Москва
Москва
Петербург
Леонид Бершидский: «Срутся все со всеми»

Леонид Бершидский: «Срутся все со всеми»

Открытия делового портала Slon.ru поклонники и противники Леонида Бершидского ждали с нетерпением: одни — чтобы порадоваться появлению независимого делового интернет-издания, другие — чтобы вступить в полемику с непримиримым журналистом и радостно констатировать, что он лажанулся.
Вы вновь оказались под прицелом. Но мнения какие-то вялые — вроде и ругать не за что, портал-то получился хорошим. Уже можно говорить об успехе?

Критики навалом. Многие ругают дизайн, который у нас намеренно несколько архаичный, и не понимают навигацию, которая у нас довольно нетрадиционная. Еще нас ругала «Молодая гвардия» за то, что мы против правильных кремлевских людей, а радио «Свобода» — за то, что мы за неправильных кремлевских людей. Еще справедливо ругают за недокрученный функционал сайта. Сейчас вовсю его доделываем. Об успехе говорить очень-очень рано. Посещаемость сайта в районе 10 000 человек в день. Продвижение еще не началось, запланировано на осень.

А «правильные» и «неправильные» — это какие? Кто-то список составил?

Ну, у них есть списки, видимо, а у нас нет. В этом и дело.

Ну и слава богу, может, поэтому вас и читать интересно! Вы вообще большой поклонник старт-апов. Но начинать новый проект в кризис — занятие сомнительное. Не было страшно?

Я всегда ужасно боюсь, когда мы что-то начинаем. Но это же не повод не начинать. У запуска в кризис свои преимущества. Все стоит дешевле. Людей легче найти. Инвесторам понятно, почему первое время зарабатывается мало денег.

О том, что будущее за интернет-изданиями, разговор ведется давно, но до сих пор ничего качественного интернет предложить не мог, если только это не интернет-версии бумажных СМИ, которые уже имеют репутацию…

В интернете до сих пор тратили мало денег на СМИ. В хороших бумажных редакциях к Сети тоже относились по остаточному принципу. Но это быстро меняется, и те, кто осмеливается тратить деньги на контент, будут в выигрыше. Ну и работать надо по-другому, конечно. Читатель в Сети иначе воспринимает текст, чем на бумаге.

А по-другому писать — это как?

По-другому писать — это коротко, разбивать тексты на короткие главки, структурировать текст так, чтобы информация поглощалась легко и быстро. Активно использовать гиперссылки, вместо того чтобы пытаться затолкать всю цифирь и все цитаты в текст.

Люди, которые знают вас, говорят, что вы всегда были поклонником бумажных СМИ. Ну как интернет может заменить кайф, который испытываешь, когда держишь в руках хороший журнал! Вы, кстати, книжки в интернете можете читать?

Я не то что поклонник, я маньяк бумажных СМИ и книг. Я не могу читать книги с экрана. А журналы я очень люблю листать, нюхать и вертеть в руках. Интернет мне этого никогда не заменит. Но бизнес-аудитория практически ушла из бумаги, а скоро совсем уйдет. Было бы непрофессионально с моей стороны и со стороны моих коллег не идти вслед за аудиторией.

Но возникает вопрос доверия к тому, что предлагает интернет. Там же 90 процентов информации — откровенная лажа. Почему, например, не нашлось ни одного журналиста, который забил бы тревогу по поводу кризиса не осенью, а на полгода раньше?

Да ладно, про будущий кризис и в интернете, и в печатных СМИ писали с 2005—2006 года. Первым начал писать про него с кровавыми деталями в интернете Нуриэль Рубини, нью-йоркский профессор. Единственное, о чем не писали, — о дате, когда рванет. Но ее никто не знал. А доверие — это функция брендов. В Рунете информационные бренды пока не построены. Ну, вот и будем постепенно это делать.

Наши-то молчали, по крайней мере, никаких практических советов о том, что делать с деньгами и т.д., я не читала.

Ну, практические советы, может, никто и не давал — эта попса всегда появляется слишком поздно. А экономического анализа было достаточно, не хватало только даты.

А вы помните, кто «подсадил» вас на интернет? Потому что даже сегодня я знаю нескольких главных редакторов печатных СМИ, которые знают, конечно, что это такое, но близко к компьютеру не подходят, чтобы голову не засорять.

Интернетом я начал пользоваться в 1993 году, незадолго до появления первого браузера — Mosaic. Пользовался через Unix-терминал: желтые буковки на черном экране. Было дело в Калифорнийском госуниверситете. Там все говорили, что это будущее. Правильно говорили. А голову засорять можно и не заходя в интернет. Посмотрел полчаса телевизор — и уже ершик нужен.

Я сама человек довольно миролюбивый и за кровавыми баталиями в Сети не очень слежу. Но понятие «медиавойны» слышала. Что это такое? Кто кого убивает?

Медиасрачи, а не медиавойны. Срутся все со всеми. Это не рынок ведь, а песочница, и в ней все ведут себя, как малые дети. Даже те, кто пытается притворяться серьезными людьми.

Я спросила, потому что вы вроде с Тимофеевским поцапались, да и с Яковлевым по поводу «Сноба». Это и есть медиавойны, или вы тоже песочницу вспомнили?

С Тимофеевским не цапались вроде… Просто не поняли друг друга, наверное. Я вообще не знал, кто он такой, пока коллеги не объяснили где-то месяц назад. А по поводу «Сноба» — я описывал, как меня позвали писать туда колонки и что из этого вышло. Мне кажется, эта организация — недоразумение, которое скоро будет устранено.

Иногда заходишь в интернет и чувствуешь, что попал в какую-то большую помойку… Ваш «Слон» в этом смысле исключение.

В печатной прессе тоже срутся, а раньше, когда она еще искала свое место в жизни, срались еще веселее. Вон, посмотрите на публицистику Пушкина — это хоть сейчас вешай в ЖЖ. Обычное дело для СМИ, мне кажется. Мы не претендуем ни на какие исключения из правил: ни одно самое солидное СМИ не чуждо скандалов. И ни один читатель тоже.

А по поводу скандалов, которым и вы не чужды, я надеюсь, у вас все-таки не будет информации ниже пояса? Или будет?

Ниже пояса — это про письки? Нет, не наш профиль.

А какие блоги на вашем портале пользуются бОльшим спросом и почему?

У нас много читают наш «Бутырка-блог» — это дневник бизнесмена, который сидит в тюрьме. Поразительный документ. Читают экономистов — профессоров РЭШ, Максима Авербуха, Максима Квашу, других умных людей. Читают просто потому, что интересные тексты, я думаю. Вряд ли есть другие причины что-то читать.

Умом понимаю, что будущее за интернетом, но не могу представить себе, что пойду в сортир с компьютером.

Я вообще-то, бывает, беру компьютер в сортир. Я и в машине, когда стою в пробке, сейчас пялюсь в экран, отвечаю в чате и все такое. Совсем недавно тоже не мог себе такого представить. И у вас скоро начнутся такие метаморфозы, если еще не начались. Вот же когда-то человек и электрический трамвай не мог себе представить.

Если вернуться к началу разговора: вы так спокойно говорите о критике в свой адрес, не пойму, как вам удалось репутацию склочника заработать?

Я знаю, когда неправ и когда меня справедливо ругают. С другой стороны, грубые наезды я не игнорирую. Глупо притворяться, что ты выше этого. И подставлять другую щеку тоже незачем, если ты не христианин. Вот так, наверное, и заработал репутацию-то.


Удачные проекты Леонида Бершидского
1. «Ведомости» и русский Forbes оказались самыми коммерчески удачными.
2. SmartMoney, Newsweek и те же «Ведомости» стали самыми любимыми — за состав команды и красоту самой задачи.
3. Slon.ru. Последний интернет-проект, будущее которого предсказать пока сложно, но задачи перед собой создатели ставят самые амбициозные.

Неудачные проекты Леонида Бершидского
1. «Капитал». Кризис 98-го года помешал сделать издание про рынок труда.
2. «Огонек». Перезапуск старейшего журнала провалился.
3. «КИТ-финанс». Двухлетний поход журналиста в банкиры был прерван кризисом.
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация