«Либо скотина, либо помешанный»
Василий Верещагин. После удачи. 1868

7 марта в Третьяковской Галерее открылась выставка Василия Верещагина — знаменитого художника, который сейчас был бы военным фотографом, офицера, который ненавидел войну, историка, изучавшего не прошлое, а настоящее. Генеральным спонсором выставки стал банк ВТБ, давний друг и партнер музея.

В экспозиции — около 500 картин, набросков, этюдов из 24 собраний российских и зарубежных музеев, а также частных коллекций. Рядом с картинами — 97 произведений декоративно-прикладного искусства, архивные документы, фотографии. В этом ключе проводил свои выставки и сам Верещагин — давая посетителям погрузиться в чужую культуру, новые, никогда не виданные реалии. Он вместил в себя и сохранил для потомков десятки событий своего времени, десятки одновременно существовавших миров, и сам подразделял свои работы на серии: Туркестанская, Балканская, Индийская, Японская, «Русский Север». Так они и будут представлены на выставке — в точном соответствии с замыслом Верещагина. 

Из письма Верещагина В. В. Стасову: «Я выработал свою технику, имею сказать много интересного и приучил общество к тому, что в картинах моих нет лжи и фальши; смотреть меня всегда пойдут…»

Верещагин родился в семье, где мужчин, не мудрствуя, четыре поколения звали Василиями. Но только раз Василий Верещагин подчинился обстоятельствам – в 9 лет, когда отец определил его, как трех братьев, на военную службу, в Морской кадетский корпус. Едва закончив это заведение, Верещагин мгновенно поступил в Петербургскую академию художеств. Еще через три года он осознал, что студии и натурщики — это те же рамки, бросил академию и уехал на Кавказ.

Василий Верещагин о своем решении: «Страстной любви к Востоку у меня не было, черт побери. Там было свободнее, вольнее, чем на Западе. Вместо парижской мансарды или комнаты на Среднем проспекте Васильевского острова у меня была киргизская палатка, вместо натурщиков — живые люди. Картины являлись сами собой, я не искал их. Везде, и в Туркестане, и в Индии - этюды знакомили со страною, учили меня. Результатом явились картины, созревшие гораздо позже». 

В 1867 году туркестанский генерал-губернатор Константин фон Кауфман предложил Верещагину пойти к нему на службу. Тогда вовсю шла русско-кокандская война за власть над Средней Азией. Верещагин приехал в Туркестан в качестве военного художника. Именно отсюда он увезет свою Туркестанскую серию, включая знаменитый «Апофеоз войны». Никакой пышности и поз, максимальное приближение к реальности и словно бы легкая отстраненность, но что самое главное, никаких «побед русского оружия» - только ужас кровопролития и военное столкновение двух цивилизаций.

Великий князь Александр Александрович, будущий император Александр III о выставке Туркестанской серии: «Всегдашние его тенденциозности противны национальному самолюбию и можно по ним заключить одно: либо Верещагин скотина, или совершенно помешанный человек».

Через месяц после выставки серии в Петербурге Академия художеств присвоила ему звание профессора — в 32 года, что было крайне лестно. Василий Верещагин от него отказался. В своей жизни он принял только одну награду, и гордился ею чрезвычайно, и носил, не стыдясь — орден Святого Георгия IV степени. 

Из приказа о награждении: «Во время восьмидневной осады Самаркандской цитадели скопищами Бухарцев, прапорщик Верещагин мужественным примером ободрял гарнизон. Когда 3-го Июня неприятель в огромных массах приблизился к воротам и кинувшись на орудия успел уже занять все сакли, прапорщик Верещагин, несмотря на град камней и убийственный ружейный огонь, с ружьём в руках бросился и своим геройским примером увлёк храбрых защитников цитадели».

После Туркестана Верещагин много путешествовал по Востоку, жил в Индии, бывал на Тибете. В 1877 году началась Русско-турецкая война — и художник отправился в действующую армию. Эта война отразится, словно в зеркале, в Балканской серии, и никто, глядя теперь на «Побежденные. Панихида по павшим воинам» или «После атаки. Перевязочный пункт под Плевной», не скажет, что Верещагин напрасно рисковал жизнью, рисковал никогда не вернуться к своей жене и дочери.

Из воспоминаний Василия Верещагина: «Мне приходилось выслушивать множество выговоров за ту легкость, с которою я пошел в опасное дело. Они, военные, идут по обязанности, а я — зачем? Не хотели люди понять того, что моя обязанность, будучи только нравственною, не менее, однако, сильна, чем их; что выполнить цель, которою я задался, а именно: дать обществу картины настоящей, неподдельной войны нельзя, глядя на сражение в бинокль из прекрасного далека, а нужно самому все прочувствовать и проделать, участвовать в атаках, штурмах, победах, поражениях, испытать голод, холод, болезни, раны... И в это время, и после такие объяснения мои выслушивали только с улыбкой снисхождения: почти не довелось встретить военных, которые согласились с тем, что я не дурил, не блажил от безделья, а делал большое, важное дело».

На Балканах он получил тяжелое ранение в ногу, началась гангрена. Многие умирали от таких ран – но Верещагину был сужден другой конец. Отец пятерых детей, признанный всеми этнограф и историк, автор двенадцати книг и нескольких сотен знаменитых картин погиб во время взрыва броненосца «Петропавловск» на внешнем рейде Порт-Артура в 1904 году. Шла новая война – русско-японская. Не за горами была Первая мировая. 

Надпись на раме картины «Апофеоз войны», сделанная рукой В. В. Верещагина:«Посвящается всем завоевателям: прошлым, настоящим и будущим». 

 

Выставка пройдет с 7 марта по 15 июня в Третьяковской галерее на Крымском валу. Билеты можно приобрести в кассах Новой Третьяковки, Третьяковской галереи в Лаврушинском переулке или онлайн.

Время работы галереи – ежедневно с 10 до 21 часа, понедельник – выходной. 

Сайт Третьяковской Галереи.

Спецпроект

Загружается, подождите ...