям с расстройствами и как выстраивать отношения с близкими. Прошла презентация книги издательства НЛО «История меланхолии», выставки, концерты панк-групп. Еще был представлен мерч на тему нейроотличий: например, майка с надписью «Попал в прозак». 

Для многих выйти на улицу и рассказать всем, пусть даже через транспарант, о своем диагнозе, об ограниченности собственных прав (в том числе и трудовых) и заявить, что ты такой же, как и все, было серьёзным и непростым шагом.

Конечно, у людей, которых можно причислить (или они сами себя причисляют) к психоактивистам, порой существенно различаются взгляды и методы работы. Но все они работают на изменение положения людей с расстройствами и особенностями, на то, чтобы таких людей не отвергали, а помогали. Общая работа психоактивистов — озвучивать проблему и просвещать общество. А проблема велика. Люди с ментальными особенностями и психическими расстройствами, как правило, лишены не только целого ряда прав, но и достойного отношения к себе. Они стигматизированы. В обществе превалирует такая модель: человек с расстройством значит «псих» — «псих» значит больной и не отдающий себе отчет в своих действиях — значит, надо либо лишить дееспособности, либо изолировать в квартире или в специализированных закрытых учреждениях, которые не то чтобы очень сильно отличались от тюрем. 

Психоактивизм важен не только для привлечения внимания к проблеме психиатрии, пограничных состояний и людей, живущих с диагнозом. Не только как образовательный проект. Он важен для самого сообщества: дает поддержку, возможность выговориться и быть услышанным, бороться за свои права, а также консолидироваться и выйти из «чуланов», показать, что никакой «инаковости» не существует, что «все разные» значит «все равные». Он важен и для тех, кто полностью соответствует нормам. Превосходно, если у вас нет ни одного подобного диагноза. Но вашем окружении такие люди точно есть. Возможно, это ваши близкие друзья, возможно, члены семьи. Вы можете этого просто не знать или не замечать, как наглядно продемонстрировал флешмоб #удепрессиинетлица. 

В обществе превалирует такая модель: человек с расстройством значит «псих» — «псих» значит больной и не отдающий себе отчет в своих действиях — значит, надо либо лишить дееспособности, либо изолировать в квартире или в специализированных закрытых учреждениях, которые не то чтобы очень сильно отличались от тюрем.

Никто не застрахован от расстройства. Возможно, и вам однажды придется столкнуться с ним и справиться с ним. Хорошо бы знать, как помочь другим в разных состояниях, как выстроить свою жизнь, чтобы минимизировать риски и проблемы. Вот поэтому работа психоактивистов нужна и важна для каждого. Они расскажут о том, что такое особенности и расстройства, объяснят, как с ними жить, как помогать другим, как изменить ситуацию с государственными и общественными институтами в стране, чтобы получать современную, адекватную помощь. И помните, что, если вам плохо — обращаться к специалистам необходимо.

 

Спецпроект

Загружается, подождите ...