Еда цвета радуги. Почему весь мир сходит по ней с ума?
Тост «Радуга» из SOS.cafe

Соцсети по всему миру взорвал новый кулинарный тренд, выступающий под хэштегом #unicorn. Time Out разбирается, за что все полюбили эту странную еду.


Все началось с My Little Pony — безобидного американского мультсериала для маленьких девочек, который внезапно оказался медиа-бомбой планетарного действия. Вселенная игрушечных единорогов — у которых не только рог во лбу, но и причудливо устроенная физиология (они питаются радугой и ею же, простите, испражняются) — вдруг вырвалась за пределы виртуального мира. Ультрамариновый nail art, психоделические свитшоты и татушки, целые радужные вечеринки «под ключ», — стали новой реальностью. Но именно в гастрономической сфере «единороговый» тренд проявился нагляднее всего.
 


Массовое безумие началось два года назад, когда фуд-стилист из Майами и хозяйка блога Vibrant & Pure Аделин Во приготовила свой первый unicorn tost — с красивыми разводами розового, зеленого и синего цветов. Она придумала добавлять в сливочный сыр пару капель свекольного сока, хлорофилл и дегидрированную чернику. И совсем скоро радужные волны не только захлестнули визуалов из инстаграма и пинтереста, но и перебрались из сетей в мир реальной еды. Очагом эпидемии был объявлен Нью-Йорк, точнее Вильямсбург, — уголок Бруклина, где проживает артистическая молодежь и прочие люди с фантазией.

В апреле 2016 года в The Washington Post вышел репортаж, написанный журналистом Роберто А. Фридманом в двухчасовой очереди в вильямсбургский The Baggle Store. Его хозяин Скотт Российо, в свое время придумавший гибрид бейгла и круассана — cragel, решил поддержать новый тренд и освоил производство «радужных» бэйглов при помощи кондитерских помадок и посыпок. Желающих урвать свой кусок радуги не смущало, что очередь в пекарню надо было занимать в шесть утра. Разве что владельцы соседних магазинчиков здоровой еды вывесили в своих витринах плакаты: «Мы не продаем радужные бэйглы и прочую ерунду. Просьба не беспокоить». Протесты местных жителей, которых достали толпы туристов, привели к тому, что The Baggle Store закрылся. Правда, всего на три дня, пока полицейские не поставили заграждения от обезумевших фанатов.
 


Лучи радуги пали в подготовленную почву. Скотт Российо оказался вовсе не единственным маэстро бейглов: в том же Бруклине свою версию rainbaw bagels предлагает сеть пекарен Bread Brothers Bagel Café, снабжая бублики разноцветным кремчизом. Похожие вести приходят из Калифорнии — тамошние кофейни Bagels & Brew делают не только полосатые бэйглы, но и чизкейки, и низкокалорийные муссы в стаканчиках, будто раскрашенные безумным маляром.

В эпоху инстаграма реальность принимает причудливые формы. Запостить яркую картинку для многих становится куда более важным занятием, чем оценить вкус еды.

Но, конечно, не только бублики и не только в Америке — во всем мире становится все больше еды, созданной в честь мифических созданий. Стоит упомянуть радужное латте из бруклинской Juice Factory’s, горячие тосты с разноцветным плавленым сыром из гонконгской сети сэндвич-баров Unicorn Melt, многослойные бисквиты с блестящей посыпкой из лос-анджелесской Sprinkles Bakery, горячий шоколад всех цветов радуги и целые стога полосатой сахарной ваты из калифорнийского кафе The Cream & Sugar. В сети появляется все больше народных умельцев и профессиональных кондитеров, готовых снабдить всех желающих тортами c витыми рожками и гривами в любой точке мира: от Нью-Йорка до Лондона, от Парижа до Гонконга. Наибольших успехов в качестве устроителя радужных вечеринок добилась лондонский кондитер Джорджия Грин из ателье Georgia’s Cakes, которая успела за один год бросить учебу в Кембридже, выступить со своими пирожными, птифурами и тортами на нескольких звездных свадьбах, обзавестись 600 тысячами инстаграм-подписчиков и дать пространное интервью британскому Vogue.
 


Читайте также

Как не надо называть рестораны

Не ждали: почему в московские рестораны возвращается мода на гламур



И, похоже, дело приобретает пугающий оборот, раз в интернет-магазинах можно заказать такие продукты, как напиток «Слезы единорога» (слабоалкогольный коктейль с крупицами разноцветной фольги) и консервы из «Мяса единорога» (последние оказались первоапрельской шуткой — в банке под брендом Radiant Farm скрывался невредимый плюшевый единорог). Шутки-шутками, но то, что к охоте на единорогов присоединился Starbucks, — верный признак пандемии. 19 апреля в сети был дан старт продаж Unicorn Frappuchino, холодного коктейля пронзительных розовых и голубых оттенков, приготовленного из взбитых сливок с пищевыми красителями и съедобными блестками. В пресс-релизе компании дважды упоминалось о том, что «рецепт был составлен при помощи магии». Правда, нас эта магия не коснулась: лимитированная серия «единорожьего фраппучино» в России не продается.
 


Unicorn Menu из SOS.cafe

 

В наших широтах нашествия единорогов пока не случилось. Но отдельные экземпляры уже добрались до московского общепита: этим летом Хатуна Колбая, с чьей подачи мы уже познакомились с золочеными бургерами и многоэтажными фрикшейками, ввела в своем SOS.cafe специальное Unicorn Menu — с блюдами, точно скроенными по лекалам сказочного мира. Сосиски с разноцветным гарниром mac & cheese соперничают в яркости с триколором моцареллы, заправленной в тосты. Кримчиз в стаканчике с домашним печеньем выдает радужные всполохи ванильного крема и блестит цветочной пыльцой. А чтобы окончательно впасть в детство, стоит попробовать горячий белый шоколад с цветным маршмеллоу, ультрамариновое мороженое в гонконгской вафле и — в довершение банкета — монументальный фрикшейк с лепестками розы и неоновыми пончиками.

Вполне возможно, совсем скоро нас будут кормить уже не радугой, а плавниками и чешуей.

Сложно предсказать, надолго ли задержатся единороги в гастрономии. Заграничным критикам эта цветомузыка уже успела порядком намозолить глаза. Так, в июне ресторанный обозреватель нью-йоркского Time Out Кристина Иззо высказалась на эту тему вполне определенно, опубликовав колонку под названием «Прекратите немедленно этот мистический тренд»: «Если я хочу съесть с утра простой тост с сыром, зачем предлагать мне нечто, выглядящее как отрыжка дракона? Эпитеты «мистический», «волшебный», «сказочный» не имеют никакого отношения к реальному вкусу блюда, а странные штуки, с помощью которых раскрашивают еду, ничего ко вкусу не добавляют. Хотите питаться радугой? Спасибо, я пас!»

Но в эпоху инстаграма реальность порой принимает причудливые формы. Запостить яркую картинку для многих становится куда более важным занятием, чем оценить вкус еды. Вряд ли кто-то будет спорить, что этот тренд, пусть и инфантильный, но на редкость фотогеничный и жизнеутверждающий. Недаром вокруг единорогов уже успела сформироваться целая индустрия побочных продуктов: западные интернет-магазины наперебой предлагают кондитерские посыпки в виде радужных блесток и звездной пыли, украшения в форме золоченых рожек для тортов и капкейков, пищевые красители неоновых оттенков и прочую атрибутику стиля.
 


Впрочем, та самая Аделин Во, которая запустила тренд unicorn food, недавно начала выкладывать в своем блоге изумрудно-синие тосты, используя для них кримчиз, смешанный с пудрой из водорослей и пищевым золотом: «Не знаю точно, как это назвать, но думаю — русалочьим тостом, чтобы поддержать традицию давать тостам имена мифических созданий». Так что, вполне возможно, совсем скоро нас будут кормить уже не радугой, а плавниками и чешуей.