Сотрудница Пушкинского, редактор Arzamas и основатель «Афиши» вспоминают свои первые видеоигры
Final Fantasy VII

9 и 10 сентября в Музее Москвы пройдет независимый фестиваль видеоигр и игровой культуры PowerPlay с лекциями, турнирами, ретроиграми, выставками и множеством других полезных и веселых вещей. По этому поводу Time Out попросил семерых москвичей рассказать о своих первых видеоиграх и про то, как к их увлечению относились окружающие и что им все это дало.


Илья Осколков-Ценципер
предприниматель, основатель журнала «Афиша»
 

Первая моя компьютерная игра была, наверное, «Тетрис», потом «Диггер» какой-нибудь, потом «Марио» и пошло. Никто и никогда среди родных и близких не поддерживал моего пристрастия к игре «Цивилизация», кроме коллег по редакции «Афиши», среди которых встречались ее любители, обменивающиеся понимающе-сочувственными взглядами, как жертвы непристойной болезни. Одновременно я сам боролся с шутерами, ставившими под угрозу выход очередного номера, и с чрезмерным пристрастием к играм моего сына Матвея. Ничего из этого не вышло.



Андрей Алгоритмик
диджей, промоутер и создатель клуба Powerhouse
 

Первой игрой, на которую я потратил уйму своего детского времени, а также времени своих друзей, была Donkey Kong Country на платформе Super Nintendo. До нее были игры на Sega Mega Drive и 8-битные приставки, но от них не осталось четких воспоминаний. Культура приставок и компьютерных игр так же интересна и важна, как культура, к примеру, комиксов. Это неотъемлемая часть взросления. Сейчас я не играю в видеоигры, предпочитаю потратить это время на поиск новой музыки, но многие друзья следят за игровой индустрией и всегда не против зарубиться по свежей стрелялке.
 



Олег Коронный
шеф-редактор Arzamas
 

Сейчас сложно вспомнить самую первую игру, которую я увидел. Кажется, это были какие-то гонки на компе моего дачного друга. Точно сказать, что это было, не могу — мне тогда было года четыре. Зато я точно помню свою первую консоль — Sega Mega Drive 2 и первый картридж, который шел в комплекте с ней. На нем были два «Соника» (Sonic the Hedgehog — прим.ред.) и Dr. Robotnik's Mean Bean Machine — вариация на тему пуйо-пуйо (серия японских аркадных головоломок), но во вселенной «Соника». Любовь к японскому тетрису сохранилась на всю жизнь, а вот от «Соника» я быстро сбежал в стан нинтендобоев. Во всем виноват Game Boy и покемоны. Пожалуй, именно с игрой в Pokémon Yellow связано большинство моих самых радостных воспоминаний. А еще, конечно, первая PlayStation.
 

Фотография из личного архива Олега Коронного


Конец 90-х — славная пора в моей жизни. Каждое лето мы сидели вчетвером с друзьями на даче за одним контроллером и проходили Final Fantasy VII, Final Fantasy VIII, Silent Hill, Resident Evil 3. А еще рубились друг против друга в Twisted Metal 2 и Tekken 3. А когда нас отгоняли от телека, мы зачитывались «Великим Dраконом» (первый журнал о видеоиграх и аниме в России — прим.ред.). Тогда я решил, что вырасту и стану журналистом, буду писать про видеоигры. Ждать долго не пришлось — вскоре мы начали выпускать свой собственный журнал про игры. Написанный от руки. Так что это увлечение впустило меня в журналистику. ***** (зачем — прим. ред.) это случилось — не знаю, но вот сейчас приходится расхлебывать.

Вообще игры, как и примерно все на свете — это в первую очередь про дружбу. Это и тема для разговоров, и эмоции, яркие и бешеные, которые до сих пор переживаешь, когда играешь с друзьями в Mario Kart или проходишь вместе Zelda Triforce Heroes.



Полина Козлова
младший научный сотрудник Пушкинского музея
 

Моя самая любимая игра, наверное, как и у многих — пошаговая стратегия Heroes III. Помню как все были разочарованы выходом четвертой части, а потом более усовершенствованной пятой, которая тоже не оправдала ожидания. Третья часть «Героев» заставляла меня играть в нее часами, забывая обо всем, даже об обеде на плите (в буквальном смысле). Еще мы много играли в шутеры: Counter-Strike, Halo 2, Call of Duty, Half-Life 2. Мы даже с ребятами приходили в местный компьютерный клуб, платили почасовой тариф и играли вместе по сетке.

Для меня игры были увлечением временным и возрастным: журнал «Игромания» сменился на издания о моде разных форматов, а разговоры с мальчиками об играх — пожалуй, на разговоры о музыке. Все детство меня отправляли на хореографию и английский, поэтому времени играть было не так уж много. А еще мой папа очень увлекается военной тематикой и историей и играл со мной в «Ил-2 Штурмовик», например.



Даниил Трабун
медиадиректор «Яндекс.Дзен»
 

Моей первой игрой была Sonic the Hedgehog на «Сеге». Классная игра. Я помню, что не доходил до каких-то последних уровней, потому что «Сега» перегревалась, и только уже в сознательном возрасте я дошел до финальных уровней. Я рос на квестах-приключениях компании LucasArts, и практически все их игры были для меня очень важны.

При этом была серия квестов не LucasArts, которая сильно изменила мое отношение к играм. Это была «Кирандия» (The Legend of Kyrandia — прим.ред.). Удивительно, что это было мне интересно, потому что фэнтези я никогда особенно не любил. «Кирандия» — это некий фэнтезийный мир, в котором ты управляешь персонажем. Мне невероятно нравился юмор, который был в «Кирандии», а еще механики и история. Механика, например, была такая: ты мог играть за ведьму, которая может внутри своего котла создавать вещи, алхимия практически. Мне это очень нравилось, потому что это было необычно для квестов. Третья часть «Кирандии» была еще круче, потому что в ней ты играл за антагониста, и это был один из антагонистов из прошлых частей.

Самый запоминающийся момент в истории игр для меня связан не с какой-нибудь классической игрой, а с Shadow of Memories, в которую я играл, когда мне было, кажется, лет 14. Это японская игра, в которой ты находишься в каком-то средневековом европейском городе, каким его могут представлять японцы. В этом мире ты можешь путешествовать во времени. Там была какая-то невероятная игровая механика. Я сейчас плохо помню, но вспомню как есть. Так как ты перемещаешься во времени, там есть свои ограничения: например, ты не должен встречаться с самим собой, если ты переместился во времени назад. И для того, чтобы в какой-то момент пройти мимо себя в каком-то месте, когда ты переместился в прошлое, ты должен сначала усыпить себя, и, когда ты себя усыпил, ты можешь пройти мимо себя спящего.
 



Василина Мороз
дизайнер украшений, диджей

 

Я не могу назвать себя гиком или каким-то мощно прокачанным игроком в компьютерные игры. Я росла в классной среде, тусовалась со старшим братом, играла в «Танчики» на приставках, менялась картриджами и конечно же боялась последних уровней и встреч с «боссом». В детстве я особо много не играла, но после окончания университета стала много путешествовать и немного подсела на The Legend of Zelda на Nintendo DS. Эта игрушка сводила меня с ума, приходилось даже иногда смотреть подсказки в интернете — такая увлекательная она была. Вообще такие игры в зрелом возрасте — не только развлечение, но и пища для ума. Своего рода тренировка на реакцию и сообразительность. Иногда можно голову сломать, разгадывая ту или иную загадку. Сейчас я, конечно, уже к этой теме немного остыла (или у меня просто нет времени) и даже на моем телефоне нет ни одной игрушки, но эстетика виртуального мира, таинственных героев и 8-битных мелодий манит до сих пор.


Pixelord
музыкант
 

Первой игрой была, наверное, змейка или «стакан» на DOS, там все было черно-белое, и нужно было ловить точки. Очень хорошо помню игру Alley Cat, люблю ее за CGA-палитру. А дальше более менее осознанной игрой для меня была «Цивилизация», я строил города, называл их Новосибирсками, конечно же, потому что я там родился и жил, играл в эти игры у мамы на работе в НГУ.

Самые запоминающиеся моменты — это такие моменты полного погружения, когда ты забываешь где находишься и ощущаешь себя в мире игры. Очень запомнился финал Journey на PlayStation 4, в которой ты как бы проживаешь жизнь внутри персонажа, в поисках смысла, находишь партнера, путешествуешь с ним к светлому будущему, к сиянию на горе, и в итоге в конце тебе пишут, что тот, кто с тобой ходил по миру игры, был реальным человеком за такой же игрой у себя дома. Для меня это было потрясение, я думал это просто бот, который создан, чтобы тусоваться рядом и помогать решать головоломки, а это был реальный чел, и я никогда не узнаю кто.

В детстве мама спокойно относилась к моему увлечению играми — все в них играли, интернета не было, дети собирались друг у друга дома или ходили в игровые клубы. Мне кажется, игры отлично развивают творческие способности у детей, помогают найти свой образ и модель поведения. Я считаю, что негативного влияния вообще нет, это все глупости.
 

Подробнее о PowerPlay можно узнать на сайте фестиваля

Спецпроект

Загружается, подождите ...